Главная Общество Медицина
“Сидят люди дома, кашляют кровью”
24 марта, во Всемирный день борьбы с туберкулезом российские чиновники будут рассказывать о лечении и профилактике болезни. А в городе Сарапуле врачи и их пациенты продолжат борьбу с неоправданной оптимизацией. Как выживает маленький российский город, где год назад закрыли стационар туберкулезного диспансера, рассказывает Анастасия Сенникова.

“Сидят люди дома, кашляют кровью”

Как больные туберкулезом за 100 километров лечиться не ездят
Фото: Максим Дондюк / maximdondyuk.com
24 марта, во Всемирный день борьбы с туберкулезом российские чиновники будут рассказывать о лечении и профилактике болезни. А в городе Сарапуле врачи и их пациенты продолжат борьбу с неоправданной оптимизацией. Как выживает маленький российский город, где год назад закрыли стационар туберкулезного диспансера, рассказывает Анастасия Сенникова.

С открытой формой туберкулеза – 100 км на автобусе

В марте прошлого года в Сарапуле «приостановил работу» туберкулезный стационар, который обслуживал город и четыре сельских района. Медики потеряли работу, больные остались без помощи.

На лечение пациентам с открытой формой туберкулеза надо ехать в республиканский центр, где из-за нагрузки их не всегда готовы принять. Специальный транспорт нужно «выбивать», либо добираться до Ижевска своим ходом: в автобусах или попутных машинах…

Здание Сарапульского противотуберкулезного диспансера построено в конце 1960-х годов. Оно не новое, но крепкое, как утверждают медики. До 2014-го диспансер был муниципальным учреждением, затем его передали республиканским властям. Незадолго до этого на соседнем участке появился коттедж – землю выделили под частную застройку. В городе поползли слухи о скором закрытии диспансера.

Здание тубдиспансера. Фото: «ДЕНЬ.org»

Здание тубдиспансера. Фото: «ДЕНЬ.org»

– В 2014 году начались проверки Роспотребнадзора Удмуртии, – рассказывает фтизиатр Елена Н. – Нашли трещины, зафиксировали отслоение штукатурки и краски, заявили, что у региона нет средств на ремонт. В июле 2016 года сообщали о выделении 20 миллионов рублей из бюджета республики, но ремонта не было. В итоге стационар закрыли.

Пациентов, нуждающихся в стационарном лечении, направляют в Ижевскую и Чуровскую больницы. До первой 70 километров, до второй – 110.

В республиканской больнице – нарушения санитарного законодательства, в палатах лежат по 10 человек.

Чуровская больница рассчитана на 75 коек и находится в деревянном здании, санитарное состояние тоже не соответствует стандартам. Иногородних пациентов с лекарствами «отпускают» домой.

Специальный транспорт для поездки в больницу выделяют только тяжелым больным, которые уже не могут ходить.

– Таких нужно госпитализировать, – объясняет врач Галина М. – У нас же, как везде на периферии, то машин нет, то бензина, то средств. Больным приходится перемещаться самостоятельно. А запас препаратов в больнице для лечения устойчивого туберкулеза недостаточный, на весь курс и на всех больных не хватает.

Чиновники отчитываются: заболеваемость в регионе падает, но она падает за счет того, что изменилась структура выявляемости, перестали выявляться больные с профилактических осмотров. Кто приходит с жалобами, того и лечат, а это уже распространенные формы.

«Вы ее не пускайте, она вас заразит»

Ирина Т. – молодая женщина, заболела туберкулезом в 22 года.

– Заболела сразу после родов. Шла по городу с коляской. Лето, жара, солнце. А у меня слабость, валюсь с ног, – вспоминает Ирина. – Дома померила температуру – 39. Вызвали врача. «Не волнуйтесь, вы, наверное, простыли». Время идет – температура не падает. Положили в больницу с пневмонией. А у меня был туберкулез в корне левого легкого, его за тенью сердца на снимке не видно. Там, в больнице, все обнаружилось.

Когда я поступила в диспансер, моему ребенку было 2 месяца. Спасибо, что муж не растерялся, поддержал. Считала, что увижу в палате бомжей, алкоголиков, а там молодые ребята, среди пациентов немало студентов, медиков.

Мы, когда я заболела, хотели сначала от всех скрыть диагноз. Потому что люди, сталкиваясь с этим, меняются. Рушатся отношения с родными.

У меня был родственник, который ходил к моим близким и говорил: «Вы ее не пускайте, у нее открытая форма. Она вас заразит».

Многие не справляются: устают принимать таблетки. Как только начинаешь их пить – появляется сонливость, сознание путается, возникают побочные явления. Потому и нужны диспансер, медицинский контроль.

Больные запускают себя. Раньше они получали лечение, а сейчас нет. С температурой, одышкой, слабостью ты должен добираться до больницы 100 километров. Причем на общественном транспорте. Больные раздражаются, ругаются, потом сдаются и отказываются лечиться.

С нами в Сарапульском тубдиспансере работали профессионалы, относились к нам как к близким. Теперь стационара нет, препаратов не хватает, хроников посылают в Чур или, когда нет коек, домой. Сидит человек дома, харкает кровью… Когда плохо, звонят друг другу, помогают советом.

О ситуации замминистра не доложили

О том, что происходит в Сарапуле, знают и в республиканском Минздраве, и в федеральном. И, как говорят чиновники, реагируют – обещают построить в городе новый диспансер. Однако когда это случится, неизвестно.

Фото: andrey-konoval.livejournal.com

Фото: andrey-konoval.livejournal.com

«Мы предусматриваем строительство модульного здания. Нашли земельный участок, согласовали его с администрацией Сарапула. Предполагаем построить в 2017 году, – заявил в октябре 2016 года министр здравоохранения Удмуртии Алексей Чуршин. – Оформляется соответствующая заявка в Минстрой. По нашим оценкам, на эти цели потребуется 40 млн рублей».

В январе 2017-го во время поездки в Удмуртию заместитель министра здравоохранения России Татьяна Яковлева обсуждала с местными чиновниками проект строительства нового тубдиспансера в Ижевске с финансированием в размере 800 млн рублей. О ситуации в Сарапуле ей не доложили.

На запрос депутата Сарапульской городской думы Роберта Рыбакова власти региона отвечают, что «в рамках плана мероприятий по реализации социально-экономического развития республики на период до 2025 года планируется строительство здания БУЗ «Сарапульского межрайонного противотуберкулезного диспансера» модульного типа под размещение поликлиники и дневного стационара».

А что делать до 2025-го?

По данным Роспотребнадзора, ситуация с туберкулезом в Удмуртии считается эпидемиологически опасной – в 2016 году этой болезнью в регионе заразились 665 человек. В Сарапуле и прилегающих четырех районах стоят на учете 245 пациентов.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.