«Подумаешь, плохо себя чувствует!»

На улицу Стеша несется стрелой. Она вообще везде носится, не сидит на месте. Белобрысая, улыбчивая, счастливая. Завязанный на затылке хвостик подпрыгивает в такт Стешиным шагам. И раз-ти, два-ти. Неровно подпрыгивает. Но Стеша не замечает неровности своей походки. Мама Наташа выбегает вслед за дочкой: «Куда?! Стой!» На улице Стеша на минуту замирает, щурится на солнце, смеется пляшущим теням от деревьев, спешащим мимо прохожим и детям, играющим на площадке. Потом бежит вперед, раскинув руки: играть! И Стешины ноги снова отбивают веселый ритм: и раз-ти, два-ти.

Наташа бежит за Стешей к площадке и слышит вдруг откуда-то сбоку, из-за спины: «Смотри, девочка кривоногая». Сердце будто ухает куда-то вниз, а щекам становится жарко. От гнева, от обиды, от чувства несправедливости – от всего сразу. Сколько раз она себе говорила не обращать внимания, не реагировать, а стоит услышать такое – и накатывает волна отчаяния. Будто сзади не просто что-то сказали, а ударили – внезапно, подло. Стеша смотрит на маму и начинает хныкать: «На ручки, мама!» Наталья прижимает ее к себе и старается дышать ровно, слушая удары Стешиного сердца: и раз-ти, два-ти.

Стеша с родителями

Стеше был всего годик, когда у нее случился ишемический инсульт. Наталья говорит, что, скорее всего, причиной инсульта стал тромб, хотя сам тромб так и не обнаружили. Да и с инсультом вышло плохо, потому что инсульт врачи у Стеши проглядели. Тем сентябрем Стеша лежала в больнице – заболел живот, решили понаблюдаться, полечиться. И однажды, гуляя с мамой по больничным коридорам, Стеша вдруг упала, на ровном месте, будто потеряла равновесие. Казалось бы, хорошо, что упала в больнице, сейчас набегут врачи, все проверят, заметят, если что не так. А получилось наоборот – Стеше только сделали рентген, убедились, что перелома нет, и не обратили внимания на многочисленные тревожные симптомы.

Девочка обмякла, не могла есть – еда просто вываливалась изо рта, не могла ходить. Наталье сказали, что у Стеши ничего серьезного: «Подумаешь, плохо себя чувствует!» – и время было упущено.

Обычно специалисты по медицинской реабилитации говорят, что при инсульте важна каждая минута. Больной должен попасть в руки врачей в течение первых 4-4,5 часов после появления первых признаков удара. И чем раньше – тем лучше. Прогноз после ишемического инсульта зависит от времени проведения тромболизиса (введение специальных препаратов, быстро растворяющих тромбы), счет идет буквально на минуты: если успеть в течение первых полутора часов, шанс полностью восстановиться имеет один пациент из четырех-пяти, если в течение трех часов, то один из девяти, и если в течение 4,5 часов – один из 14. Когда врачи все же поняли, что Стешу нужно срочно спасать, что произошло что-то серьезное, прошли сутки. К тому моменту Стешу полностью парализовало.

В корректоре Стешина ножка распрямится

Установив Стешин диагноз – ишемический инсульт правой средней мозговой артерии, – девочку перевели в Морозовскую больницу. Постепенно, в течение месяца, Стешино парализованное тело будто оттаивало. Но левая сторона так и не восстановилась полностью. Слишком поздно была оказана первая помощь. У Стеши развился гемипарез (частичный паралич) левых конечностей.

Наталья рассказывает, что сначала у Стеши не двигались ни левая рука, ни левая нога. Но потом каким-то чудом («Обычно такого не бывает!» – сказали врачи) рука пришла в норму. А вот левая ножка нет. Сегодня, спустя два с половиной года после инсульта, при ходьбе Стешина левая нога неестественно изгибается и подворачивается. Она на несколько сантиметров короче правой, и стопа на несколько сантиметров уже правой стопы. Левое колено тоже стало уходить внутрь при ходьбе, выворачиваться – это называется рекурвация коленного сустава.

– А что это у вашего ребенка все ноги в синяках? – педиатр на очередном приеме поднимает глаза и строго смотрит на Наталью. – Я обязана сделать пометку в карте.

– Господи, да вы хоть диагноз наш прочитайте! – Наталья вздыхает.

Это повторяется снова и снова – врачи в поликлинике, не разобравшись, принимают Стешины синяки за признак жестокого обращения с ребенком. Но Стеша просто очень часто падает – функции мозжечка не восстановились полностью, что влияет на координацию, а с хромой левой ножкой Стеша тем более падает гораздо чаще других детей.

Сразу после выписки из больницы Наталья начала возить Стешу на реабилитации. Массаж, физиотерапия, ЛФК, опорная стимуляция, иглоукалывание, ношение туторов (фиксаторов) – чего они только не испробовали. Но все курсы, даже самые дорогие, ничем не могли помочь – занятия давали только поддерживающий эффект, но улучшения не наступало. Они почти потеряли надежду.

И вот недавно на российском рынке появился корректор движения Walkaide. За счет метода функциональной электростимуляции нервов и мышц (ФЭС) нога выпрямляется и принимает правильное положение при ходьбе. Стеша уже попробовала ходить в этом корректоре, и результат был прекрасным – нога развернулась, искривление прошло. Наталья говорит, что, увидев это, наконец поверила, что дочка может восстановиться, а Стеша…

И раз-ти, два-ти. Вокруг Стеши пока любовь. Она не замечает ничего плохого, никаких косых взглядов и пересудов. Если сейчас ей немного помочь, она поправится. «Люди жестоки», – говорит Наталья. Но, как только она отпускает руку дочери, Стеша бежит на площадку, прихрамывая и раскинув руки навстречу всем им – солнцу, небу, людям. Девочка, несущая радость. Давайте ей поможем.

Фотограф: Александра Губина

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: