Снежный шторм обрушился на южные штаты США и превратился для страны в настоящее бедствие. Самый серьезный удар пришелся на Техас, где за неделю погибло около 30 человек, а несколько миллионов жителей провели долгое время без электричества, воды и тепла. Стихия коснулась и русской православной диаспоры, представители которой рассказали корреспонденту «Правмира», как всем миром справлялись с бедствием.

«Прихожане приезжали ко мне погреться»

Священник Серафим Холланд, настоятель русского храма святого Николая в городе Маккинни близ Далласа:

— Несколько дней подряд температура держалась около минус 15–17 градусов по Цельсию. Конечно, для тех, кто живет на севере, это нормально, но в Техасе такая погода и снежный покров толщиной в 3–4 сантиметра — ЧП.

Мне кажется, основные проблемы возникли из-за того, что система энергоснабжения оказалась полностью не готова к подобным вещам. В результате множество зданий остались без электричества и отопления.

Калеб Лав, рабочий из города Ричардсон, разбивает лед в замерзшем фонтане в Ричардсоне, штат Техас. 16 февраля 2021 года / LM Otero / AP

К счастью, мой дом не пострадал — уж не знаю, Бог ли помог, или удача была на нашей стороне, а может, потому что у нас одна система энергоснабжения с госпиталем. Но примерно половина или даже три четверти наших прихожан столкнулись с проблемами.

Из-за отсутствия отопления в мороз у людей полопались трубы. Тоже самое, кстати, произошло и в нашем приходском доме, но там коммуникации, по счастью, проходят под полом, а не сверху, поэтому ничего не затопило. Ремонт придется делать, но не такой серьезный, как могло бы быть.

Как и в других русских церквях в США, мы каждое воскресенье и по праздникам на литургиях собираем пожертвования в благотворительный фонд. Это не очень большие средства — мы называем их «малой долей», но они позволяют нам собирать деньги на различные нужды. В ближайшее воскресенье мы объявим сбор в помощь тем, кому как раз нужно будет менять трубы и делать ремонт после холодов.

Лагерь бездомных под мостом в Остине, штат Техас. 17 февраля 2021 года / Montinique Monroe / Getty

В прошлое воскресенье мы тоже смогли провести литургию утром, хотя погода уже испортилась. Вечернюю службу в преддверии Сретения Господня мне пришлось отменить, потому что дороги стали просто непроходимыми. Я служу в нашем храме уже 25 лет, и если не ошибаюсь, из-за погоды богослужение пришлось отменять впервые.

Конечно, прихожане старались поддерживать друг друга в сложной ситуации. Многие звонили друг другу узнать, все ли в порядке. Честно говоря, наши женщины делали это больше, чем мужчины. В моем случае, например, одна семья приходила к нам домой пару раз, поскольку у них не было электричества и воды, еще несколько человек приезжали принять душ или просто погреться.

Кроме того, у нас есть семья, где у маленького мальчика диагностирован рак. Люди звонили им все время, я тоже спрашивал, нужна ли помощь. Кстати, не так давно мы устроили этому парню «автомобильный день рождения»: все приезжали и дарили подарки, стараясь держать дистанцию, поскольку иммунная система у него подавлена лекарствами. Это было очень трогательно и важно для всех нас.

«У меня прорвало трубы и соседи звали меня к себе»

Софья Табаровская, член приходского совета и директор воскресной школы храма святого Владимира в Хьюстоне:

— Для многих людей этот снежный шторм стал трагедией. Я не слышала по поводу наших прихожан — надеюсь, Господь помог им. Но знаю, что в Хьюстоне погибло много людей — бездомные, кто-то решил согреться в машине и не открыл дверь гаража.

Знакомые американцы написали мне, что в городе за эти дни от стихии погибло 20 человек, но на мой взгляд, это предварительные данные. Мы еще не знаем, какова судьба людей, которые находятся на ИВЛ в больницах.

Кристен Янг с годовалым сыном в согревающем центре, куда они пришли после двух дней без электричества. Абилин, штат Техас 15 февраля 2021 года / Ronald W. Erdrich / Reporter-News via Reuters

Меня эта ситуация навела на очень грустные мысли: в стране, в которой столько технологий, тем более, у нас в Хьюстоне, где находится один из центров американской космической и нефтегазовой промышленности, небольшой морозец — минус 5-10 градусов по Цельсию — и снег в пару сантиметров толщиной наделали столько бед. В домах лопались трубы, протекали потолки, был просто потоп, и это было ужасно. На нашей русскоязычной странице в Facebook многие показывали такие картины — это невероятно.

Например, я из Сибири, родилась в Чите, и по мне это не мороз, а вполне нормальная погода. Но даже для меня то, что произошло сейчас, стало большой неожиданностью и заставило задуматься: как же так, почему все это не было предусмотрено заранее? Говорят, что такие морозы здесь были в 1965 году, в 1989 году. Ну и что потом, никаких выводов не сделали?

Меня поразило, как члены русской диаспоры помогали друг другу. Кому-то удалось избежать отключений, и люди приглашали к себе других. Кто-то писал, что все спали в одной кровати.

У нас дома прорвало трубы, и вода просто водопадом текла с потолка. К счастью, сейчас эту проблему уже удалось решить и мы обошлись своими силами, хотя несколько ночей спали в теплой одежде. Но несколько прихожан нашей церкви приглашали меня, предлагали привезти продукты. Это очень трогательно.

Конечно, мы переписывались, старались поддержать друг друга. Правда, телефон приходилось заряжать от аккумулятора, для этого мы выгоняли машину из гаража, а заодно грелись в ней. Однако телефон все равно быстро разряжался, потому что звонили и писали очень многие друзья, в том числе из России.

Люди выбирают теплую одежду в мебельном магазине, ставшем временным приютом для тех, кто остался без электричества. Хьюстон. 16 февраля 2021 года / David J. Phillip / AP

Вся эта ситуация показала, насколько важно поддерживать друг друга в трудную минуту. Это касается не только русских, но и американцев. Например, моя соседка пришла спросить, как мы и нужна ли какая-то помощь. Раньше мы с ней мало общались, разве что здоровались, так что такой шаг с ее стороны был неожиданным и очень трогательным.

Моя знакомая из русской диаспоры рассказала, что соседи ей положили под дверь продукты. А одна из наших прихожанок напекла пирогов и тоже отнесла соседям. Такие моменты показывают, что люди неравнодушны друг к другу, и в столь сложные моменты важна даже такая небольшая поддержка очень важна.

“Мы провели без света и тепла 80 часов”

Настоятель храма святого Владимирa в Хьюстоне протоиерей Любомир Купец:

— Все началось поздним вечером 14 февраля, накануне праздника Сретения Господня. Утром мы провели Божественную Литургию, после которой решили сразу совершить всенощную, поскольку уже было известно, что надвигается арктический фронт. Мы надеялись, что на следующий день утром хотя бы кто-нибудь сможет снова приехать в церковь и продолжить празднование Сретения Господня.

Я вернулся домой ближе к вечеру, и через пару часов на дворе появились сосульки. Мне удалось быстро связаться с регентом приходского хора Ксенией Маайта и с секретарем сестричества Еленой Громыко, которая отвечает за приходскую рассылку, и она сообщила прихожанам о переносе богослужения. 

Уже в ночь на понедельник у нас отключили электричество. Мы посчитали, что в итоге находились в темноте 80 часов – без света и отопления. Нас спасал планшет, с помощью которого можно было подзаряжать телефон.

Наш церковный сторож Аги Нагим успел отключить воду, чем спас храм от наводнения. У нас кран находится прямо в алтаре, и можно представить, что случилось бы в случае прорыва трубы: нам пришлось бы ремонтировать весь алтарь и иконостас. 

К этому времени я даже физически не мог доехать до церкви, поскольку дороги были перекрыты. Мы узнали об этом, когда наши дети поехали в магазин в трех километрах от нас, но полицейские им перекрыли путь. По сути мы оказались отрезанными от внешнего мира. 

Телефон тоже не работал, но у нас поблизости есть гольф-клуб, и там на открытых полях иногда можно поймать сигнал. Таким образом нам удалось коротко сообщить родным, что с нами все в порядке. 

Естественно, днем и ночью мы замерзали в доме, натягивали на себя по три пары носок, штанов, по три свитера, спали в пальто и шапках. Внутри температура была ниже 0 градусов по Цельсию. Слава Богу, у нас оставались свечи, мы зажигали их на кухне, вся семья утешалась чаем, который моя матушка готовила на улице. В гараже мы нашли баллончик с газом, на котором мы готовили еду. Его как раз хватило на эти дни.

Потом электричество дали, но это длилось всего 4 часа, за которые мы успели и постирать, и принять душ. Те, кто привык работать зимой на улице, нас поймут: одно дело выйти на несколько минут или часов и потом вернуться в теплый дом, и совсем другое – приходить в холодное помещение и там точно так же мерзнуть. Такое жуткое состояние потихоньку начало давить на психику. 

Еще до того, как на Хьюстон обрушилась эта стихия, в теленовостях сообщили, что в целях предосторожности в разных районах «веером» будут отключать электричество на несколько часов. Почему-то это обещание не было выполнено, и насколько я знаюв только в одном Хьюстоне, примерно 1 млн 300 тысяч человек остались без света на 4-5 дня.

Все это время у нас отсутствовала связь, поэтому помощи ждать было не от кого, и предлагать кому-то свою поддержку мы тоже не могли. Такая возможность появилась только в четверг: я тут же связался с старшей сестрой Любовью Стукаловой, старостой церкви Владиславом Шариным и некоторыми другими прихожанами, убедился, что практически все, кому звонил, были здоровы. Мы до сих пор продолжаем обзванивать прижожан, и понимаем, что у многих в домах лопнули трубы и приходится срочно делать ремонт. 

Вся эта история научила меня тому, что нужно предвидеть вещи заранее, быть готовым в жизни даже к вещам, которые человек мысленно отвергает и считает, что этого просто не может быть. Ведь по сути в Хьюстоне снегопад сейчас в принципе невозможен: у нас обычно в это время уже деревья цветут, трава зеленеет и птицы поют.

Но я понял, что невозможные и непредвиденные вещи могут происходить на каждом шагу, и зная такую непредсказуемость местного климата, всегда держу в машине теплую одежду: обычно она не нужна, но когда приходится – у меня все есть. 

Мне кажется, подобные случаи приводят нас к тому, чтобы мы больше надеялись на Бога, а не на компании, которые вроде бы должны обеспечивать нашу жизнь. Ведь в принципе в Хьюстоне не должно было случиться такое ЧП: в Техасе добывается много нефти и натурального газа, и, наверное, были возможности произвести достаточно электроэнергии. Я думаю, имел место человеческий фактор, который всегда может подвести. 

Впрочем, меня лично нынешняя погода в Хьюстоне не удивила, потому что мы с матушкой с 1993 по 1997 годы жили на севере штата Нью-Йорк около Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле. Зимой 1996-го морозы там достигали минус 30 градусов, мне в 3 часа ночи приходилось вставать, заводить машину, которая, слава Богу, включалась на второй раз, и ехать в монастырь и готовиться к ранней Божественной Литургии. Для меня это была хорошая закалка, так что такой мороз, как сейчас, меня не может напугать. 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.