Смерть
Фото: ИА “Волга-Каспий”
Фото: ИА “Волга-Каспий”
22 марта суд Волгограда признал Арсена и Анну Мелконян, а также Армана Смбатяна виновными в гибели 41-летнего Романа Гребенюка из Волгограда. Мужчину избили до смерти после ссоры в родительском чате.

Переписка в чате

20 октября 2020 года в одном из школьных родительских чатов обсуждалось домашнее задание. Детям дали тест по русскому языку, попросив прислать ответы через несколько часов. Роман предложил договориться о переносе задания, так как многие дети в это время находились на дополнительных занятиях или ехали из спортивных секций.

«Давайте коллективно попросим распределить задания заблаговременно и планомерно. Нам надо разобраться с этими паролями и т.д. У кого заходит, не торопиться делать. А то, получается, 5 человек сделают, а 25 — нет. Многие родители находятся на работе, основная часть детей не сможет это сделать самостоятельно», — написал Гребенюк.

Одна из мам, Анна Мелконян, стала грубить Роману, и разговор перешел на личности. Как рассказал журналистам один из родителей, состоявших в том же чате, роковой для Романа Гребенюка стала обычная, хотя и резкая, фраза: «Вопрос надо решать, а не сопли жевать». «Сам ты сопли жрешь!» — вскипела в ответ Анна. Далее последовала словесная перепалка.

Женщина пожаловалась на Романа своему супругу — Арману Смбатяну. Тот тоже вошел в школьный чат, записал несколько голосовых сообщений с угрозами и потребовал от Романа личной встречи, чтобы «поговорить и ответить за оскорбления». 

День убийства

От встречи Роман отказывался, но Арман Смбатян сам приехал к его офису на «разборки». Однако Гребенюк не стал выходить из здания.

Спустя несколько часов в банк, где проходила рабочая встреча Романа, приехал уже брат Анны Арсен Мелконян. На тот момент у него была непогашенная судимость — в 2018 году мужчина получил условный срок за мошенничество в сфере автострахования.

Роман вышел в зал к Арсену, надеясь, что под камерами и в присутствии охраны удастся избежать драки и решить вопрос мирно.

Но Мелконян сразу с размаху несколько раз ударил Гребенюка в голову. Арман Смбатян в это время стоял рядом и наблюдал за избиением. 

Гребенюк захрипел, упал и потерял сознание, у него потекла кровь из уха и носа. Вокруг началась паника, кто-то кричал, чтобы вызвали скорую, кто-то пытался оказать первую помощь. Роман не умер сразу только потому, что в банке случайно оказался врач анестезиолог-реаниматолог из Ахтубинска Иван Семириков — он помог мужчине.

«Послышался шум, и через открытую дверь я увидел, как в воздухе буквально летит мужчина. Он ударился наотмашь головой о гранитный пол. Брызнула кровь. Сделку пришлось прервать», — рассказывал корреспонденту «КП-Волгоград» Иван Семириков, которого уже тоже нет в живых.

Романа увезли в больницу. Он неделю провел на аппарате ИВЛ и скончался не приходя в сознание. 

Расследование и суд

Арсена и Анну Мелконян, а также Армана Смбатяна задержали в тот же день. Дело сразу же получило большой резонанс, в поддержку Романа Гребенюка и его семьи в Волгограде проводили автопробеги, к зданию Сбербанка, где произошла трагедия, люди приносили цветы. 

Судебные заседания по делу начались в январе 2022 года. Несколько раз их переносили из-за пандемии коронавируса.

Арсен Мелконян признал свою вину частично — он считал, что его действия нужно квалифицировать по статье «Причинение смерти по неосторожности» (ст. 109 УК РФ), а не «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (ч. 4 ст. 111 УК РФ). По статье «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» (ч. 1 ст. 119 УК РФ) он не признал вину вовсе. 

На судебные заседания мужчина приносил плакаты и даже зачитывал стихи, сочиненные в камере.

«Опять твержу в последнем слове: я Роме смерти не желал. Это нелепая случайность, я никого не убивал. И пусть немало я страдаю, твержу, пишу вам всем слова. Я это тоже понимаю, что вам самим тяжко слегка», — зачитал Мелконян в суде.

Мужчина не отрицал своего участия в преступлении, однако попросил суд изменить статью на более мягкую и каялся перед 12-летней дочерью погибшего. При этом он угрожал сестре Романа и его коллеге:

«Светлану (сестра Романа Гребенюка. — Прим.ред.) сильно уважаю, за то, что топит за семью. Одну ошибку допустила, что тронула мою сестру. А Игоречку даю слово, найдешь свое, блин, буду я. Кондратьева (коллега Романа, в присутствии которой происходила расправа над Гребенюком. — Прим.ред.), зажги ты свечку за то, что женщин не трону я. Никакой срок мне тут не страшен. Я за святое ведь сижу…»

Фото: Объединенная пресс-служба судов Волгоградской области

Арман Смбатян свою вину отрицал и называл случившееся несчастным случаем. Он просил суд отпустить его домой к детям, однако его оставили в СИЗО. Также суд отказал в снятии обвинений с Анны Мелконян. Женщина пыталась доказать, что брат с супругом действовали по собственной инициативе и она их ни о чем не просила.

Официально следствие завершили 3 декабря 2021 года. Арсену Мелконяну инкриминировали «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

Анну Мелконян обвинили в подстрекательстве и пособничестве в покушении на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а также в подстрекательстве к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, по предварительному сговору. 

Арман Смбатян был обвинен в покушении на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и его совершение в составе группы лиц.  

По решению Центрального районного суда Волгограда, все трое фигурантов дела признаны виновными и отправятся в колонию.

«Арсену Мелконяну — 11 лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Арману Смбатяну — 7 лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Анне Мелконян — 5 лет 6 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии общего режима», — говорится в сообщении.

Фото: Объединенная пресс-служба судов Волгоградской области

Социальная справедливость

Адвокат Шота Горгадзе, представляющий интересы потерпевшей стороны, заявил «Правмиру», что удовлетворен приговором суда:

—Я полагаю, что приговор справедлив. Для меня, как для представителя потерпевшей стороны, очень важно было, чтобы все виновные понесли ответственность. Был риск, что Анна может избежать уголовной ответственности, но, как мы видим, суд занял принципиальную позицию и признал ее виновной. Я полагаю, что мера наказания соответствует тяжести совершенного преступления. 

Конечно, не вернешь отца ребенку, но социальную справедливость установить нам удалось.

Горгадзе также сообщил, что суд удовлетворил гражданский иск, но сумму, которую обвиняемые должны будут выплатить потерпевшей стороне, назвать отказался, сославшись на интересы несовершеннолетней.

Он отметил, что во время судебного процесса были попытки оказывать давление со стороны обвиняемых:

— Сложности были — это неадекватное поведение самого Арсена, попытка оказывать давление на суд, выкрики, минимитинг прямо в помещении суда. Но так как дело стало резонансным и получило широкую огласку, то, конечно, влиять на следствие и суд было сложно и невозможно. Не будем забывать о том, почему [дело] стало громким. Кроме самого преступления, которое возмутило людей, возмущались еще тем, что обвиняемый долго был на свободе и его не арестовывали. Но сколько веревочке ни виться, он свое получил.

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.