Калининградка Богдана Осипова переехала в США в начале 2000-х. Когда распался второй брак, она с двумя детьми вернулась в Россию, где родила еще одного ребенка. Чтобы решить все споры с бывшим супругом, в 2017-м Богдана вернулась в США, и ее задержали по обвинению в похищении детей. Приговор суда – 7 лет тюрьмы. Дети Богданы сейчас живут в Калининградской области с родственниками матери. Корреспондент РИА Новости Алексей Богдановский был на суде и специально для «Правмира» рассказывает, что там происходило.

На прошлой неделе в Канзасе я присутствовал на приговоре русской матери Богдане Осиповой. Она увезла от американского отца их общую дочь и еще одну девочку от него родила в России. Ей дали семь лет тюрьмы за похищение собственного ребенка и вымогательство и еще три года жизни под надзором без возможности уехать из страны. Я видел своими глазами, как бывший муж Осиповой Брайан Мобли стоял в нескольких метрах от закованной в кандалы матери своих детей и требовал дать ей максимальный срок. Я слышал интимные аудиозаписи, которые отец детей делал на протяжении долгих месяцев, — прокурор использовал эти записи, чтобы выставить Богдану насильницей над бывшим мужем-военным. Я видел и судью, который, вздохнув об участи детей, тут же назначил их матери многолетнюю разлуку с ними.

О произошедшем сложно говорить без чувства несправедливости. Но важнее то, что об истории Богданы Осиповой необходимо знать каждой женщине, которая имеет общих детей с гражданином США и допускает возможность развода в будущем.

Важно понять, что цепочка трагических ошибок Богданы, возможное непонимание американских законов и менталитета позволили ее бывшему мужу отомстить и закрыть ее в тюрьме на долгие годы.

Подавала заявления в полицию и забирала

Богдана Осипова покинула своего американского мужа Брайана Мобли в 2014 году, во время бракоразводного процесса. Она уехала в Россию с ребенком от первого брака и общей с Мобли девочкой, еще один ребенок от Мобли родился в России. Осипова заявила, что Мобли издевался над ней и бил ее. Она дважды подавала на него заявление в полицию — за насильственные сексуальные действия и избиение — но затем забирала заявления. Даже в Америке в полицию нечасто заявляют о случаях домашнего насилия. Также в большинстве случаев женщины отказываются от своих слов, прежде чем побои подтвердит врач, а юридический процесс станет необратимым. Причины могут быть в материальной зависимости от насильника, в психологической созависимости жертвы и абьюзера, в нежелании отправлять за решетку отца и кормильца, даже если он насильник. В любви и в желании простить, в конце концов.

В Америке принято очень серьезно относиться к заявлениям о насилии в семье. Если бы Богдана подкрепила свои слова должным образом, ее защитил бы американский закон, мужа не подпустили бы к ней больше, и в суде об опеке у нее было бы преимущество.

Даже в таком пуританском штате, как Канзас. Даже невзирая на то, что она иностранка из «враждебной державы», как выражается прокурор Джейсон Харт.

Дочери Богданы

Однако она не стала доказывать свои слова ни в полиции, ни на процессе при перекрестном допросе. Может быть, пожалела его. Может быть, сочла унизительным для себя отвечать на наглые вопросы физиологического свойства со стороны прокурора. Между тем ее муж не постеснялся еще до развода скрупулезно записывать на диктофон их разговоры. Смикшированные должным образом, они были использованы для того, чтобы представить Богдану избивающей мужа. Действительно, в какой-то момент слышно, как ее муж говорит: «Продолжай меня бить», а Богдана отвечает спокойным голосом: «Ты будешь плакать, бэби?» Прокурор заявил, что это доказывает, что она его систематически избивала. А на другой кассете она ругает мужа за нечто, что тот сделал во время секса, и прокурор заявил, что это доказывает, будто он ее никогда не насиловал. Слышно на пленках и то, как Богдана обзывает мужа за предполагаемую измену.

Прокурор имел низость заявить также, что ему удивительно, как это бывший военный Брайан не вскипел от таких слов и не избил Богдану до полусмерти. Между тем по приходе в полицию у нее был виден «только» синяк на руке, добавил он. Вывод — вы не можете застраховаться от того, чтобы расчетливый супруг выставил вас насильником в семье. Поэтому нужно максимально четко фиксировать любое насилие. Если вы жертва — будьте готовы это доказать.

Увезла детей и требовала денег за встречи с отцом

Вторая кардинальная ошибка Осиповой состояла в том, что она вывезла ребенка без разрешения отца после того, как тот бросил ее, беременную и с двумя детьми на руках, и подал на развод.

Это в России считается, что дети должны жить с матерью, а разведенный мужчина может быть только приходящим папой. В Америке у родителей абсолютно равные права на детей.

Даже если муж вас бьет, если он изменил и ушел от вас, если он продал ваш общий дом и все имущество, а потом женился на риелторше, как это сделал Брайан Мобли, — все это не лишает его автоматически прав на детей.

Это должен решать семейный суд. Разводясь при наличии детей, родители в Америке остаются привязаны друг к другу словно цепью. До совершеннолетия детей они вынуждены жить рядом и тесно координировать свою жизнь во всем, что касается детей. Увозить ребенка из штата, не то что из страны, без разрешения другого родителя-опекуна вы не имеете права. Поэтому семейный суд, первоначально давший Богдане равные права на опеку детей с Брайаном, затем отдал ему сто процентов опеки.

Брайан Мобли с дочерью Софией

Третья важнейшая ошибка Богданы — запальчивые высказывания, что отец увидит детей, когда начнет принимать в их жизни участие, в том числе и финансовое. Разумеется, любая женщина имеет право требовать помощи у отца своих детей. Богдана просила его платить алименты, как это его обязал сделать российский суд, платить за их школу, платить хотя бы за интернет, по которому дети постоянно общались с отцом. Но, поскольку она выдвигала это как условие встречи, Брайан превратил требования Богданы в мощное оружие против нее самой. В результате вместо максимальных трех лет за похищение собственного ребенка она получила совершенно несуразные семь лет. Да, кстати, Брайан за пять лет ничего не дал на содержание детей. Этот факт никак не был отмечен судом.

Она верила в американское правосудие

Разумеется, главной и фатальной ошибкой Осиповой было возвращение в Америку. Она знала, что Брайан добился в свое время ордера на ее арест, но знала также, что ей удалось добиться отмены ордера в Интерполе и закрытия дела федеральным прокурором в Канзасе. Она верила в американское правосудие, но не учла того, что Брайан может подать на нее заявление еще раз. И не учла, что закрытие предыдущего дела не означает правомерности ее действий при вывозе ребенка. И вот так, уехав на десять дней, она оказалась вдали от детей на десятилетие.

Была еще чудовищная история в психбольнице, где Богдану должны были освидетельствовать. Родственники и адвокат говорят, что из-за применения психотропных препаратов она находилась в невменяемом состоянии и была на грани жизни и смерти. Прокурор отмахивается от этих данных и говорит, что она симулировала психическое заболевание. Так или иначе, после произошедшего ее лечили несколько месяцев.

Пыталась ли Богдана договориться с бывшим мужем? Ответ зависит от того, чью сторону вы принимаете. Ей, похоже, предлагали свободу в обмен на приезд детей в Америку. Похоже также, что ей не следовало верить этим обещаниям — обвинений с нее никто автоматически не снял бы. В Америке нельзя «отозвать заявление», если в дело включились федеральные власти, и суд над ней продолжился бы, даже если бы о его прекращении ходатайствовал бывший муж. До суда Богдана согласилась на приезд детей в США и даже подала в российский суд просьбу разрешить это, но суд отказал (адвокаты Брайана утверждают, что не без помощи родственников Богданы, но мы точно этого не знаем). При этом мне доподлинно известно, что у Брайана и прокурора существовали планы вывезти детей через третью страну в нарушение российского закона. Сторона Брайана подозревает родственников Богданы в том, что те пытались задержать его в России за неуплату алиментов. Факт в том, что, пока Богдана сидела в тюрьме, Брайан приезжал в Россию повидаться с детьми и затем покинул страну без дальнейших претензий со стороны властей.

Последнее слово

Богдана глубоко ошиблась и в том, что вопреки предостережению адвоката выступила на процессе с последним словом, где по незнанию или же из-за эмоций нанесла самой себе тяжелый ущерб. Я видел, как Осипова плакала, стоя перед судьей в оранжевом тюремном комбинезоне с надписью «заключенный» на спине. Стальная цепь, сковывающая ее ноги, позвякивала при любом движении. В таких цепях заключенные американки прибывают в суд и отправляются по этапу. Нередко женщины рожают детей в больнице, скованные по рукам и ногам. Ничего, кроме желания причинить постоянное унижение и позор, я лично в таких порядках не вижу.

Речь Осиповой даже сам судья назвал «грамотной и связной», несмотря на ее тяжелое положение и огромный стресс. Осипова сказала, что она жертва домашнего насилия, что уехала с детьми без специального запрета суда, что хотела вернуться в Америку, но ей не позволил это сделать отказ Брайана оформить гражданство на собственного младшего ребенка. Она рассказала о том, как лишилась дома и всего имущества, которое продал Брайан. Присутствовавшая в зале Мелисса Мобли, третья жена Брайана, посмеялась в ответ на слова Осиповой, что Брайан ее «обрюхатил». За десять минут до этого Мелисса плакала от сочувствия к мужу, когда тот просил помощи в возвращении детей и одновременно просил отправить их мать в тюрьму на возможно более долгий срок.

Богдана рассказала, что никогда не требовала от бывшего мужа конкретных сумм денег, что он так или иначе ничего ей не платил. Она без нужды оправдывалась в том, в чем ее уже признали виновной присяжные. Она не просила снисхождения и прощения за преступления, как полагается делать в последнем слове. При этом она просила отпустить ее к детям, дать уже отсиженный срок в 22 месяца, хотя даже адвокат был согласен, чтобы за похищение ей дали максимальные три года.

Осипова также в сердцах сказала, что готова отказаться от американского гражданства и уехать в Россию. Это противоречило ее официальной линии — что она согласна вернуть детей, только вот Россия их не отпускает. И расплата за эти слова последовала немедленно.

Судья Эрик Мелгрен, родившийся на канзасской ферме и всю жизнь проведший в своем штате, вряд ли намеревался пощадить иностранку, похитившую детей у добропорядочного американского мужа. Но слова Богданы дали судье лишний повод обвинить ее в обмане, воспрепятствовании правосудию, нежелании возвращать детей, как ей было предписано и как она сама согласилась сделать. Судья долго говорил о том, что она живет в вымышленном мире и пытается манипулировать судом. И дал ей практически максимум того, на что был способен по рекомендациям конгресса, также обязав привезти детей в обмен на будущее условное освобождение. После приговора Брайан принимал поздравления Мелиссы, а Богдане скрутили руки за спиной и вывели из зала.

Предпочла сесть в тюрьму, лишь бы не вернуть детей в Америку

Я понимаю, что историю можно изложить в другом свете. У Брайана тоже есть сторонники. Одна из них, русскоязычная украинка и друг семьи, охарактеризовала его мне как «нормального семейного мужика» и рассказала, как они недавно провели с его семьей отличный летний вечер у бассейна. Ну а что плохого сказать про Мелиссу Мобли? Она работает и воспитывает четверых детей — двое общих с Брайаном. Выглядит позитивно. Ходит на охоту, фотографируется с убитыми оленями у себя в подвале. Готова принять еще двоих детей и даже установила для них у себя в доме кровати с именами. Мелисса собирает деньги на оплату юридических расходов Брайана: пока она собрала вдвое меньше, чем родители Богданы. Впрочем, понятно, что обе стороны буквально разорены этим судом.

Мелисса с мужем и детьми. Фото: Melissa Mobley / Facebook

Представьте, что Осипова действительно скандалила с Брайаном, толкала его, как утверждает прокурор. А он все терпел, хоть и записывал на диктофон на будущее. Представьте, что Богдана лишила его детей на пять лет, он их видел только по скайпу. Отсудила детей в России, не имея на то права, как утверждает российский адвокат Брайана. Знай российский суд о том, что параллельный бракоразводный процесс идет в США, Богдану не развели бы так легко с Брайаном. Обвинение говорит также, что она заманила Брайана на встречу в Польше, обещая показать детей, но явилась одна и потребовала денег. Представьте, что она вернулась в США, руководствуясь лишь жадностью (тоже слова прокурора). Представьте, что манипулировала судом, на словах соглашаясь вернуть детей, а на деле сделав так, чтобы это было не в ее силах (слова судьи). На компромиссы не шла, предпочла сесть в тюрьму, лишь бы не согласиться вернуть детей в Америку. Кроме того, закон есть закон, и Богдана его нарушила, причем в похищении детей добровольно признала свою вину.

Имеет ли эта версия право на существование? Возможно. Не для меня, правда. Я видел сцену в суде своими глазами. Я не могу симпатизировать мужчине и отцу, который требует от суда приговорить мать его детей к максимальному сроку, когда она и без того крайне унижена, закована в цепи, разлучена с детьми и будет отправлена в тюрьму вне зависимости от того, что он скажет. Кроме того, максимальный срок Богдане никак не поможет Брайану увидеть детей, то есть в его поведении на процессе нельзя усмотреть даже стремления к собственной выгоде.

Брайан заявил мне после суда, что никогда не будет пытаться отнять у своих детей мать и предлагает ей совместную опеку. Он умолчал о том, что у осужденной преступницы опеку можно будет отобрать в любой момент, невзирая ни на какие обещания до приезда детей. Таким образом, Брайан либо сам живет в вымышленном мире, либо откровенно лжет. Я очень рад, что был на процессе и своими глазами видел эту ложь, которая иначе могла сойти Брайану с рук.

Так что мне представляется, что Брайан Мобли задумал и хладнокровно осуществил план мести своей бывшей жене, и в результате не только он, но и мать осталась без детей, а дети — без обоих родителей.

Я также не могу обвинять Богдану Осипову в манипуляциях, даже если они имели место. Любая мать, не только русская, в ее положении боролась бы за своих детей всеми методами, дозволенными и недозволенными.

Что можно сказать о суде? Он был правосудным, но несправедливым. Приговор суда делает максимум возможного для того, чтобы ситуация никогда не разрешилась положительно ни для одной стороны, даже для Брайана.

Суд вынес за скобки абсолютно все содержание дела и оставил пустую легалистскую формальность. Результат — катастрофа для всех участников.

История эта еще не кончилась. Будет апелляция, и срок Богдане могут сократить. Но даже если Богдана капитулирует и отдаст детей Брайану, это никак не повлияет на приговор, и она все равно будет сидеть еще годы. Думаю, впрочем, что Богдана не капитулирует. Смысл ее жизни сейчас придает осознание того, что она жертвует собой ради детей, которые живут в России с тетей Богданы. Есть ли в этой жертве смысл — судить не нам, а Богдане, которая вернется в Россию, когда ее дети уже будут почти взрослыми.

Алексей Богдановский, корреспондент РИА Новости в США

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: