В Амурской области 63-летний предприниматель восстановил заболоченное озеро и вырастил несколько сотен деревьев ради местных детей. Он мечтает открыть здесь природный парк и организовать экологический форум, но в муниципалитете нет ни денег, ни желания взваливать на себя лишнюю нагрузку. «Правмир» побывал в «Школьном лесничестве» Михаила Данькова.

Михаил Даньков живет в бывшем угольном поселке Новорайчихинск дальневосточного Приамурья. Практически его ровесник. Помнит, когда здесь жили 7000 молодых горняков с семьями. Как строили кирпичный завод и жилые дома. Видел, как кончились запасы угля и пришла разруха.

С детства он мечтал связать свою жизнь с природой. На вопрос, водили ли его родные в лес, отмахивается — все сам. Бегал на озеро купаться, собирал летом ягоды и грибы, а зимой — проходил на лыжах десятки километров.

Новорайчиха

В старших классах узнал от друга, что в Хабаровске на геологов и радиотехников учат. Когда поступать приехал, узнал, что профессию мечты не получит — на геологов набора не было. Так Михаил получил техническую специальность.

После вуза Даньков вернулся в Новорайчихинск — женился, построил дом, родил двух сыновей. И уже с ними и с женой пропадал в лесу все выходные и праздники. Михаил уговорил директора завода, где он тогда работал, высадить первые сосны у озера. Но к началу нулевых кончились запасы угля и пришла разруха. Завод закрыли. 

Михаил стал предпринимателем. Открыл цех металлических и деревянных конструкций. Но с идеей вырастить лес у озера не расставался. Жена его поддерживала, вместе они думали, как привести в порядок опустевшую турбазу под поселком. 

Сегодня добротный дом Михаила стоит позади полуразрушенной четырехэтажки в центре села на 2000 жителей. В квартирах с разбитыми окнами гуляет ветер, а в соседних продолжают жить люди. В основном, пенсионеры. Теперь поселок городского типа называют брезгливо — Новорайчиха.

Цех металлоконструкций Данькова занимает часть разобранного почти до основания кирпичного завода. Но переезжать за лучшей жизнью, как большинство соседей, Михаил не собирается. 

Вместе с воспитанниками местного дома-интерната он вырастил сотни деревьев недалеко от поселка, у озера.

Старенький японский микроавтобус встречает нас на полпути к озеру. За рулем улыбается в седые усы подтянутый мужчина в сером свитере и камуфляжных брюках. Убирает вещи с пассажирского сиденья, освобождая нам место. Скромно отворачивается от объектива.

Михаил Даньков

— Да что я, не во мне же дело. Вы смотрите, как красиво вокруг, — говорит он.

«Помню, как деревья сажали»

Машина скрипит и переваливается на пыльной проселочной дороге. Именно в ней Михаил в первые годы возил детей на озеро. Вместе они убирали территорию, собирали ягоду. Педагоги интерната, а позднее и местной школы, Данькова поддерживали. Во-первых, давно его знали. Во-вторых, все-таки развлечение в глуши для ребят.

— Помню, передачу показывали про одного мальчишку нашего, как его в семью забрали. Так он на вопрос, чем жизнь в интернате запомнилась, ответил: «Как в озере купались и деревья сажали». Для меня это лучшая награда, — говорит Михаил.

Бывшая дамба Муравка оказалась бесхозной 30 лет назад, и Михаил хотел навести здесь порядок. Но с властями не договорился, да и своих забот хватало. А в 2000-х попробовал снова: очистил берег, вместе с другими жителями убрал мусор и завез песок для пляжа.

— Когда начинал, все, конечно, было печально. Мост обрушился, дорога была разбитая. Прогрейдеровали, мост восстановили, — показывает Михаил на полутораметровый проезд в виде двух металлических направляющих.

Под мостом вода из того самого озера стремится в реку Кивда, которая впадает в одну из трех крупнейших амурских рек — Бурею. Одна давно не годится для купания из-за многолетней угольной добычи в районе. Вторая — хоть и чистая, но горная: стремительная, с каменистыми берегами, поэтому привлекает лишь экстремалов.

Дорогу прорезает прозрачный поток. Трубу в 90-е выкопали и сдали на металлолом.

— Временно выложил камнями, чтобы можно было проехать. Но уже приготовил все для моста. К зиме, думаю, управлюсь, — говорит Даньков.

Микроавтобус Михаила подъезжает к шлагбауму с аншлагом: «Охраняемый участок». Официально оформить землю Даньков решил через несколько лет после восстановления озера. Зарегистрировал 30 гектаров под «Территорию школьного лесничества». Должно было легче стать, но вместе с правами на землю появились и обязанности.

Слишком много бумаг

— Школьный автобус получить практически невозможно. Надо столько бумаг подписать, согласовать. То дорога не подходит по нормативам, то противопожарные нормы не соблюдены. Много ограничений, любое хорошее дело насмарку пойдет с таким подходом, — сетует Михаил.

Не только чиновники, сами жители не хотят ввязываться в заведомо неприбыльное дело. Из всего коллектива местной школы помогать согласилась лишь одна учительница. Географ и биолог. Остальные прямо сказали, что не хотят брать на себя лишнюю нагрузку.

— Детям природа нужна. На экране да в книжках ее показывать — это одно, а в естественных условиях — эффект совсем другой.

Та учительница — молодец, столько лет помогает. Буквально на прошлой неделе детей привозила. Подготовились к пожароопасному периоду. Потом чай пили из самовара на дровах, — рассказывает Даньков.

Шестеро детей, птенцы серой цапли, хорек-альбинос и поросенок Витька
Подробнее

Летнему экологическому отряду отказали в транспорте. Чтобы не расстраивать детей, решили до озера добираться на велосипедах. Двадцать дней 10 школьников с учительницей ездили к Муравке на экологичном транспорте. Деревья сажать, купаться и дышать свежим воздухом. Педагогу пришлось оформлять все документы о работе школьного лесничества.

— В итоге все сошло на нет. И вижу, взгляд уже у нее [учительницы] начал гаснуть. Одни бумажки только и отчеты, не до детей с природой стало. Человек просто устал. Чувствую — это тупик, — разочарованно вспоминает Даньков.

«Что, все бросить и заниматься экологией?»

Бюрократия все губит, уверен Михаил. На каждом лежит чрезмерная ответственность. Поэтому понимания у местных властей не найти.

— Люди и так работой завалены. Не успеваешь войти в кабинет, одна реакция: «Денег нет». Другие отмахиваются, мол, не до этого. У них «коммуналка», социалка и я тут еще со своими утопиями. Разводят руками: «Что нам, все бросить и заниматься экологией?!», — говорит Михаил Даньков.

Но он не сдался. Познакомился с властями поселка Прогресс, к которому теперь относится Новорайчихинск. Местное лесничество выделило ему помощника на полставки. А весной 2019-го Данькова поддержали и жители поселка — большинством голосов выбрали одним из пяти членов Совета народных депутатов Прогресса. На нем теперь ответственность за 12 000 человек — жителей соседних поселков.

— Мы объединились с жителями. Теперь зимой у нас — лыжи, санки, катание в повозке на конях. Летом — походы, квесты новомодные. Много народу стало приезжать к озеру. Красота, — рассказывает депутат.

Михаил подал заявку на проведение экологического форума. Вместе с единомышленниками придумали лозунг: «Экологическое мировоззрение — наш пропуск в будущее». 

— Люди не понимают, что это не просто бумажку до урны донести. Там скорее воспитание. А мировоззрение — это любовь к природе, понимание ее истоков. Что все мы — ее часть, — объясняет Даньков.

Грант он не получил. Но продолжил продвигать эту идею. С местной администрацией долго обсуждали детали. Но перед самым запуском Михаилу намекнули, что не до форума сейчас.

— «Ну, приедут люди. Ну, посмотрят на природу. Поговорят, и чего дальше? Мы же только опозоримся». Так рассуждают чиновники, и я их не осуждаю. Может, и правильно, что не сложилось с форумом. Приедут ученые, а что я, простой мужик, им скажу?! Я же говорить-то не мастер, — заключил Даньков.

Михаил Даньков

Мечта Данькова

Идея Михаила Данькова проста. В Амурской области множество заповедников и заказников. Но все они достаточно удалены от населенных пунктов. А такое место, как озеро Муравка, можно сделать спутником любого города, поселка, деревни. Возле каждого поселения пропадают земли. Кто-то свалки устраивает, другие — на дрова последний березняк вырубают, третьи — сетями всю рыбу выловили.

— Варианты разные. Школьное лесничество можно сделать, например, как у меня. Можно высаживать лесные аллеи. Или взять пустырь и превратить его в зеленую зону, — говорит Даньков.

Игорь Шпиленок: «Возвращаешься через три недели, а леса уже нет». Что не дает спокойно жить фотографу дикой природы
Подробнее

Сейчас Михаил Даньков переоформляет землю на себя по программе «Дальневосточный гектар». Тогда он станет здесь полноправным владельцем, а не арендатором Гослесфонда.

— Есть у меня мечта. Сделать здесь особо охраняемую природную территорию. Но загвоздка в том, что этот кусочек земли слишком мал для федеральных масштабов. В области — тоже свои нюансы. А у муниципалитетов одни дотации. И опять все упирается в бумажки, — сетует Михаил Даньков.

Вот и получается, что в муниципалитете денег нет. Земля принадлежит району. Природой занимается Лесхоз, а подрастающим поколением — Минобр. Как это все объединить, Даньков не представляет. Но не оставляет надежды вернуть детям природу, рядом с которой он сам рос 50 лет назад.

— Озер много было, речка чистейшая. Рыбы полно: таймень, ленок, хариус. Я школьником с удочкой в этом озере ведрами рыбу мог ловить. Грибы, орехи. Каждый год по 15 мешков на зиму заготавливали. Сейчас который год нет урожая на орех. Желуди и те выродились. Дерево сейчас вырастить сродни подвигу, — разводит руками Даньков.

Пропуск в будущее

Сегодня спасенное озеро — единственное пригодное для отдыха место на десятки километров. Все о нем говорят. Вот подъехала семья. Папа, мама и дочка с собакой. 

«Дикая природа России-2014»: 36 лучших фото
Подробнее

— Знакомые про это место рассказали. Сами мы в Прогрессе живем. Но там особенно выбраться некуда на природу. Была платная турбаза, но ее быстро закрыли. Сюда когда приехали в первый раз, увидели, какая вода чистая. Слышал, что это дело рук местного жителя. Он и за дорогой смотрит, проезд организовал, зимой у него здесь на ватрушках люди катаются. Дай Бог ему здоровья, — говорит отец, Александр Болелов.

Тем временем в соцсетях амурчане сравнили Михаила Данькова с Гретой Тунберг, протестовавшей у шведского парламента с плакатом «Школьная забастовка за климат». Его активность привлекла региональные власти. Идея природного парка заинтересовала областное министерство, отвечающее за туризм (ВЭСТиП Амурской области).

— Поднять тему экологического образования нужно. Мы поможем. Рассматриваем возможность проведения экологического форума, который планировал Даньков. Как вариант — в рамках ежегодного туристического форума, который проводится в Амурской области. Мы можем помочь подготовить площадку, профинансировать проект. Идея, конечно, прекрасная. Осталось ее оформить, — сообщила Наталья Храмова, представитель Центра кластерного развития Амурской области.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: