Совпадение Нельсона

Источник: Русфонд
|
В США во время процедуры донации костного мозга впал в кому и скончался 44-летний донор Деррик Нельсон. Для мировой медицинской практики это чрезвычайно редкий случай. Именно поэтому он приковал к себе внимание врачей и журналистов, вновь породив волну вопросов о безопасности потенциальных доноров. 

Согласно исследованиям, которые проводила Всемирная ассоциация доноров костного мозга (WMDA), риски от процедуры для доноров минимальны и проявляются, как правило, в виде болезненных ощущений в области поясницы, ломоты в костях, слабости и головокружений, которые проходят в течение нескольких дней. Однако случай, произошедший с 44-летним американцем Дерриком Нельсоном, возможно, заставит скорректировать стандарты безопасности по отношению к донорам во время процедуры.

Апноэ и другие обстоятельства

Бывший военный по имени Деррик Нельсон был директором колледжа в Вестфилде, штат Нью-Джерси (США). Давным-давно, еще в 1996 году, он сдал образец крови во время донорской акции. Но совпадение произошло лишь 22 года спустя. Осенью 2018 года с Нельсоном связались представители американской донорской организации Be the Match и спросили, можно ли сделать расширенный анализ: похоже, фенотип Деррика совпал с фенотипом 14-летнего юноши из Франции, которому требуется пересадка костного мозга. Анализ показал полное совпадение.

Нельсон сразу согласился стать донором. Однако в ходе предварительного медицинского обследования выяснились подробности, которые сильно осложнили процедуру донации. В феврале 2019 года в студенческом издании Hi’s Eye появилась заметка «Доктор Нельсон жертвует стволовые клетки, чтобы спасти жизнь», в которой подробно описывалась суть проблемы.

Деррик Нельсон стал потенциальным донором костного мозга еще в 1996 году, когда служил в армии, однако совпадение произошло только теперь, 22 года спустя

Первоначально врачи клиники Берген в штате Нью-Джерси планировали провести операцию по сбору стволовых клеток из костного мозга под общей анестезией. Но это оказалось невозможно: Деррик страдал апноэ (синдром, который заключается в спонтанных остановках дыхания во время сна), оно проявилось у него еще во время службы в армии.

Пациентам с апноэ общий наркоз делать опасно, поэтому врачи решили использовать альтернативный метод – аферез. Нельсон сам разъяснял этот процесс корреспонденту Hi’s Eye: «Кровь из одной руки отправляют на центрифугу, где отсеивают стволовые клетки, а потом возвращают кровь обратно, в другую руку».

Однако на финальном этапе обследования выяснилось, что у Нельсона есть признаки серповидноклеточной анемии – генетического заболевания, при котором в организме вырабатывается аномальный гемоглобин, из-за чего эритроциты не могут нормально обеспечивать органы и ткани кислородом. Как объяснили Нельсону врачи, это заболевание делает невозможным cбор стволовых клеток из периферической крови методом афереза. Однако конкретно в этой ситуации, когда у Нельсона произошло полное совпадение с 14-летним реципиентом, нуждающимся в пересадке, врачи пошли на риск.

В итоге было решено все-таки взять стволовые клетки из костного мозга, но проводить процедуру не под общим, а под местным наркозом, чтобы контролировать дыхание и состояние пациента.

Перед донацией Нельсон сказал корреспонденту Hi’s Eye: «Вернуть кому-то годы жизни – ради этого можно и потерпеть боль». Это были его последние слова. После процедуры Деррик неожиданно впал в кому, которая продлилась несколько недель. Все эти дни в его палате неотлучно находились его близкие. 7 апреля, в воскресенье, Деррик скончался.

Доброта и отзывчивость

Первой о его смерти объявила руководитель школьного округа в Вестфилде, доктор Маргарет Долан. «Деррик поражал нас всех своей порядочностью, добротой, отзывчивостью и бесконечно позитивным настроем», – сказала она. Мэр Вестфилда Шелли Бриндл написала у себя в фейсбуке об «огромной потере для местного сообщества». После этого в сети и местных СМИ поднялась настоящая волна соболезнований. При этом многие подчеркивали самоотверженность Нельсона и восхищались его поступком.

Салим Шиваад – друг Нельсона, музыкант из Атланты, штат Джорджия, – назвал смерть Деррика героической. «Он умер, пытаясь спасти жизнь ребенку – абсолютно незнакомому, из другой страны», – написал Шиваад у себя в твиттере.

В память о Нельсоне зажгли свечи студенты из колледжа в Вестфилде, где он был директором

Сенатор штата Нью-Джерси Том Кин призвал соединиться в мыслях и молитвах с семьей покойного, добавив, что Вестфилд потерял в лице Нельсона настоящего и бескорыстного лидера. А губернатор штата Фил Мерфи подчеркнул, что Нельсон выражал все самое лучшее, что есть в штате Нью-Джерси.

Активисты Вестфилда начали сбор подписей за переименование колледжа в честь Деррика Нельсона на платформе Change.org. Воспитанники Нельсона восхищаются его мужеством и решительностью. «Я всегда знала, что он великий человек, – говорила изданию NJ.com 16-летняя Марсела Эванс. – Когда перед операцией я узнала, что он болен, я очень расстроилась, потому что он ведь кому-то помогал. Но то, что он даже с болезнью принял это решение, вызывает у меня бесконечное уважение». Учительница английского языка в Вестфилдском колледже доктор Этель Хэсти написала в комментарии к статье Hi’s Eye о Нельсоне: «Крайне редко встречаются люди, которые готовы бескорыстно пойти на риск ради совершенно незнакомого человека».

Невеста Нельсона Шеронда Брейкер опубликовала заявление для местных СМИ. «Его щедрый и добрый поступок, последний в его жизни, лучше всего говорит о том, каким человеком он был и каким мы его будем помнить», – написала она.

Риски минимальны

Среди комментариев под постами официальных лиц Нью-Джерси были не только соболезнования – попадались также и реплики о рисках процедуры донорства костного мозга. Однако официальных комментариев врачей о причинах гибели Нельсона и ее связи с процедурой пока не последовало.

Обычно риски для доноров костного мозга оцениваются как крайне невысокие. В статье Washington Post о гибели Нельсона приводится статистика американской Национальной программы доноров костного мозга: лишь у 2,4% доноров в ходе донации могут возникнуть осложнения, связанные с использованием анестезии или повреждением костей, мышц или нервов.

Надпись на значке гласит: “Деррик Нельсон — наш герой”.

В 2008 году медицинский журнал Haematologica опубликовал масштабное исследование группы ученых под руководством швейцарского гематолога Йорга Халтера. В нем рассматривались результаты более 50 тыс. родственных донаций начиная с 1993 года. На 51 024 процедуры было выявлено пять случаев смерти доноров, причем двое из них были старше 50 лет, а один скончался вследствие врачебной ошибки. Что касается летальных исходов среди неродственных доноров, то, по данным WMDA, до Нельсона такой случай был всего один из 250 тыс. донаций (с 1988 года). В целом это количество столь мало, что делать статистически значимые обобщения на этой выборке представляется невозможным. Конечно, ни одна операция не может считаться абсолютно безопасной. Однако очевидно, что в случае с донацией костного мозга риск осложнений минимален.

Мнения специалистов

Мы попросили прокомментировать ситуацию нескольких специалистов в области трансплантации костного мозга.

Ольга Макаренко, медицинский директор Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова:

– Для любого регистра в первую очередь важно здоровье донора. Поэтому его полностью обследуют и, если обнаруживаются относительные противопоказания к донорству гемопоэтических стволовых клеток, врачебная комиссия дает заключение о допуске донора (в России это делается согласно приказу Минздрава РФ №875Н от 12.12.2018). Врачи, работающие с донором, должны в первую очередь думать о его здоровье и проводить заготовку клеток, только если нет никаких вероятных последствий.

По данным исследования 2014 года, риск развития серьезных осложнений для доноров костного мозга составляет 2,38%. Считается, что для здорового человека донация безопасна. Но риски есть всегда: даже когда вы идете в лес и вас кусает пчела, возможно развитие анафилактического шока и смерть. А подписывая соглашение на общую анестезию, вы узнаете обо всех рисках и осложнениях, встречавшихся за всю историю применения общего наркоза. Только вопрос в том, готовы ли вы перенести общий наркоз ради спасения другого человека?

Что касается конкретно этого случая: РДКМ уже запросил подробную информацию у WMDA. Необходимо разобраться, что именно произошло. Как только мы получим все детали, мы сможем выработать дополнительные предупредительные меры. Все же судить о ситуации по информации из СМИ некорректно.

Мигран Назаретян, медицинский директор Армянского реестра доноров костного мозга, гематолог:

– Это, конечно, трагический случай, в его основе целая череда факторов. Сначала от общего наркоза отказались из-за того, что у Нельсона было апноэ. По протоколам WMDA апноэ не считается противопоказанием, но ясно, что наркоз в таком случае давать опасно. Можно было бы взять у него стволовые клетки из периферической крови, но он – носитель гена серповидноклеточной анемии. Надо сказать, что у афроамериканцев это весьма распространенная генетическая мутация. И носители этих генов, с точки зрения WMDA, могут быть донорами. Но только нельзя у них брать стволовые клетки из периферической крови. То есть и так нельзя, и этак нельзя. Пришлось выбрать промежуточный вариант, под местным наркозом, что, к сожалению, сработало не так, как должно было бы.

Понятно, что этот случай войдет в исследования: по стандартам WMDA врачи пристально следят за здоровьем донора после донации. Даже если тот упадет и сломает ногу, этот фактор будет исследован: а вдруг есть какая-то связь с процедурой? И, конечно, случай с Нельсоном имеет значение не только для Американского регистра, но и для всех 66 регистров, которые входят в WMDA. Первый вопрос, который мне задают будущие доноры: «Насколько это опасно?» До этого момента я с полной уверенностью говорил: «Никакого риска нет». Сейчас я уже так сказать не могу. Но это сугубо моя точка зрения – в Американском регистре со мной не согласны: они считают, что это экстраординарное исключение.

Но главное, что меня сейчас волнует, – 14-летний реципиент во Франции. Его же готовили к пересадке, убили его собственный костный мозг. Что теперь с ним будет? Пока об этом ничего не известно.

Полина Степенски, завотделением трансплантации костного мозга клиники «Хадасса», трансплантолог с мировым именем, обладатель титула «Человек года» в Израиле:

– Трудно сказать, из-за чего это произошло. Может быть, ошибка анестезиологов, может, особенности состояния донора. Лично я считаю, что этот случай никак не влияет на статистику безопасности доноров. Важность дела, которое делают врачи и доноры, и процент выживаемости больных после пересадки костного мозга совершенно несопоставимы с единичными случаями осложнений. Риски для доноров по-прежнему минимальны.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Биолог и палеонтолог Александр Храмов - об обезьянах, “митохондриальной Еве” и всемирном потопе
Мы живем в ситуации тотального бытового неверия — к евангельскому повествованию в неделю о расслабленном

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: