«Сидим
Фото: freepik.com
Фото: freepik.com
«Мы делаем уроки со слезами», «он ничего без меня не может», «нам слишком много задают» — это пишут в родительские чаты родители первоклассников. Нейропсихолог Анна Высоцкая рассказывает, что делать, если «домашка» превратилась в кошмар.

Анна Высоцкая

Дети разные, а «домашка» на всех одна

С первых дней в школе учитель говорит, что надо делать уроки с ребенком, иначе мы ничего не успеем по программе. Что делать с этим?

— В большинстве государственных школ отбор в первый класс отсутствует — мы не ранжируем детей по уровню подготовки. Получается, что 30 человек попадают в один класс. И нагрузка, которая ложится на ребенка, те требования, которые к нему предъявляются, не всегда находятся в его зоне ближайшего развития, а значит и роста.

Для кого-то программа — это уже пройденный этап. Ребенок все это умеет и знает, делал задолго до школы. А для кого-то все сложно и непонятно. Первоклассник не понимает объяснения учителя на уроках и, соответственно, не может самостоятельно справиться с домашней работой, отстает. Еще есть некий процент детей, которые успевают следить за логикой изложения материала учителем, за темпом класса и потом способны все это закреплять самостоятельно дома. Но это далеко не весь класс. А домашняя работа у всех одна. 

В чем смысл самостоятельных упражнений? Попробовать сделать без помощи то, что ты делал с сопровождением в классе.

Натренировать некий навык. Но все дети разные. Кто-то вообще ничего не понял за урок, у кого-то этот навык давно натренирован. Поэтому получается, что лишь для небольшого процента детей домашняя работа является тем самым необходимым тренингом. Для других же она либо лишена смысла, либо находится за пределами реальных возможностей.

Мне кажется, тут вопрос не в том, сидеть или не сидеть с ребенком за уроками. А в том, чтобы понять, кто твой ребенок. Понятно ли для него все, что происходит в школе? Может он с этим справиться самостоятельно? Имеет смысл задать себе вопрос — какие навыки требуют тренировки и особого времени на их автоматизацию конкретно у вашего ребенка?

— Какой должна быть домашняя работа? 

— В идеальном мире каждый ребенок должен получать то задание, которое нужно ему, чтобы потренировать тот или иной навык. Кто-то лишний раз закрепит умножение, а кому-то это не надо, ему нужно потренироваться в письме. Но в условиях наличия 33–35 человек в классе это невозможно. Мы получаем вот эту «домашку» — одну для всех. 

Я предлагаю руководствоваться простым правилом. Ребенок способен справляться с домашней работой, если он может понять инструкцию, разобраться в ней и самостоятельно выполнить задание, возможно, с ошибками. Пусть на три. Если он сделает ее, хоть и неидеально, самостоятельно все оформит и запишет, то у него сформирован нужный навык. Если он есть, то не требуется вот это бесконечное сидение за уроками.

Зачем родители до ночи сидят за уроками

— Хорошие оценки — личное достижение родителей? 

— Зачастую родители сидят рядом с ребенком, когда он делает уроки, потому что хотят все держать под контролем. Переживают — если сдаст некачественно выполненное задание, то получит плохую отметку. А она скажется на среднем балле. Для многих родителей средний балл имеет значение.

Взрослые ассоциируют учебный процесс с зоной своей ответственности. Ошибки воспринимают как какую-то личную неудачу. Или, наоборот, успехи ребенка в учебе считают собственным достижением. 

Поэтому зачастую это сидение за уроками не требуется. Оно продиктовано желанием родителей сделать все задания максимально качественно, чтобы не к чему было придраться.

Не каждый ребенок может все сделать идеально. Получается, что сам он может потратить на выполнение «домашки» 20 минут и сделать на «3». А может выполнить ее с мамой, которая исправит ошибки, потребует переписать, результат станет лучше — «4» или «5», но потратить на это придется 1 час 20 минут. Родителю надо разобраться, какой результат на выходе нужен, а главное кому — родителю, ребенку или учителю? 

Есть категория учителей, которые очень болезненно относятся к некачественно выполненным домашним работам. Педагог дает обратную связь в негативном ключе родителям. «Почему так плохо выполнена домашняя работа?» — пишет он родителю и просит «проконтролировать». 

В данном случае мы имеем дело с подменой целей. Наша задача, чтобы ребенок в итоге научился работать самостоятельно. Это — навык. А в данном случае цель — получить красиво заполненную тетрадь, потешить собственное родительское самолюбие. Какими это слезами было омыто, кто бегал за ребенком по квартире с ремнем — это уже неважно. 

Чем родители могут помочь?

— Если мы говорим про ребенка из «началки», важно понять, что он еще не обладает навыком планирования времени. Многие родители ждут, что когда дети идут в первый класс, они вдруг — раз! — и мгновенно становятся школьниками. Еще вчера они не умели планировать время, а пошли в школу и разом научились. 

В чем это выражается? Приходит ребенок из школы. Он хочет поиграть. В игрушки или планшет. Он говорит: «Мне надо отдохнуть». Мама кричит из кухни: «Когда ты сделаешь уроки?» Ребенок же времени не ощущает, он вырвался из школы. Он максимально оттягивает этот момент начала выполнения домашнего задания. 

Родитель считает, что ребенок может вспомнить, что уже пора. Вечером мама пришла с работы и увидела, что ничего не сделано. Или была дома и поняла, что скоро спать, а ничего не готово. И она садится с ребенком делать домашнюю работу. Вечером внимание непродуктивно, ребенок уже ничего не хочет делать. Начинаются эмоции и словесные баталии.

«А ты уже сделал уроки?»

— Как научить детей планировать свое время?

— Следует составлять расписание не только кружков и секций, но и запланировать время, когда ребенок будет выполнять домашнюю работу. Иначе после школы у ребенка 2–3 кружка, «домашку» некуда втиснуть, и она сваливается на вечер. 

Хорошо, если есть некий ритм. Родитель не ждет, пока ребенок вспомнит: он знает, что в понедельник в 16:00 — самоподготовка (и никак иначе). Мама где-то рядом, в теории готова помочь — прочитать задание, проверить его.  

Есть определенные нормативы, которые рекомендованы для учителей — сколько должна занимать у ребенка домашняя работа — 15-20 минут максимум. 

Домашняя работа для первоклассников вообще носит рекомендательный характер. И нам важно, чтобы ребенок понимал, что «домашка» не безгранична, она не растягивается во времени. Если ребенок сталкивается с безграничным и мучительным выполнением домашней работы, он сам не может спланировать время, легко отвлекается на игру. Для этого нужна родительская помощь: следить за расписанием, за выполнением ребенком домашней работы в строго отведенное для этого время.

Проблема — родители работают или заняты. И, тем не менее, в 1-м или даже 2-м классе от них требуется большая включенность. Сегодняшняя начальная школа так устроена, что отпустить ребенка в самостоятельное плавание зачастую невозможно. При той нагрузке, какая ложится на учителя, половина времени в классе уходит на дисциплинарные вопросы. Дети не успевают ничего проработать. И очень часто материал оказывается не усвоен. И без родительской поддержки и самостоятельной проработки материала продвижение затруднено.

Я не говорю про детей, которые опережают школьную программу, учатся «из воздуха» или «едут на старых дрожжах». Это свободно читающие дети, пишущие, изучающие языки до школы. Они пришли, отчитались, ушли. То есть для них «домашка» носит формальный характер, она им не нужна. 

Но если брать среднестатистического ребенка, для которого школьный материал новый, ему действительно необходим момент самостоятельных усилий. Чем раньше родитель поймет это и отнесется к этому по-менеджерски, тем всем будет легче. По сути, тема «домашки» требует прежде всего грамотного управления. 

Если помогать с домашним заданием, то как?

— В какой момент надо включаться родителю?

— Часто родители начинают терзать себя иллюзорными ожиданиями — «ребенок учится, это его дело, я не лезу». Я считаю, что контроль, даже в какой-то неявной форме, должен присутствовать. 

Формы контроля могут быть разные. Наша задача — обучить ребенка и подготовке рабочего места, и планированию очередности выполнения заданий (расстановка приоритетов), и самопроверке. Также важно объяснить, какой результат на выходе мы считаем достаточно хорошим в том или ином виде самостоятельной работы.

Вначале, возможно, вы действительно сидите рядом, комментируете какие-то моменты. В дальнейшем ограничиваетесь тем, что просматриваете с ребенком, что задано, и он проверяет, что ничего не забыл. 

Но вы при этом не вычитываете всю работу, доверяете учителю, что он проверит.

Если же вы видите, что домашние работы оцениваются низко, вы можете сесть с ребенком и посмотреть, в чем проблема. Понять — за что снижают: за оформление, за то, что много регуляторных ошибок (это когда ребенок не контролирует, что он делает, — не включает контроль и проверку).

Если мы видим, что ребенок пока не справляется, уделяем особое внимание развитию навыка самопроверки. К сожалению, школа этому не учит. Ребенок сделал работу, вы говорите: «А теперь мы ее проверяем». Что это значит? Просто просмотреть глазами? Нет. Надо искать какие-то определенные места, в которых чаще всего совершаются ошибки. Например, надо посмотреть — а действительно ли мы начинаем каждое предложение с заглавной буквы? Действительно ли мы ставим точки в конце предложения? Нет ли у нас пропущенных букв в словах? 

Понятно, что в 1–2-м классе объем проверки невелик и ребенок сможет с этим справиться. Порой мы даже делаем работу в черновике, если видим, что ребенок без черновика работать категорически не может. 

По сути, можно, конечно, отпускать, но желательно тот объем работы, который учитель дает на еженедельной основе, подвергать какому-то анализу. Хороший педагог прокомментирует свои исправления, а также укажет, чего он ждет от ребенка. Ваша задача объяснить это сыну или дочери на его языке, чтобы он смог это понять. 

Если все идет неплохо, контроля становится меньше. И ребенок свои тройки, четверки, пятерки получает. Если мы видим, что объяснили, отпустили и опять не работает, то, возможно, мы рано это сделали. И нужны не недели, а месяцы работы, прежде чем полностью самоустраниться. 

— Надо ли помогать, если ребенок делает все медленно?

— Есть дети заторможенные, они сами от этого устают. На то, что один сделает за 10 минут, другому понадобится час. Я не считаю, что такого ребенка надо торопить. 

К тому же стоит отличать выраженно сниженный темп деятельности от обстоятельности. Одному надо все тщательно проверить, красиво расчертить и оформить, ему так комфортнее. Другому трудно сосредоточиться и держать ритм. 

Тут нужен регламент, проговаривать — что сейчас делать, что потом, нужна ли помощь.

Такую помощь только приветствую.

В начале, когда мы еще не знаем, как ребенок будет с этим справляться — надо наблюдать. Надо понять, какой ученик ваш ребенок, в какой поддержке он нуждается. Не надо идти в школу с установкой «я буду контролировать» или «я не буду помогать». 

Мы должны наблюдать и где-то корректировать свое отношение к процессу. 

Современная школа так устроена, что требует результатов на выходе. Учителя очень переживают, как дети проходят независимые диагностики. По большому счету учитель ждет родительской вовлеченности. 

Для кого-то пятерка — это квантовый скачок

— Как принять неуспех своего ребенка?

— Мы живем в плену отметок. Для нас «5» — это хорошо, «3» — это плохо. Ребенок видит, что мама расстраивается из-за троек, радуется из-за пятерок, и начинает относиться к отметкам соответственно. Если он не вылезает из троек, то в какой-то момент ему это становится безразлично. Он понимает: что бы ни делал — результат чуть выше «неудовлетворительно». И теряет интерес. 

У нас пятибалльная система оценок — она ничего не говорит о том прогрессе, который ребенок проделал относительно самого себя. К тому же дети приходят с разным стартовым уровнем, а оценивают их по единым критериям. Для кого-то пятерка — шаг назад, а другой должен сделать квантовый скачок, чтобы его работа соответствовала нормативам. А система этого не учитывает. 

Ребенка мы сравниваем с ним вчерашним, надо обращать внимание на то, «как было» — «как стало». Можно банально хранить тетради, фотографировать диктанты — завести специальную папку на компьютере. И смотреть прогресс. Мы не можем показать первокласснику, как он будет писать в девятом классе, но можем показать, как писал месяц тому назад. 

Стоит принять, что у каждого ребенка есть свои особенности восприятия, а порой объективные трудности, связанные с переработкой информации, которые мешают быстро усваивать учебный материал. Это не значит, что с ребенком что-то не так, что он не поступит в хорошую школу или вуз. Это говорит лишь о том, что здесь и сейчас тот объем и темп прохождения материала может не соответствовать его возможностям. И его тройка может быть реальным достижением, которым нужно гордиться.

Родитель в какой-то своей ипостаси должен быть немного тьютором. Но многие к этому не готовы, у них у самих внутренний ребенок находится в тревоге. Переживает из-за отметок и раздражается. 

В родительском чате 100 сообщений о «домашке»

— Как вы относитесь к родительским чатам, там часто обсуждение на 100 постов на тему «а что задано»? 

— Как мама троих школьников уже старшего возраста, я могу сказать, что ставила все родительские чаты на бесшумный режим — экономила нервы. 

Я считаю, что родительские чаты зло, в них мало конструктива, они множат неврозы.

Если учитель создает чат, а лучше канал, и сам кидает туда задания, то это может быть полезно, но в таком чате не должно быть никаких обсуждений.

А чисто родительские чаты регламентом школы должны быть запрещены, и в некоторых частных школах все так и устроено. Я чаты никогда не читала и не потеряла никакой важной информации. В них часто довольно токсичная обстановка, не способствующая прозрачной коммуникации.  

— А если в чате вечером пишут, что шишки нужно на урок технологии завтра, а ребенок забыл?

— Значит, ребенок придет без шишек.

История про шишки — классический пример. Моя позиция здесь — всему, чему ребенка можно не учить, лучше не учить. Какие-то вещи усваиваются только через собственный опыт. Вы должны научить ребенка собирать портфель, одеваться самостоятельно, вовремя грязное белье класть в стирку, не забывать дневник, помнить, что важно. 

К сожалению, сами учителя часто не способствуют развитию самостоятельности у ребенка: выкладывают задания исключительно в электронный дневник, а порой — в чат. Если учитель после урока написал на доске все, что должно быть сделано, этого более чем достаточно.

Я помню, сын как-то не принес в школу пенал или дневник, а я помогала собирать ему портфель. Он пришел и накричал на меня — сказал: «Мама, на меня ругались, потому что ты не положила дневник в портфель». И я тогда спросила себя: «Что я делаю? Ребенок свою ошибку воспринимает как мою». 

С этого момента я начала активно передавать ему самостоятельность. Я считаю, этот опыт пошел ему на пользу. Хотя, если быть честной, на это ушли месяцы забытых учебников, дневников, пеналов и даже самих портфелей.

Фото: freepik.com

Ваш вопрос лучшим специалистам об образовании и воспитании детей

    Помогите Правмиру
    Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.
    Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!
    Помогите нам быть вместе!
    Лучшие материалы
    Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
    Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.