«Сиди смирно, ты нормальный вообще или нет?» – почему мы орем на детей, когда чужим что-то не нравится

Почему наша система воспитания допускает грубое обращение с детьми, надо ли все разрешать, чтобы быть хорошим родителем, и что сказать окружающим, если они делают вам замечания рассказывает Людмила Петрановская.

Бегу мимо Пушкинского музея на встречу. У светофора замечаю женщину, которая резко дергает ребенка за руку. Она делает это снова и снова. Громко кричит: “Да как ты посмел нажать эту кнопку! Я тебя спрашиваю?! Кто позволил тебе это сделать?” Судя по всему, мальчик лет восьми нажал кнопку светофора на пешеходном переходе. Нажать-то нажал, но переходить не собирался. Оттого мать и орала на восьмилетку благим матом.

Кто-то ускорял шаг, кто-то недоуменно и осуждающе оборачивался, кто-то притормаживал у этой парочки, пытаясь разобрать слова. Суть ее негодования сводилась к тому, что из-за “тебя, нахала, автомобилисты остановились. Поди, люди на работу спешат”. Ребенок недоуменно смотрел и шептал: “Я случайно, случайно я. Не хотел. Так получилось”.

Если все разрешают значит, боятся

Недавно в театре во время детского представления застала сцену. Только погасили свет и поднялся занавес, как отец протянул ребенку шоколадку и начал открывать банку с кока-колой. Почему так происходит? Одни орут на детей за невинную шалость, другие потакают любым прихотям. Одни прочли умные книжки про теорию привязанностей и отношение к ребенку как к ценности, другие такую литературу проигнорировали?

– Ваш пример вовсе не про теорию привязанностей. Эта теория ни в одном месте не говорит о том, что ребенку надо все разрешать. Она говорит про то, что надо отвечать на потребности ребенка. Согласитесь, вряд ли у него есть реальная потребность хрустеть шоколадкой во время спектакля, если, конечно, ему не грозит прямо сейчас свалиться в диабетическую кому.

Теория привязанностей про то, что родитель обещает ребенку любовь, защиту и заботу, а не угождение желаниям, лишь бы не было капризов. Теория привязанности вообще не очень обсуждает вопросы дисциплины. Если у ребенка с родителем хорошая привязанность, то он склонен слушаться родителя по умолчанию, считая хорошим, правильным все то, что правильным и хорошим считает родитель. У ребенка должны быть очень веские причины, чтобы не послушаться и настаивать на своем. Может быть, родитель не понял или не счел важной его потребность.

Если говорить про людей, которые все разрешают своим детям, а надо признать, что сейчас это часто встречается, то они просто боятся запрещать. Как правило, в опыте таких людей запрет всегда сопровождался угрозами и обидами. То есть они не могут, не умеют запретить доброжелательно, не сердясь, не портя отношения. Они сами никогда не слышали и не знали запретов в доброжелательной форме, из спокойного взрослого состояния.

Фото: gettyimages

И в вашем предыдущем примере проблема не в том, что мама запретила баловаться со светофором, а в том, что она приплела моральные обвинения, угрозы и оценки к ситуации, когда ребенок просто не знал и не подумал. Достаточно было объяснить, как это устроено и почему нельзя нажимать «просто так».

“Злые родители ничего не разрешают – добрые родители все позволяют” это логика пятилетнего ребенка. Взрослые люди понимают, что такое противопоставление неверно. Родители, которые ВСЕ разрешают – совсем не добрые, скорее пофигисты. Родители, которые что-то запрещают, напротив, не обязательно злы и не любят ребенка. Их строгость может быть связана с объективной необходимостью обеспечить ребенку безопасность и развитие.

Но внутри каждого из нас живет “пятилетний ребенок”, который до сих пор обижен на свою маму за то, что она когда-то делала, что-то строго говорила, наказывала, обещала и не выполняла. И часто именно из этого состояния мы начинаем взаимодействовать с собственным ребенком.

Для нас это сцепленные вещи: “Чтобы запретить что-то, я должна быть злой мамой, но я люблю ребенка и поэтому не буду ничего запрещать, дам шоколадку. А все, кому не нравится – они просто сами злые и пусть не лезут ко мне со своими претензиями, мол, я им мешаю спектакль смотреть”.

Согласитесь, это нездоровая ситуация.

– Соглашусь. Но невозможно добиться изменений одним легким и изящным движением руки. Люди постепенно учатся быть взрослыми родителями. Слава Богу, уже редко стали детей прилюдно бить и оскорблять, что раньше нередко бывало.

Фото: Unsplash

Как быть добрым родителем и чтобы вашего ребенка не видели и не слышали

Воспитание в России заметно отличается от системы воспитания в Европе. Есть ли у вас понимание, почему так происходит?

– Во-первых, нет никакой «системы воспитания в Европе». В разных странах, культурах, социальных слоях растят детей очень по-разному, и мы на самом деле не так много об этом знаем.

Другой вопрос – что планка социально одобряемого поведения детей действительно стоит у нас в слишком жестком месте. Если мы посмотрим на то, как ведут себя дети в других странах (не только европейских, кстати), мы часто увидим более раскрепощенное поведение, которое никто не сочтет возмутительным.

Если ребенок носится по ресторану между столиками, официанты не станут смотреть на него с выражением “как он смеет мешать носить подносы”. Напротив, ему подыграют. Кто-то пощекочет, кто-то пошутит, кто-то покажет, как в блендере мельчат лед. Таким образом активного ребенка, которому по понятным причинам скучно сидеть на месте, пока родители трындят четвертый час подряд, немного развлекут окружающие. Окружающие выступят как поддерживающие взрослые. Это и есть форма взаимовыручки и социального участия. Тем самым эти люди разгружают родителей, и те могут посидеть, отдохнуть, снять напряжение, пока кто-то немножко «возьмет на себя» ребенка.

Самое удивительное, что это не требует от окружающих особенных усилий. Соответственно, никто не станет демонстративно и презрительно отодвигать ребенка, как грязную тряпку, которую родители должны немедленно убрать с глаз долой, потому что стыдно иметь такого отпрыска. Другая точка нормы. Это нормально, что ребенок немного побегал, пошумел или даже полежал в проходе. А в сочетании с той самой поддержкой от окружающих не так уж он и мешает всем. Ребенок, который отчаянно плачет после родительского шипения: «Сиди смирно, ты нормальный вообще или нет?» или шлепка, точно помешал бы больше.

Фото: Depositphotos

Почему же у нас воспитательная планка так жестко задана?

– У нас вообще люди исторически очень уязвимы перед давлением окружающих. Боятся оказаться виноватыми, «не такими». Здесь и деревенское общинное прошлое, и опыт беззащитности перед «общественностью» советских времен.

Имеет значение и состояние людей. Внутренний ресурс человека очень серьезно влияет на наше отношение к действительности, на то, как она будет окрашена.

Представьте себя теплым южным вечером. Вы общаетесь в приятной компании, расслаблены, вам хорошо. Рядом бегает чей-то малыш. Да, может быть, даже вопит радостно, шумит. Пробегает мимо вас, а вы шутите в ответ или даже играете с ним немного. Бумажный самолетик из салфетки сделали, кораблик. Если вы расслаблены, то не воспринимаете этого неугомонного шалуна как вторжение.

Но вот вам другая ситуация. Все, и вы в том числе, напряженные, уставшие, в постоянном стрессе. Час-другой посидеть в кафе с друзьями – это редкая и вырванная из жизни минута отдыха. Естественно, трехлетку, который как заведенный бегает по ресторану кругами, ползает под столами, заглядывает вам в тарелку, вы воспримете как захватчика, как того, кто отнимает у вас единственный за месяц, а то и за полгода, вечер. Вечер, который вы добыли, вырвали зубами у повседневной суеты.

Повсеместно встречающаяся попытка утихомирить детей гаджетами проистекает отсюда же. Родители по себе знают, что шебутное поведение ребенка невыносимо, а окружающие не скрывают своего желания, чтобы ребенок куда-нибудь делся прямо сейчас. Если при этом родитель не готов надавать по попе прилюдно, чтобы малыш затих от страха, что остается? Остается поставить “Свинку Пеппу” на телефоне, найдя тем самым компромисс между “не быть жестоким родителем” и желанием окружающих, “чтобы вашего ребенка здесь не было видно и слышно”.

Если кто-то недоволен попросите его помочь

С этим что-то можно сделать? Или все решения принимаются лишь на личном уровне? “Да, это мой ребенок и он будет лежать на полу!”

– Конечно, ситуация должна меняться со всех сторон: и со стороны окружающих, и со стороны родителей. Родителям важно понимать потребности ребенка, находиться с ним в эмоциональной связи. Пока куда чаще родители впадают в панику. Проблемы всегда начинаются в момент, когда кто-то делает замечание или демонстрирует недовольство. Мама либо проваливается в вину и начинает суетливо «упаковывать» своего ребенка, прикрикивая на него, угрожая, ублажая или торгуясь с ним. Либо включает “я же мать” и начинает хамски огрызаться, ставить окружающих на место. И то, и другое дела не улучшает.

Фото: papamamaja.ru

Так что же надо делать? Куда двигаться?

– Например, попросить помочь того, кто недоволен. Если ты идешь по улице, у тебя сумка в одной руке, коляска со спящим младенцем в другой, а еще рядом идет трехлетка и орет. Или не идет, а лег на асфальт.

Кто-то недоволен? Попросите помочь, до подъезда сумки донести, дверь подержать. Поверьте, у человека сразу пропадет желание вас учить жить.

Мамам нужно уметь иной раз пошутить, иной раз поставить границы без хамства: “Спасибо, я вас услышала, но у нас такие правила”. А когда-то можно позволить и постороннему дисциплинировать вашего ребенка в нормальных рамках: “Пожалуйста, скажите ему сами, что он вам мешает”. Пусть человек скажет вежливо, для ребенка это будет звучать весомо.

Вообще, разные могут быть варианты поведения, реакции, реплики, если они исходят из взрослого ресурсного состояния. Решение – это не про то, кто во всем виноват, а про то, как всем вместе найти выход из неприятной ситуации.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Почему автоинспекции некогда ловить нарушителей, а агрессивные водители боятся психиатров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: