В Петрозаводске полтора месяца продолжается забастовка единственной в городе станции скорой помощи. Из-за резкого сокращения бригад “скорые” приезжают на вызовы с опозданием. Руководство станции удовлетворять требования бастующих не собирается.

«Итальянскую забастовку» в середине сентября объявили 75 сотрудников станции скорой помощи Петрозаводска (фельдшеры и водители). Они отказались работать с нарушением федеральных норм и перешли на работу «по инструкции» — с соблюдением установленных стандартов. Теперь они трудятся строго на одну ставку, в полностью укомплектованной бригаде, без подработок, совместительств и работы в выходные. 

Заявление о забастовке они направили руководителю станции скорой помощи, главам карельского и федерального Минздрава. Основное требование – довести зарплату до средней по региону (сейчас средняя зарплата в Карелии 41 тысяча рублей). Это  необходимо было сделать еще до 2018-го года согласно майским указам президента, однако фельдшер «скорой» в Петрозаводске за работу на одну ставку получает 22-24 тысячи рублей, а водитель 18 тысяч рублей. Из-за забастовки уменьшилось количество бригад, одновременно обслуживающих город и пригород с населением 300 тысяч человек. Если раньше на вызовы выезжало 18 «скорых», то сейчас 13-15. По федеральным нормативам же город должны обслуживать 30 бригад скорой помощи.

– Сил нет больше терпеть! – говорит  фельдшер петрозаводской «скорой» Ольга Чайка, — Зарплата не соответствует цифрам по майским указам президента. Два года назад начали уменьшать выплаты за работу в ночное время. Нас под угрозой увольнения вынудили подписать соглашение, что нам доплату за ночное время урезают с 80 процентов от оклада, до 60 процентов. Доплату за стаж снизили с 80 процентов от оклада до 15 процентов. Мы обращались в суд. Половина сотрудников «скорой»  подали заявления – это 126 человек. Мы прошли четыре инстанции: Петрозаводский городской суд, Верховный суд Карелии, Президиум верховного суда Карелии и Верховный суд Российской Федерации. Везде мы проиграли. Основная причина – мы сами согласились на такое понижение. Подписали дополнительные соглашения. 

Врачи вынуждены работать на полторы-две ставки, чтобы заработать на жизнь. По нормативам они должны в месяц вырабатывать 150 часов, вместо этого работают по 250-300 часов. 

— Смена у нас 12 часов, — говорит Ольга. — Но чаще всего сутками приходится работать, день и ночь. Или две ночи подряд. Из 18 машин, только 4-5 – это полностью укомплектованные бригады. То есть два человека – врач и фельдшер или фельдшер и медсестра. Остальные ездят по одному. Это двойная нагрузка. Стало понятно, что выход у нас один – «итальянская забастовка».

Фото: ptzgovorit.ru

“Тот, кто жалуется, сделал свой выбор сам”

Главный врач больницы скорой медицинской помощи Петрозаводска Алексей Хейфец на забастовку отреагировал так: 

— Да, у нас есть кадровый голод. Поэтому на линию выходят одиночки. Мы с проблемой неполных бригад  сталкиваемся в период эпидемий, так как врачи тоже болеют. Количество неукомплектованных смен — 3-4 в месяц. Медик, работающий без напарника, выходит на работу только добровольно. При этом он получает доплату за отсутствующего человека. Поэтому некоторые не против выходить именно в такую смену. У нас немалое количество сотрудников работает только на одну ставку, это их желание, мы никому не навязываем работу сверх ставки. А те, кто выполняет работу по совместительству, дают письменное согласие, с ними подписаны дополнительные соглашения. Тот же, кто жалуется на непомерную нагрузку, сделал свой выбор сам. По данным бухгалтерии, средняя зарплата фельдшера при работе на одну ставку — 35 тысяч рублей без вычета налога. Средняя зарплата работника скорой помощи — 48 тысяч рублей.

Тем не менее, зарплатные ведомости забастовщиков, которые теперь работают только на одну ставку, слова главного врача не подтверждают. Один из фельдшеров, например,  на ставку сейчас получает 21 327 рублей.  

По закону за выезд по одному как за двойную нагрузку нужно доплачивать в двойном размере, но сейчас доплата только 75% .

“На коленях будут просить, а подрабатывать им не дадут”

— Руководство не идет с нами на контакт, — рассказывает диспетчер Татьяна Меженина, — еще в самом начале сотрудников запугивали, что если они примут участие в «итальянской забастовке», им больше не позволят подрабатывать. Это смешно, потому что если у нас все станут работать на одну ставку, тогда в городе вообще  “скорых” не останется. Тем не менее, руководство вынудило людей подписать коллективное письмо против забастовки. Его подписали около 50 человек, большинство — работники больницы, к которой прикреплена “скорая”, а не самой скорой помощи. 

По словам Татьяны, когда началась забастовка, многих, принявших в ней участие, вызывали по одному и говорили, что они больше никогда подработок не получат. На коленях будут просить, а подрабатывать им не дадут. 

— Я работаю на «скорой» 33 года, такого никогда не было. Я пришла  сюда работать в 86-м году. Тогда было 28 машин и вызовов меньше, а сейчас всего 18, а вызовов гораздо больше. Всегда руководство пыталось свалить вину за задержку выезда на диспетчеров. У нас вот сейчас во время забастовки была ситуация, когда неотложный вызов в течение двух с половиной часов даже не был передан бригаде. Но просто некому его передавать. Нет бригад. Дело хотели направить в правоохранительные органы, так как якобы именно диспетчером была создана угроза здоровью и жизни пациента, но потом «передумали» .… Мы понимаем, что прямо сейчас нам поднять существенно зарплату не могут. Однако считаем, что дорожную карту ее постепенного повышения составить необходимо.

Руководство больницы признает, что есть небольшие задержки вызовов, но «от населения жалоб не поступало».

“Отступать мы не собираемся”

Забастовка уже принесла некоторые результаты. Доплату за ночные смены подняли до 70 процентов. Всем, кроме водителей. На станцию скорой помощи ночью приезжал министр здравоохранения Карелии Михаил Охлопков.

— Он искренне хотел понять, что происходит, — говорит Ольга Чайка, —  Почему отчеты руководства не совпадают с тем, что говорим мы, сотрудники «скорой». Мы очень надеемся, что будет налажен диалог с министерством здравоохранения. Отступать мы не собираемся. Конечно, сложно жить, получая зарплату на одну ставку. Но нам, например, профсоюз работников здравоохранения  «Действие» собирает деньги. Перечислил нам 55 тысяч рублей. Плюс объявил сбор денег. Вы не поверите, но нам присылают деньги со всей России от Калининграда до Владивостока. Самый большой перевод был на 20 тысяч рублей. Такая поддержка очень помогает.

Глава Карелии сейчас ведет переговоры с федеральным фондом медицинского страхования  о выделении региону дополнительно 500-600 млн рублей по программам ОМС. В карельском здравоохранении нехватка денег. Петрозаводскую станцию скорой помощи хотят юридически отделить от городской больницы, чтобы заработанные “скорой” деньги не размывались в общебольничном бюджете.

Фото: ptzgovorit.ru

Забастовки по всей России

Колоссальные нагрузки, неукомплектованные бригады, сокращение дополнительных выплат —  стандартные будни фельдшеров и врачей «скорых». Поэтому за последние два года именно сотрудники «скорых» среди всех медицинских работников чаще всего устраивали забастовки. Законодательно забастовка сотрудников скорой помощи запрещена, но они выбрали итальянскую забастовку, работали строго «по инструкции» и в подавляющем большинстве случаев добивались своего.  

— Конечно то, что происходит в Петрозаводске характерно для всей России, — говорит Андрей Коновал сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие», — В сельской местности, например, практически повсеместно работают только неукомплектованные бригады. Также на селе вообще нет реанимационных бригад. Такое может быть и в небольших городах. И даже в Орле, административном центре субъекта федерации, также нет реанимационных бригад. Это конечно нонсенс. В городах до 50 процентов выездов также совершается неукомплектованными бригадами. Низкие зарплаты создают такой дефицит кадров.

Провал выполнения майских указов в здравоохранении вызвал волну забастовок “скорых”. Медики требуют поднять им зарплаты, как было обещано, причем реально, а не только для отчетности.

Все магические действия со средними зарплатами медиков, благодаря которым на бумаге она растет, а на деле падает, позволяет делать сложная структура самой зарплаты. Как правило, оклад составляет меньшую часть – 5-7-10 тысяч рублей. Все остальное – это надбавки, стимулирующие, ночные доплаты, доплаты за стаж. Поэтому можно поднять немного оклад, а все остальное отрезать. И отчитываться в процентах по росту окладов. 

Эта порочная практика беспокоит федеральный Минздрав. И к 2021-му году система оплаты медицинских работников должна измениться. Минтруд и Минздрав разработают законопроект, который позволит это сделать. 

— В рамках совершенствования оплаты труда медработников считаем необходимым закрепить актом правительства долю гарантированных выплат по окладу в структуре заработной платы не менее 55% с учетом обеспечения средней зарплаты не ниже уровня, описанного в указе президента», – заявила в октябре министр здравоохранения Вероника Скворцова. Но сколько на это нужно будет выделить дополнительных средств, Минздрав посчитает только  к сентябрю 2020-го года.

Чего удалось добиться

Воронеж, март 2018. Около месяца 12 сотрудников «скорой» отказывались выезжать на вызовы по одному и брать на себя дополнительные смены. В итоге было принято  решение о повышении зарплаты за работу в неукомплектованной бригаде до 100 процентов к окладу и об увеличении количества штатных единиц .  

Уфа, июнь 2018. Забастовка длилась всего полчаса. Водителям одной из подстанций задолжали зарплату за несколько месяцев, всего около 4 млн руб. Кроме того всю службу водителей планировали передать на аутсорсинг. Все 70 водителей «скорой» числились за аутсосрсинговой компанией, которая перевела их в статус индивидуальных предпринимателей для оптимизации налогообложения. Контракт с ними заключали всего на месяц. Долги по зарплате были погашены, но в Уфе до сих пор водителями скорой помощи работают индивидуальные предприниматели.

Кемерово, февраль 2019. Сотрудники правобережной подстанции скорой помощи этой весной отстояли свою подстанцию от расформирования. Всю правобережную часть Кемерова с населением в 165 тысяч человек планировали передать на обслуживание коммерческой структуре — ООО «Скорая помощь». 140 сотрудников подстанции (почти весь коллектив) готовились к массовой акции протеста. Областной Минздрав довольно быстро принял решение станцию не расформировывать.

Можайск, Московская область, март 2019. Медиков вынуждали обслуживать не только свой район, но и расположенный в 105 километрах город Одинцово. Также они должны были за свои средства покупать спецодежду, а водители — сами мыть машины скорой помощи. 20 сотрудников выездных бригад отказались  выезжать на вызовы за пределы своего района и методом «итальянской забастовки»  требовали поднять зарплаты. В итоге выезды в Одинцово прекратили, зарплату обещали постепенно поднимать.

Пензенская область, май 2019. 135 сотрудников объявили «итальянскую забастовку». Они требовали, в частности, увеличить число реанимационных бригад, вернуть надбавки к зарплате за стаж и ночные часы работы, довести зарплату среднего медицинского персонала и водителей до 100 процентов по региону. Помимо этого, они хотели, чтобы сломанные автомобили отремонтировали, а также перестали снимать с дежурств реанимобили. Зарплата фельдшера в  Пензе была около 18 тысяч рублей. 

Представители Минздрава и руководство станции сели за стол переговоров с медиками. Когда переговоры заходили в тупик, сотрудники «скорой» организовывали акции. Например, в поддержку бастующих сотни сотрудников станции (всего там работает около 2 тысяч человек) носили на руке бинтовую повязку. Также медики организовали массовый пикет. В итоге была создана дорожная карта по повышению зарплаты, и она постепенно выполняется. Надбавки были возвращены. Хотя изначально местный Минздрав уверял, что на это просто нет денег. Необходимы дополнительные 400 млн. рублей. Но в итоге они были найдены.

Окуловка, Новгородская область, апрель 2019. Здесь развернулась настоящая битва. «Итальянская забастовка» длилась около месяца. Фельдшеры получали 10-14 тысяч рублей. Руководство не хотело повышать зарплаты, и медиков даже заперли на станции «скорой» во время визита прессы и чиновников местного Минздрава. Им приходилось выбираться через окна. Тем не менее, в итоге  отделение, к которому были прикреплены бастующие медики, присоединили к Боровичской станции скорой медицинской помощи. Несмотря на формальное прикрепление к другому учреждению, территориально медики работают по-прежнему в Окуловке. Эти изменения принесли сотрудникам “скорой” повышение окладов в два раза и нового руководителя.

Гагарин, Смоленская область, и Тольятти, август 2019. Здесь забастовки даже не успели начаться. Работодатель и Минздрав пошли навстречу медикам. В Тольятти  удалось поднять доплату за ночную работу с 60 процентов до 100 процентов от оклада и одновременно поднять оклад.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: