Скауты: трагическая страница ХХ века

01-8422.jpgВ начале XX века в России возникло движение скаутов. Детей и подростков учили исполнять заповеди, служить Родине и работать над собой. Когда началась революция, скауты были наиболее подготовленными к тому, чтобы выстоять и сохранить свои идеалы, и они с честью прошли это испытание: когда большевистские власти попытались навязать им коммунистическую идеологию, что фактически означало отречься от веры, почти никто из них не согласился на это. Тогда ГПУ начало настоящую охоту на людей – ребят третировали и исключали из школ, их командиров отправляли в концлагеря, и к началу 1930-х годов скауты были истреблены.

 

В СССР хотели уничтожить даже память о скаутах. Известная книжка Аркадия Гайдара, который в годы Гражданской войны «прославился» карательными операциями против крестьян, «Тимур и его команда», была написана по воспоминаниям заключенных скаутов. Герои этой книги списаны со скаутов дореволюционной России.

 

О прошлом, настоящем и будущем христианского скаутинга беседуем с иеромонахом Дмитрием (Першиным).

 

История

 

– Отец Дмитрий, кто такие скауты и когда они появились?

 

– В переводе с английского «scout» значит «следопыт», «разведчик». Родоначальница скаутинга – Великобритания.

 

Великобритания

Будь готов (английский: Be Prepared)

Идея сыграть с детьми во взрослых пришла английскому бригадному командиру Баден-Пауэллу во время Второй Англо-бурской войны. В 1899 году Баден-Пауэлл оборонял от буров южноафриканский город Мефкинг, осажденным приходилось туго, и тогда он привлек к защите подростков, сформировав мобильные отряды сигнальщиков, санитаров и другие. В результате он выиграл сражение и вернулся в Англию героем. Но с помощью скаутинга он выиграл еще одну войну – за детей. Оказалось, что скаутинг крайне интересен самим детям. В 1907 году Баден-Пауэлл издал книгу «Scouting for boys», получившую невероятную популярность, и основал в Великобритании движение скаутов.

Россия

 

Книга Баден-Пауэлла вдохновила полковника уже российской армии Олега Ивановича Пантюхова создать скаутское движение в России. Первый «скаутский костер» был зажжен 30 апреля 1909 года в Павловском парке. После этого «разведчество» начинает активно развиваться. К осени 1917 года насчитывалось 50 000 скаутов в 143 городах. Император Николай II поддерживал скаутское движение; царевич Алексей был принят в его ряды. Небесным покровителем русских скаутов был святой Великомученик Георгий Победоносец.

Революция

Будь готов (Болгарский: Бъди готов)

 

Во время Первой мировой и Гражданской войн скауты помогали разыскивать беспризорных детей, организовывали отряды детской милиции и оказывали социальную помощь.

02-7072.jpg

После революции тех из скаутов, кто не эмигрировал, целенаправленно арестовывали и затем нередко расстреливали: большевики, придя к власти, заклеймили их как «врагов народа», причем самых опасных, поскольку они были наиболее стойкими и подготовленными к борьбе с произволом и беззаконием. Большевики объявили скаутизму войну.

Русский писатель-эмигрант Борис Зайцев посвятил эти событиям роман «Золотой узор». Сюжет романа трагичен: ВЧК вылавливает и расстреливает восемнадцатилетних ребят  просто потому, что они скауты. О скаутском героизме вспоминает в своих мемуарах и академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Он был очевидцем того, как одному из заключенных на Соловках ценой собственной жизни помогал бежать бывший скаутский руководитель Дмитрий Шипчинский.

Как сложилась дальнейшая судьба скаутов?

 

– В ходе Гражданский войны часть скаутов покинула Россию, образовав в эмиграции два крыла русского скаутинга:

— идейное — юные разведчики, предполагавшие вернуться в Россию и навести там порядок,

— и миссионерское — витязи, главной своей задачей считавшие свидетельство о православии для инославных западных христиан.

Оставшийся на родине московский отряд Попова сохранил верность принципам Баден-Пауэлла, отказавшись от участия политических акциях. Среди скаутов подобных отрядов было большинство. Представители этого направления существовали в Советской России довольно долго, отдельные группы скаутов неформально существовали вплоть до 30-х годов. Подпольное существование скаутов в 1923-1926-е годы отчасти можно проследить по мемуарам и исследованиям участников событий.

03-7069.jpg

Параллельно существовало и течение «юкизма», (ЮК-скауты, то есть «юные коммунисты – скауты») пытавшееся объединить принципы скаутизма с коммунистической идеологией. Комсомол обвинял «юковцев» в том, что они не проводят коммунистического воспитания, а являются прикрытием «буржуазного» скаутизма.

Зимой 1921—1922 года, одновременно с созданием первых пионерских отрядов, Советская власть начала наступление на скаутизм. Он был объявлен «буржуазным», «контрреволюционным» и «монархическим» явлением, и скаутов стали преследовать, срывать символику, арестовывать и репрессировать. Началась настоящая охота на «ведьм». Пионеры помогали большевикам в этой травле: было создано молодежное общественное движение «Бей скаутов!»

 

Эмиграция

 

«Пусть наши братья в России знают, что мы высоко ценим их самоотверженную, опасную для них работу. Не будучи в силах помочь им, мы можем лишь в ответ на их страдания, как Тарас Бульба во время пыток сына своего Остапа, крикнуть им Тарасовское: – Слышим!» 5 июля 1924 г. Нью-Йорк. О. И. Пантюхов

 

Будь готов (греческий: Έσω Έτοιμος)

Скауты в эмиграции разделились на тех, кто относился к митрополиту Антонию (Храповицкому) к Карловацкому Синоду, и тех, кто относился к митрополиту Евлогию и Западноевропейскому экзархату Константинопольского патриархата.

Первые строили свою деятельность, надеясь когда-либо вернуться в Россию, и навести в ней порядок. Так появилась созданная Олегом Пантюховым Национальная Организация Русских Скаутов – НОРС. Свою цель НОРС видел в том, чтобы воспитать новые поколения тех, кто подхватит идеи Белого Движения и принесет их в Россию, когда падет коммунизм.

Вторые избрали дело миссии. Они большее внимание уделяли не «русскости», не монархизму, а знанию христианской веры, умению свидетельствовать о своей вере инославным: это Национальная Организация Витязей (НОВ), которую создал в 1934 г. скаутмастер Федоров, ушедший из НОРС.

В 1991 году в России было учреждено Братство Православных Следопытов (БПС) — детско-юношеская организация Русской Православной Церкви, использующая скаутский метод и действующая по благословению Патриарха. Цель Братства близка целям Витязей — это миссия к и вместе с современными российскими подростками, адаптация скаутского метода для этой цели и забота о тех в России, кому нужна помощь.

Пионеры

Будь готов (хорватский: Budi Pripraven)

 

– Пионерское движение это калька со скаутов?

– Можно сказать, что концепция скаутинга контрабандой попала в советскую педагогику. Преследуя действующие скаутские отряды, ВКПб параллельно создает свою детскую организацию для формирования «нового человека». Оценив эффективность скаутинга, Н. К. Крупская предложила комсомолу взять на вооружение скаутский метод. И. Жуков, бывший скаут, предложил для новой организации название «пионеры». Её символика также была заимствована из скаутинга, однако претерпела изменения. Так, галстук «покраснел», блуза была белой, неизменным остался лишь скаутский девиз «Будь готов!» и скаутский ответ на него «Всегда готов!»

Став пионерским, скаутский галстук утратил одно из своих важнейших значений. Если в пионерской организации его символический смысл сводился к памяти тех заговорщиков и террористов рубежа XIX-XX веков, что «пролили свою кровь за революцию», то ключевая идея скаутинга — это идея помощи; именно таким было изначальное значение галстука. Дело в том, что скаутинг зародился в Великобритании, а там каждый уважающий себя «сэр» носит шейный платок. И если потребуется оказать экстренную помощь, именно этот платок удобнее всего использовать как спасательное средство. Скажем, когда человек тонет, нужна веревка, которой под руками чаще всего нет, — поэтому всё, что остается, это скатать платок в жгут и вытащить им утопающего. По мысли Баден Пауэлла, галстук в скаутинге — это свернутый платок. И его концы соединяют с помощью специального зажима-тренчика таким образом, чтобы его можно было мгновенно сдёрнуть. Вариантов, как им помочь, множество, есть даже книги с говорящим названием «100 способов как можно использовать скаутский галстук». К сожалению, в пионерии эта символика действенной и неотложной помощи была утрачена. Кстати, наши следопыты-девочки изобрели еще один способ применения галстука, немыслимый для пионеров, — как косыночка при входе в храм.

Таким образом, в пионерской организации вера в Бога была заменена коммунистической идеологией, служение Родине —  интернационализмом и борьбой с «врагами народа» (и лишь позднее — советским патриотизмом), а работа над собой — подготовкой к вступлению в комсомол.

04-7068.jpg

Гайдар и скауты

– Правда ли, что в работе над книгой «Тимур и его команда» Гайдар использовал уничтоженные позднее архивы скаутов, которых бросили в концлагеря?

– Да, это так. Аркадий Гайдар использовал мемуары ссыльных скаут-мастеров. Только реальность предвоенного времени (перед Первой мировой войной) он отнес к 1930-м, а скаутов заменил на пионеров. А затем в массовом сознании образ Тимура и его команды слился с предвоенной эпохой начала Второй мировой.

До нас дошли песни, сложенные в те годы скаутами, которые были обречены на смерть, но не отчаивались:

Нас десять – вы слышите, десять!

А старшему – нет двадцати!

Конечно, конечно, нас можно повесить,

Но прежде нас нужно найти!

А вот как выражали своё кредо их книжные двойники — Тимур и его команда:

Мы не шайка и не банда,

Не ватага удальцов,

Мы весёлая команда

Пионеров-молодцов.

У-ух, ты!

И всё же благодаря Гайдару тимуровское движение впитало в себя многое из заветов истребленного русского скаутинга.

 

Тимуровское движение

После публикации книги «Тимур и его команда» в СССР зародилось тимуровское движение. Вначале это было неформальное движение, а позже тимуровцы стали частью советской педагогической системы, сохраняя при этом дух волонтерства.

Пионер-тимуровец все свои силы отдает будущему: как может, он строит социалистическое общество. В его системе ценностей присутствуют почти все составляющие скаутинга, кроме веры в Бога и следования заповедям, – социальное служение, работа над собой, помощь нуждающимся. Поэтому нельзя сказать, что в советской педагогике все было плохо. Там были и удачные решения. И ничто не препятствует нам использовать их сегодня.

В годы Великой Отечественной войны тимуровские команды действовали в школах, детских домах, при дворцах и домах пионеров. Они шефствовали над госпиталями, семьями солдат и офицеров Советской Армии, детскими домами и садами, помогали собирать урожай. В СССР насчитывалось свыше 2 млн. тимуровцев.

 

– В чем основное отличие воспитания скаута от воспитания пионера или тимуровца?

 

– Высший смысл своей жизни скаут обретал в общении с Богом, а основой воспитания пионера были коммунистические идеалы. Свобода и ответственность, с одной стороны, — и безальтернативный марксизм-ленинизм, с другой. Но ведь ребенка со всеми его зачем, как и почему не втиснуть в примитивную агрессию против Неба — он все равно будет поднимать к нему глаза и искать к нему пути. Оставалось одно: ампутировать Небо как рудимент, подобно аппендициту.

Поэтому огромную роль в формировании «новых людей» большевистские власти отводили языку. Из русского языка вычеркивались целые пласты смыслов. Языковые манипуляции должны были окончательно оторвать людей от Бога, уничтожить саму память обо всём, что подводит к встрече с Ним.

05-7272.jpg

 

– Язык имеет такое большое значение для воспитания?

– По точному слову Хайдеггера, «язык — это дом бытия». Для человека существует только то, чему он дает имя. Если у него нет слов для обозначения той или иной реальности, значит, он её попросту не замечает, она прошла мимо его сознания. Если ему нечем сказать о чём-либо, значит, не о чем говорить.

Но возможна ситуация, когда слов нет, а неназванная реальность есть, более того, она деликатно и дипломатично стучится в двери человеческого сердца, а тому нечем ответить на этот зов. Вот почему, начиная с 1930-х годов в СССР нарастает ощущение тяжелой безысходности, пронизывающей собой все горизонты советской культуры: от «скукоты» официозов и букварей до горьких умолчаний и недоумений в литературных, песенных и киношедеврах той поры.

За этой болью и тоской таилась тоска по Богу: в каждой душе есть бесконечное пространство для Бога, а Бога в ней нет, потому что нет слов, для того, чтобы Его позвать. И бездна человеческой души, взыскуя Творца, должна была удовлетворяться замшелыми марксистко-ленинскими штампами. Фантомную боль в ампутированной области смыслов Владимир Высоцкий выражал так:

И нас хотя расстрелы не косили,

Но жили мы, поднять не смея глаз, —

Мы тоже дети страшных лет России,

Безвременье вливало водку в нас.

(В.В. Высоцкий. Я никогда не верил в миражи).

И ему же принадлежит исповедание веры русской интеллигенции той поры:

Мне судьба до последней черты, до креста

Спорить до хрипоты (а за ней — немота),

Убеждать и доказывать с пеной у рта,

Что — не то это вовсе, не тот и не та!

Что — лабазники врут про ошибки Христа…

(Мне судьба до последней черты, до креста… 1978)

 

– Сказывается ли на современной молодежи то, что и по сей день в России остались еще коммунистические памятники и названия улиц?

– Названия улиц — это та география смыслов, которыми живет душа, это те ценностные ориентиры, которыми размечен её космос. И вот там, в этом внутреннем пространстве наших душ своей собственной жизнью живут десятки тысяч проспектов Ленина со всеми его статуями и бюстами, тысячи улиц, прославляющих его сообщников. Но если террористы и киллеры той поры увековечены в камне и бронзе, то именно на их примерах и будут воспитаны дети, подростки и молодежь. Получается по чудному антисоветско-диссидентскому христианскому стишку:

Дедушка умер, а дело живёт.

Лучше бы было наоборот!

 

Смысл скаутинга

Будь готов (Иврит: היה נכון (heye nachon))

Как скаутинг может преодолеть негативные тенденции советской и постсоветской эпох?

 

– Здесь надо сделать несколько замечаний.

Первое. Воспитание детей актуально не потому, что в них наше будущее, как принято провозглашать с высоких трибун, а потому, что цена детской души, по слову Спасителя, дороже всего мира (Мф. 16:26). Утилитарный подход к воспитанию — это соблазн, в который постоянно соскальзывают и родители, и педагоги. Не ребенок для будущего, а будущее для ребенка. Христианское воспитание знакомит с Богом; «преодоление тенденций» — лишь побочный эффект этой встречи, коль скоро она совершается.

Второе. Самой детской психологии всего лишь два века. Это очень молодая область знания. Ни в античности, ни в средневековье не было детей как детей. Были «будущие люди», которые становились «людьми при исполнении», как только получали возможность самостоятельно решать и действовать. Скажем, жизнеописания римских императоров сразу начинались с их свершений. Как те росли и формировались, — это было неинтересно античному читателю. Вот почему, кстати говоря, о детстве Христа умалчивают все Евангелия. Они были адресованы аудитории, которой было важно «что сделал», а не «как стал человеком». Почему это было так? Во многом, потому что дети были встроены в естественные ритмы жизни и росли на дворе как трава в поле.

Единственным исключением из этого правила стала «Исповедь» блаженного Августина, в которой тот пытался понять самого себя, разглядывая жизнь сквозь призму младенчества и взросления. Но здесь уже прослеживается христианская метаморфоза античного мировосприятия: в жизни человека нет ничего важнее жизни его души, а стало быть, ни младенчество, ни детство не выпадают из рассмотрения этой тайны.

И последнее. Во всей остроте проблема воспитания встала перед европейской цивилизацией примерно в XVIII веке, то есть, тогда, когда стали расти города, ползучая урбанизация вырвала детей из привычного им уклада, мальчишки перестали уходить в ночное, а девочки — ткать и готовить, в общем, когда человек выпал из природных ритмов в каменную пустоту и незанятость городов. Трудиться сызмальства на благо семьи, как принято у крестьян, больше было не нужно. У детей появилось время для безделья: родители ушли на работу и дети остались одни. Но что делать с ордой бесхозных пацанят? Первое решение было самым простым: работу с ними доверили армии, единственному на тот момент социальному институту, занимавшемуся обучением «чужих людей».

– Простите, армия – единственный социальный институт?! А Церковь?

– Церковь всегда консервативна. Менее всего в ту эпоху она была готова взять на свои плечи решение проблемы досуга маленьких горожан. Что давали приходские храмы, так это навыки церковного пения и чтения, начатки веры и благочестия, примеры подвига и всё, пожалуй. Так было и в Европе, и на Руси. И так было очень долго — всё то время, что отставные капралы учили детей маршировать по плацу, не понимая, почему последние были от этого не в восторге.

Таким образом, урбанизация поставила перед человечеством творческую задачу — вернуть детям интересную жизнь, наполнить её смыслами и к тому же сделать так, чтобы всё это было не очень дорого. Армейская дисциплина сама по себе решением этой задачи не являлась.

Решением оказался скаутский метод. Он был конкретен, незатратен и прост в воплощении. Его нравственные векторы, это:

08-8483.jpg

1) верность Богу

2) служение отечеству

3) работа над собой.

И ещё — точно найденная форма работы — жизнь ребят протекает в малых группах по 5-9 человек, которые называются звеньями или патрулями. А самое главное в скаутинге — это надежда на свободу и доверие к ребенку. Так, в лагере у каждого свои задачи и ответственность, свои роли: дети учатся жить, общаться, строить друг с другом отношения. Через скаутинг христианские ценности вернулись к детям. Поэтому сейчас я в шутку называю православных следопытов миссионерской гвардией Русской Церкви.

 

Свобода и доверие

– Почему скаутинг столь интересен детям?

– Потому что они становятся в нём настоящими…

Одно дело слышать в семье, в школе или в храме, что «каждому надо стараться быть хорошим, любить своих родителей и заботиться о других». От подобных моральных прописей человек к 15 годам уходит во внутреннюю эмиграцию. Он кивает в такт, но внутри себя крутит свой любимый «депрессняк» или иную тинэйджерскую попсу.

И совсем другое дело, когда ты сам идешь в детский дом и то, чему ты научился за 5 лет походов и общения, отдаешь детям, у которых никого нет, кроме тебя со всеми твоими премудростями. Здесь они себя чувствуют взрослыми. Они входят во взрослый мир, но не через подворотни, а через мозоли от походов и усталость от детдома, где надо выкладываться на все сто пятьдесят. А нашим подросткам очень хочется, чтобы им было, где выложиться, и чтобы всерьез, а не напоказ. Не для родителей, не для общественной пользы, не для Патриарха, а для тех, ради кого и Христос умер на Кресте.

Юность – это время, когда человек ищет смысл жизни. Ищет его и внутри и снаружи. Круглосуточно. Скаутинг отвечает этому состоянию поиска именно потому, что в нем всё непонарошку – это настоящая жизнь в настоящем лесу, где нужно построить настоящее укрытие, приготовить настоящий завтрак, обед и ужин и так далее. Научившись этому, они идут учить других, таких же живых, детей, как они сами.

И еще одна очень важная вещь. По мере того, как подросток учится самостоятельности, взрослые перестают быть для него беспрекословным авторитетом. Но это отнюдь не поиск свободы самой по себе, это поиск смысла. Любой поступок должен быть осознан. Отсюда – бесплодность голых императивов «надо» и «нельзя», даже если они восходят к библейскому Откровению. Отсюда юношеские бунты, утрата веры, подростковый нигилизм. Юность – это время, когда человек во всем идет до конца. Поэтому в неверующих семьях стали реальностью подростковые суициды. Та пошлость, которую демонстрирует телевидение, – это не человеческое существование, так жить человеку нельзя, но иначе жить подростка не научили, и самоубийство для него – это протест, отказ от той роли гедониста, которую ему навязывают масс-медиа.

С другой стороны, двенадцать лет – символический возраст,  время, когда человек делает жизненный выбор. В этом возрасте Отрок Иисус отделяется от Своей Матери и Иосифа, остается в Иерусалиме в храме Своего небесного Отца, беседует с иудейскими учителями (Лк 2: 41–52). Это время, когда подросток готов и хочет услышать о главном – той битве, на которую в таинстве Крещения Церковь благословляет  воина Христова.

В этом возрасте каждый мечтает о настоящей дружбе, о доверии и понимании. О том, чтобы испытать чувство плеча, о такой мере надежности, когда в трудной ситуации мы, как в песне Владимира Высоцкого, без опаски надеемся «на руки друга и вбитый крюк и молимся, чтобы страховка не подвела».

Бетонные норы заасфальтированных городов лишают подростка переживаний. Он хочет действовать, отдать себя ради высокой цели, он ищет подвига, участия в воплощении какой-либо великой идеи, но вместо этого ему остается перемещаться из бетонной норы, в которой он прописан, в бетонный муравейник, в котором он учится, и обратно. Эта пустота и превращает наших детей в приставки к компьютерам, «выделенкам» и телевизорам. Через сопереживание героям боевиков, они получают недостающие им приключения, становятся рыцарями и победителями драконов. Так растет душа.

Будущее скаутинга

Какое будущее у скаутинга?

 

– Воспитывать наших детей трудно. Но другой надежды у России нет. Перефразируя известную поговорку: общество, которое не хочет воспитывать своих детей, будет кормить чужих. Потому что их воспитают или «либерасты», или ура-патриоты, или фашисты, или те же коммунисты. Наконец, не стоит сбрасывать со счетов сопредельные России Китай и страны ислама. Будущее для детей, значит, надо вмести с детьми идти в это будущее. Чтобы не оказаться в прошлом. Неважно каком, идеологическом или оккупационном.

 

– Можно сказать, что Закон Божий это теория, а скаутинг практика?

 

– Я бы переформулировал так: первое — это учебник, второе — жизнь. И не учебник виноват в том, что преподавание по нему подчас неэффективно: довольно часто старшие подростки, посещавшие занятия по Закону Божьему, потом уходят из Церкви.  Они так и не научились переводить книжные знания на язык жизненные ситуаций. Нашему преподаванию «Закона Божия» необходима своеобразная трансмиссия – многоступенчатая передача знаний от головы к рукам.

Дело в том, что переизданные ныне учебники «Закона Божьего» были написаны для других детей. За минувшее столетие русские дети, к сожалению, стали другими. Тогда дети с младенчества дышали воздухом веры, и Закон Божий раскрывал перед ними те смыслы, которыми они уже жили. Воскресношкольные занятия вербализировали опыт веры, который уже был и лишь нуждался в разъяснении и систематизации.

А сейчас сами уроки Закона Божия становятся первой встречей человека с Богом. И происходит подмена – они просто вызубривают молитвы, детали облачения и считают себя православным. Формально так оно и есть. Но реально это вызубривание никак не соотнесено с его внутренним миром. Установка светской школы переносится сюда: надо знать физику, биологию, литературу и т. д. на 5. Но «знать» и «быть» – разные вещи и себя самого в этих предметах ребенок не находит.

Крайне неудачной была методика преподавания Закона Божия в церковноприходских школах дореволюционной России. В результате их деятельности к началу минувшего столетия многие крестьянские дети «разминулись» с Новым Заветом, и не в этом ли одна из причин революции?

То же самое мы наблюдали и в Братстве Православных Следопытов: подросток «сдает» молитвы, основы веры, полагая, что именно в зачете смысл происходящего, а потом может совершить какой-либо неблаговидный поступок. Он получает образование «для них». Когда же приходит искушение, когда надо принимать решение, делать выбор, все внешнее, включая и знания о Православии, отходит в сторону, а внутренней опоры у подростка нет. И он уходит из Церкви.

Безусловно, формализация веры может быть связана и с тем, что она стала предметом изучения. Опасность в том, что в сознании учащегося Закон Божий может стать в один ряд с физикой, химией, историей. И как результат, привыкание к истинам веры превращает весть о Распятой Любви в набор скучных нравственных правил. Одна из самых болезненных проблем семинарий и православных гимназий: обвыкание рождает цинизм.

И здесь прежде всего нужно нам самим быть настоящими. Дети очень хорошо диагностируют взрослое лицемерие, и оно не вдохновляет их на праведную жизнь. Но кроме евангельского «врачу, исцелися сам», есть еще и просто особенности подростковой психологии, которые тоже необходимо учитывать, работая с детьми.

И здесь прежде всего не стоит спешить всё упрощать. Адаптация Святого Писания к детскому восприятию должна иметь свои границы. Пересказы в Законе Божьем новозаветной истории срезают иные, по слову апостола Петра, «неудобовразумительные» сучки с древа христианства и тем самым отчасти опресняют его сложность и полноту. Это уместно для детей. Но для подростка такое «отжатое» христианство перестает быть интересным. Ему бывает нужно уже не духовное молоко, а твердая пища.

Когда мы опрашивали выпускников гимназий, что осталось в их памяти после пяти лет вероучительных дисциплин, ответ был неожиданным: аскетика, а именно те уроки, на которых вникали в подлинные тексты древних подвижников — Аввы Дорофея и Марка Подвижника. Почему так? Потому что, читая их, подросток вдруг понимает, что христианство — это про него, что он тоже — воин, что мир и его каждодневно вызывает на бой, и не сражаться нельзя, а оружие — это те самые Таинства и та молитва, о которой, собственно говоря, и повествует Закон Божий. Тексты отцов-молитвенников помогают ему перейти от абстракций на тему христианства к нему самому, знакомят его с его собственной душой во всех её страстях и пристрастиях и показывают ту высоту, которая стоит встречного и пожизненного боя с дьяволом и грехом.

Иными словами аскетика дает ему возможность применить веру в своей жизни. Он на опыте постигает все то, о чем рассказывает Закон Божий, и понимает, зачем нужно его изучать. Этот навык различения духов, осмысление жизни души во Христе и становится той основой церковности, которую ему не привили в детстве и которую не может восполнить никакой объем информации о христианстве.

К чему еще обратиться в аскетической письменности? К тому, что сформировало целые поколения православных христиан – к «Древнему Патерику», «Лугу духовному», «Лавсаику». Это сборники кратких историй из жизни монахов IV–V вв., очень емкие и глубокие, они охватывают все грани бытия. Ситуации, в которых оказываются подвижники – вполне житейские, там присутствует и юмор, и богословие.

Современная практика – не помогать, а служить

Будь готов (Французский: Sois Prêt )

– Отец Дмитрий, расскажите о Братстве Православных Следопытов, которое вы возглавляете.

 

– Впервые в истории скаутинга Церковь стала инициатором скаутской организации. Все остальные скаутские организации – светские, а Братство православных следопытов — это именно церковная скаутская организация.

Чем занимаются следопыты?

 

Всем, чем занимаются в их возрасте. Скажем, в лагере с семи утра и до позднего вечера дети общаются, молятся, едят, уходят на задания, играют, отдыхают, готовят вечерний костер — в общем, живут интенсивной насыщенной жизнью. Мы не можем учить детей, это задача школы, но мы можем дать систему мотивации. Например, мы не можем выучить за детей английский, но мы можем объяснить, зачем он нужен и как им пользоваться. Вот это мы делаем.

Следопытская организация использует метод малых групп: ребята действуют командами по 6-8 человек. Это учит взаимодействию. Много детей приходит из однодетных семей; в походах они учатся общаться и находить компромиссы. Походная жизнь — дело опасное, поэтому она предполагает учебу. Лесные и снежные убежища, костры, узлы, сплавы, выпечка хлеба и приготовление пищи — обучение ведется через практический опыт. Лучше всего дети запоминают руками. Программы катехизации рассчитаны на походные условии, и эти программы — не только разговор о содержании нашей веры, например, через обращение к древнерусской иконописи, но и беседы у костра о темах, волнующих подростков. Цель всех этих занятий и бесед — подготовка к исповеди и к литургии, которая является смыслом всей лагерной программы

Сами задания, которые даются следопытам, подводят их к тому, чтобы, раскрывая свои способности, не переступать заповедь любви. Чтобы внутреннее богопредстояние вошло в плоть их жизни. Чтобы в итоге, участие лагеря в литургии приносило свои плоды. Чтобы по дерзновенному слову святителя Льва Великого «наше причастие Телу и Крови Христовым превращало нас в то, что мы получаем».

 

Цели

 

Будь готов (Немецкий: Allzeit bereit!)

 

– Что такое для ребенка работа над собой?

– Система приоритетов. Умение разобраться в том, что главное, а что может подождать. Навык, без которого не бывает ни летчика, ни разведчика, ни христианина. Он учится выстраивать иерархию ценностей, соподчинять второстепенное главному, и отвечать за выбранную систему своих приоритетов. В частности, это означает, что ребенок учится делать негативный выбор: «этой ерунды я не сделаю ни при каких обстоятельствах», и выбор положительный: «а вот этот вот поход в магазин вместо мамы важнее сегодняшего просмотра зомбоящика».

10-p1010103.jpg

– Каковы «взрослые» цели Братства?

Их несколько.  Первая — не напугать. Мы стараемся, чтобы дети не стали от Бога дальше, чем были до встречи с нами. И поэтому мы считаем недопустимым «наказывать православием», то есть, ставить на молитву, на поклоны и т.д… Дореволюционная бурса дала Чернышевского, Джугашвили… На эти грабли наступить по второму разу уже не получится – Россия не выдержит. Наказывая детей верой, мы сами её добьем и аннигилируем.

Вторая — познакомить ребенка с миром веры на уровне религиозных, философских и культурных смыслов, что бы он научился ориентироваться в этом мире и перестал его бояться.  Неизвестное пугает, надо, чтобы это пространство православия стало для него обжитым и осмысленным. И когда ему будет надо, он уже будет знать, куда идти, может быть, не сейчас, может быть, позже. Встреча с Богом — это всегда тайна, тайна общения в свободе. И поэтому у нас совершенно нет принуждения. В наших лагерях мы никого не заставляем креститься, исповедоваться, молиться, причащаться. Хотя и проводим специальные занятия/беседы о том, что происходило с нами во время крещения и что происходит во время исповеди и литургии.

И третья наша задача, или, скорее, надежда, в том, что бы ребенок сделал хотя бы отрицательный выбор: «Вот, я не знаю – буду я православным христианином или не буду. Подумаю. Но кем я точно не буду – это сатанистом, фашистом, коммунистом, свидетелем Иеговы и так далее». Если он такой негативный выбор сделает, это уже наша маленькая победа. А дальше надо дать место Богу, и свободе человека.

И, конечно, их нельзя бросать! Мы о них молимся. Они — о нас. И руководители и дети. Это также важный опыт для ребенка, то, что он о ком-то заботится, молясь о нем Богу. И то, что о нём помнят, что он небезразличен и дорог кому-то не за что-то, а просто по жизни, как человек.

 

Литургия – общее дело

Будь готов (Латинский: Estote Parati)

 

– Какое значение имеет литургия в скаутских лагерях?

– Литургия – это смысловой центр. Все подводит к ней. У нас дети в прошлом году к литургии готовились просто – они сами выпекли просфоры, сделали печатки, вырезав их из дерева, отлили свечи, своими руками сделали из камней жертвенник, собрали дрова, вскипятили воду, пели, читали, все, что можно было сделать для литургии, они сделали сами. Под соснами на горе, над морем, на дне которого покоятся у берега остатки советского самолета, сбитого во время Второй мировой войны, на восходе солнца, мы служили Божественную литургию.

 

– Мы поговорили о двух составляющих скаутинга – вере в Бога и помощи государству…

– Еще раз отмечу, что в нашем понимании помогать государству — не означает изображать «партийность» и культивировать некритическое отношение ко всему, что в нем происходит. Мы не можем заменить детские дома и иные социальные служения государства. Но мы можем включиться в них и дать то, чего государство дать не может – душевное тепло, свое внимание, игры, которые дети проводят для детей.

Кроме того, речь может идти о методических наработках, появившихся за прошедшее двадцатилетие. Они небезынтересны не только воскресным школам, но школам государственным, поскольку решают проблему ценностно-нравственного и культурологического воспитания.

При этом не стоит забывать, что в конечном итоге, вся эта работа, — это помощь не отвлеченному «государству», а непосредственно самим детям. Чтобы они, когда станут взрослыми, развернули бы наше государство к человеку немного более, чем в наши дни. Это долгий процесс, может быть, мы не увидим его результатов. Но делать это надо.

 

– В чем смысл служения?

– Служение это жертва. Мы отдаем свое тепло, свое время, возможность посидеть в интернете, отказываем себе в чем-то, что бы отдать время и эти силы другому человеку.

Скаутинг зиждется на идее служения — служения Богу, служения Отечеству и служения ближним, что предполагает и постоянную работу над собой. Тем самым задается система нравственных координат, выстраивается ценностная иерархия.

 

– Какая мотивация должна быть у детей для того, что бы совершить нравственный поступок?

– Для подростка она в том, что он ясно осознает, что от него что-то зависит. От него зависит, будут ли счастливы другие люди. Он действительно может принести кусочек счастья, наполнить чью-то жизнь радостью, разделить чью-то боль. А по точному наблюдению Аввы Дорофея, лишь одна восьмая доброго дела достается тому, кому оно адресовано. Семь восьмых выпадает на долю того, кто делает добро. Другое дело, чти семь восьмых не завесишь на весах и не измеришь линейкой. Душа радуется, что очеловечивается. И Бог согревает её Своими утешениями. Когда мы со следопытами едем в детский дом, то выдвигается в шесть утра и возвращаемся в двенадцать ночи. Это очень тяжело, но того стоит.

Тем самым человек учиться жить не потребляя, не за чужой счет, родителей, государства, Церкви, а сам меняет мир. Это очень важно. Для них очень важно. И для нас очень важно. Очень важно знать, что после нас останется Церковь не потребителей, а людей, которые готовы ради Бога и для своей Родины менять эту жизнь к лучшему. И менять именно на христианской основе, а не на основе всевозможных идеологий.

 

Скаут

 

Владимир Николаевич ЩЕЛКАЧЕВ – профессор кафедры теоретической механики РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина, автор 290 научных работ, в том числе 34 монографий «Основы и приложения нестационарной теории фильтрации» (1995 г.); «История управления и история разработки нефтяных месторождений СССР и России» (1999 г.); «Проблемы мировой и отечественной добычи нефти» (2001 г.); «Важнейшие принципы нефтеразведки — 75 лет опыта» (2004 г.).

11-simv.jpg

В годы Первой мировой войны Владимир Николаевич Щелкачев был скаутом. Об этом рассказывает его сын, заведующий кафедрой истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, кандидат физико-матматических наук, профессор, священник Александр ЩЕЛКАЧЕВ:

– Отец родился 3 ноября 1907 года и провел детство в Пятигорске, потом переехал во Владикавказ и поступил в институт. В 1928 году окончил МГУ им. Ломоносова по специальности «теоретическая механика». Своей работой он внес большой научный и практический вклад в развитие нефтяной промышленности страны.

Ребенком он был скаутом. Отец мало рассказывал об этом. Руководитель отряда, как вспоминал отец, очень любил их, и всю свою душу отдавал этой работе. Они делали добрые дела, и завязывали узелки на галстуке, чтобы помнить какое дело нужно сделать. Гайдар это описывал очень похоже. Сохранилась фотография, на которой отец стоит посередине отряда. В отряде было около сорока человек. В 1918 году красных выбили белые, которые занимали Кавказ до 1920 г. Это была Добровольческая армия Деникина. Так как там не было советской власти, то скауты продолжали действовать. Отец вступил в эту армию, но потом вышел из нее, так как грабежи, которые совершались людьми, входившими в ее состав, противоречили его совести. Он даже арестовал двух солдат за грабежи, но ему объяснили, что это, конечно, зло, но так надо.

После окончания института он был отправлен в ссылку в Казахстан, но не за то, что он был скаутом, а за «создание Церковно-монархического антисоветского общества». Обвинение бредовое, конечно, никакого общества не было, просто его, как человека Церкви, подозревали. В ссылке он занимался научными исследованиями.

– Какая основная причина того, что ГПУ истребляло скаутов?

– Советская власть уничтожала любые организации, которые ей не подчинялись. Но подчиниться ей означало отречься от Христа и согласиться нарушать Его заповеди. Поэтому она опиралась на самых разложившихся людей, (например, матросы Кронштадта, которые не участвовали в боевых действиях, были самыми морально разложившимися частями флота и, поэтому, именно с выстрела крейсера Аврора, который находился в Кронштадте, началась революция). Скаутские организации проявили удивительную стойкость и не стали подчиняться в тех делах, которые противоречили их совести, поэтому и были уничтожены.

СПРАВКА

Аркадий Гайдар (Голиков) родился в городе Львов, ныне Курской области, в семье учителя. В 14 лет вступил в ряды Красной Армии, стал помощником командира отряда красных партизан. Аркадий Голиков попал в горнило гражданской войны, в юном возрасте командовал Вторым боерайоном на юге Красноярского края, где проводил «профилактику»: инакомыслящих без суда и следствия расстреливали, рубили шашками, бросали в колодцы, не щадили ни стариков, ни детей, ни женщин. Известен случай, когда, несмотря на приказ доставить пленных в штаб для допроса, Аркадий Петрович расстрелял их, потому что не хотел давать людей для конвоя.

Владимир Солоухин, написал, что в Хакасии Гайдара называли палачом, и сообщал, что его друг хакас Михаил Кильчаков рассказал ему о том, как Гайдар посадил в баню заложников и поставил им условие, что если они к утру не скажут ему, где скрываются бандиты, он их расстреляет. Утром Аркадий Петрович стал выпускать их из бани по одному и лично стрелял каждому в затылок.

Произведения Гайдара начали печататься в 1925 году.  Во время Великой Отечественной войны Гайдар находился в действующей армии, в качестве корреспондента «Комсомольской правды». Аркадий Гайдар погиб 26 октября 1941 года недалеко от села Леплява Каневского района Черкасской области (Украина). По рассказам очевидцев, представленным в фильме Сергея Медведева «Гибель Гайдара. Легенда о красном всаднике», Гайдар был застрелен местным полицаем.

 

Законы разведчика (скаута):

1. Исполнять свой долг перед Богом, Родиной и Государем;

2. Любить свою Родину и всеми силами стремиться быть полезными и честными гражданами России;

3. Оказывать услуги и помогать всем, особенно старым людям, детям и женщинам;

4. Быть всегда правдивым и верным данному слову;

5. Беспрекословно исполнять приказания своих начальников;

6. Быть другом животных;

7. Быть веселым и никогда не падать духом;

8. Быть вежливым и аккуратным;

9. Быть верным законам разведчиков;

10.Подчиняться Суду Чести.

 

Обычаи разведчиков:

Разведчики-скауты всего мира: не валяются в постели утром, а поднимаются сразу, как Ванька-Встанька. Стелют постель своими, а не чужими руками. Моются тщательно, не забывая шею и уши. Чистят зубы и помнят, что зубы – друзья желудка. Стоят и сидят прямо, не горбясь. Не боятся предлагать свои услуги людям. Не курят: курящий скаут уже не скаут. Начатое дело доводят до конца. Улыбаются, когда больно, и насвистывают, когда тяжело. Не держат руки в карманах (иначе не будешь «Всегда готов»). Они всегда чисты в мыслях, в словах и делах. Они вежливы со всеми. Не ложатся спать, пока не развяжут узелки на галстуке. Они знают адреса: ближайшего доктора, ближайшей аптеки, ближайшей больницы и ближайшей пожарной команды, чтобы быть всегда готовым помочь людям в беде.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Что изменилось после приказа Минздрава и какие причины мешают родственникам и врачам
25 тысяч книг в приложении – но почему учитель предлагает детям на 24 часа отказаться от…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: