Главная Общество Милосердие
Сергея по пути с завода сбил пьяный полицейский. Компенсации до сих пор нет

Сергея по пути с завода сбил пьяный полицейский. Компенсации до сих пор нет

Что можно сделать, чтобы не лежать?

Сергей возвращался домой после работы на велосипеде. Его сбил пьяный сотрудник ГИБДД, который скрылся с места преступления. ДТП увидели прохожие, вызвали скорую. В больнице у Сергея диагностировали тяжелую травму шейного отдела позвоночника. Он парализован — не чувствует тело ниже груди. Сергею необходима реабилитация. Но компенсацию, положенную по суду, он не получил до сих пор.


Это произошло вечером, 26 сентября. Сергей возвращался домой со смены на заводе, когда его сбил пьяный инспектор ГИБДД. Полицейский даже не заметил велосипедиста на своем пути. А когда увидел, что сбил человека, скрылся с места преступления. Сергей остался лежать на дороге с переломанной шеей.

Сергею 48 лет. В поселке Тамала он живет всю жизнь. Когда пришел из армии, сразу устроился работать оператором на завод по производству сухого молока. В этом году стаж Сергея был бы 27 лет. 

Семейная жизнь не сложилась, но Сергей никогда не жаловался. Скромный, трудяга, он любил свою работу, огород и рыбалку. Летом помогал соседям по даче, сам разводил кур и кроликов. Ухаживал за мамой — Любови Ивановне 68 лет. Он хорошо жил, спокойно и просто.

До аварии

«Я был в сознании и чувствовал, как отмирают ноги»

Тот несчастный день Сергей до сих пор вспоминает со слезами. Он плачет и по своей немощи, и по утраченной жизни. Он рассказывает, как закончил смену, вышел с работы и поехал домой на велосипеде: 

— У нас одна главная дорога, тротуаров нет. Я ехал по своей стороне, по правилам. Прошло минут пять-десять, как я отъехал от завода, когда меня сшибла машина. Потом окажется, что это был наш местный инспектор ГИБДД в нетрезвом состоянии.

Сергей говорит, что полицейский, сбивший его, даже не остановился, поехал дальше.

Скорую вызвали свидетели. «Я был в сознании, чувствовал, что болит шея и еще — как отмирают ноги».

Сергея погрузили в машину скорой помощи, повезли в местную больницу. Он был в состоянии шока, но сразу попросил медсестру набрать на телефоне номер мамы. «Не беспокойся, все будет хорошо», — сказал он в трубку. Остальное — и про аварию, и про перелом шеи — маме расскажет уже медсестра.

Когда стало ясно, что травма Сергея серьезная — перелом шейного отдела позвоночника, — врачи скорой сначала отвезли его в больницу за 70 километров от поселка. А после и вовсе решили везти в Пензу. Краем уха Сергей слышал, как врачи совещались: «Мы здесь ничего не сможем сделать, нужна операция». До Пензы Сергея везли еще 100 с лишним километров. «Я плохо помню этот путь, мне было очень плохо», — говорит он.

Ни один реабилитационный центр пациента с пролежнями не брал

В Пензенской областной больнице Сергею сделали операцию, вставили пластину, соединив сломанные шейные позвонки. Но Сергей остался парализован — ничего не чувствовал ниже груди.

Сергей в больнице

Месяц в реанимации, две недели в отделении. Маму Сергей видел изредка и мельком. В реанимацию не пускали дольше, чем на пять минут. Самое страшное последствие больницы, по словам Сергея, — огромные пролежни на икрах, пятках ног и копчике:

— Так как я не чувствовал свое тело и не мог говорить — в горле стояла трахеостомическая трубка, — я не знал, насколько все ужасно.

А когда выписали в родной поселок, оказалось, что пролежни уже черные. В тот, что на спине, рука могла влезть аж до позвоночника, в те, что на ногах, помещалась ладонь.

Спас Сергея местный поселковый доктор. Взялся лечить пролежни, приходил к Сергею домой, ухаживал, смазывал, искал средства и лекарства. «Я так ему благодарен», — говорит Сергей.

Сергею нужна реабилитация

Выписывая Сергея из больницы, врачи сказали: «Лечения нет, мы сделали все, что могли, теперь ищите реабилитационный центр». Но ни один реабилитационный центр, положенный по ОМС, пациента с пролежнями не брал. Сергей говорит, что сегодня пролежни на ногах практически затянулись, но на копчике рана еще довольно большая.

Следователь наложил арест на машину, но она исчезла

Того сотрудника полиции поймали и судили — слишком явным было преступление, да и свидетелей много. «Его приговорили к 3,5 годам колонии-поселения, — говорит Сергей. — Я знаю, что он отбывает срок где-то в Республике Коми».

— А компенсация? — спрашиваю я.

И Сергей пожимает плечами:

— Уже год я ругаюсь с приставами, но они не сделали ничего. Суд присудил выплатить мне 800 тысяч рублей. Следователь даже наложил арест на машину виновного полицейского, чтобы после приговора ее продали и мне отдали деньги или часть денег. Но суд прошел, а машина исчезла.

— Как исчезла?

— Потерялась. Спрашиваю приставов, говорят: «Мы ищем». Одни обещания и больше ничего.

Единственная надежда Сергея — платная реабилитация — невозможна, денег нет. Они с мамой живут на мамину пенсию и пособие Сергея по инвалидности. Сергей практически постоянно лежит, мама пытается за ним ухаживать.

На реабилитации

«Раньше я все мог, — говорит Сергей. — А теперь хочу научиться садиться в кресло, обслуживать себя. Все что угодно, только не лежать».

Его голос дрожит, и он замолкает. Не хочет, чтоб было слышно, как ему тяжело. Раньше он все мог, теперь мы можем помочь Сергею.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.