Спасти Женю: как три долгих дня искали пропавшего мальчика

Поиск четырехлетнего Жени Белоножко в Брянской области начался 25 мая, в день пропавших детей. Три дня поисковики отряда «Лиза Алерт»-Брянск надеялись, что мальчик выживет. Они надеялись зря. Как добровольцы ищут пропавших детей и почему готовы раз за разом ехать на помощь – в отчете брянского координатора-волонтера Сергея Клецина.

День первый. Когда пропадает ребенок

24 мая четырехлетний Женя днем ушел из дома в селе Стечне гулять с двухлетней сестрой и не вернулся домой. Заявление в полицию поступило примерно в 1.00, заявка в «Лиза Алерт» – в 7.32, то есть через 14 часов после пропажи ребенка, а это очень, очень много потерянного времени.

Координатор Сергей Клецин принял решение выезжать на место пропажи Жени сразу, не дожидаясь результатов полного прозвона (больницы, справка скорой помощи, бюро регистрации несчастных случаев, родные), потому что было очевидно, что ребенок провел на улице холодную ночь. Время было дорого. Из Брянска выехали координатор с помощником и пять старших поисковых групп, которые могут водить группы из сотрудников служб и добровольцев из местного населения, готовых участвовать в поисках. Поиск взяли в работу два информационных координатора, параллельно собирая информацию, опрашивая родственников по телефону, прозванивая медицинские учреждения, проверяя свидетельства и формируя экипажи из Брянска.

К моменту приезда на место у поисковиков уже была вся информация по ситуации от заявителей и правоохранительных органов.

Штаб поставили недалеко от пруда, в центре поселка, рядом с домом ребенка. Продолжили работу по сбору свидетельств: опросили местных жителей, соседей, мать. На пруду к моменту приезда групп из Брянска уже работали водолазы. Из Брянска выехали 11 экипажей. Координатор раздал задачи: в первую очередь обследовать брошенную технику, отрабатывать природную среду на отклик (когда поисковики зовут пропавшего в надежде, что он отзовется). Подъехали информационные координаторы, продолжили собирать информацию, наладили контакт с представителями госслужб: МВД, МЧС.

До наступления темноты 25 мая было отработано множество задач: проверены придомовые территории в поселке, заброшенные и недостроенные здания, школьная территория, дороги, обочины и высадки вдоль дорог, во всех соседних поселках на удалении до 10 километров были опрошены местные жители, проверены заброшенные и недостроенные здания, лес отработан на отклик, ближайшие поля осмотрены с беспилотника и с малого самолета частной авиации, найденного авиакоординатором ВПСО «Ангел». Водолазы завершили осмотр 40% пруда, колодцы, водоемы, ручей за домом осмотрены с помощью подручных средств.

Ребенок не найден, не обнаружено никаких свидетельств и предметов, которые могли бы что-то подсказать.

День второй. Когда есть надежда

Ребенок не найден, не обнаружено никаких свидетельств и предметов, которые могли бы что-то подсказать.

Ночью с 25 на 26 мая начали подъезжать группы из других регионов (Москва, Орел, Калуга, Тула, Курск, Белгород, Тамбов, Воронеж). Координатор принял решение расширять территорию поиска и повторно отрабатывать уже просмотренную ближайшую территорию.

26 мая водолазы закончили исследовать пруд и ручей – ребенка там нет. Кроме того, пруд осмотрели с воздуха (он прозрачный, местами хорошо видно дно). В ночь с 26 на 27 мая работа продолжилась, и утром 27 мая поисковые группы повторили осмотр поселка, территории школы и заброшенных зданий. Дороги, линии электропередач, ручьи и прочие линейные ориентиры отрабатывали с помощью квадроцикла и внедорожников. Еще раз с помощью беспилотника с утра осмотрели поля, затем их обследовали два вертолета. Пешие группы продолжили прочесывать лес.

Суммарная длина треков с навигаторов поисковиков – 1790 км.

День третий. Когда некуда больше бежать

В 15.20 координатору позвонили сотрудники полиции и сообщили, что Женю нашли – он погиб в выгребной яме туалета на территории школы.

Сергей Клецин, координатор «Лиза Алерт»-Брянск:

– Пустота и полное непонимание… Несмотря на изначально неутешительные вводные, упущенное время с момента пропажи до подачи заявки и особенности местности, мы до последнего надеялись найти ребенка живым. Но в данном случае мы были бессильны… Как такое может произойти? Как в 21 веке, в стране, которая пытается показать себя лидером на мировой арене, маленький ребенок гибнет там, где ничто не должно угрожать его безопасности? Как можно допустить, что взрослые, подготовленные люди, профессионалы, которых сложно чем– то удивить, возвращались с задач в шоке от количества опасностей на квадратный километр? Этот туалет неоднократно осматривали, но технически обнаружить тело не представлялось возможным, потому что помимо нечистот туалет был забит мусором, который туда сваливали годами! В богатейшей стране мира не нашлось решетки и замка, чтобы обезопасить детей… На территории школы, помимо смертоносного туалета, прямо в полуметре от дороги и на стадионе красуются открытые люки, полностью затопленные водой, трансформатор с электричеством в открытом доступе, резервуар с крышкой без замка…

И самое страшное, что это не проблема этого конкретного поселка – это проблема, с которой мы сталкиваемся ежедневно на каждом поиске, в каждом уголке нашей огромной страны… Сколько наших детей должно погибнуть, чтобы ситуация изменилась?

«Я хочу, чтобы этот ребенок вам снился»

Григорий Сергеев, председатель отряда «Лиза Алерт»:

– Это не первый случай. До этого мы искали малыша, который погиб в люке. Другой – в цистерне, вкопанной на школьной территории. Еще один в прошлом году в сельском сортире, теперь вот школьный туалет. Куда бы мы ни приезжали на поиск, в земле полно рукотворных дыр с водой и без, которые убивают наших детей. В любой сельской местности мы находим дырки в земле на месте прежних туалетов. Службы, как кроты, делают люки в неожиданных местах и не следят за ними. Местным властям это не интересно. В результате ребенок узрел в куче мусора, который покрывает яму с фекалиями, мячик, и полез за ним. Часть мусора лежит на твердой поверхности, часть на жидкой. Этого бы не произошло, если школа была бы безопасной средой – не эта конкретная, а все, если бы люди не бросали мусор в выгребную яму школьного туалета, если бы дети не бежали зимой на перемене 100 метров к дырке в полу без бумаги и раковины, если бы все люки на территории школы были закрыты… Тогда все могло бы быть иначе.

Анастасия Волкова, координатор «Лиза Алерт»:

– Несомненно, разруха в головах, и я не устану повторять, что мы тоже можем многое изменить. Чем я и занимаюсь несколько лет. Но тем не менее, у меня остаются вопросы ко всем чиновникам всех уровней и ко всем тем, кто должен за это отвечать. Вопрос ко всей системе, которая породила эти туалеты и выгребные ямы на школьных территориях. Вам нормально? Как вам там в своем мире, нигде ничего не жмет? Яхты достаточно удобные? А туалет в них? Все хорошо у вас? Я хочу, чтобы вам этот ребенок каждый день снился. Смотрите на эти фото, и пусть вас каждую ночь мучают кошмары. Сколько ещё детей должно погибнуть из-за взрослых, которые не в состоянии отвечать за свою зону ответственности? Я смотрю на все эти чудовищные фото из детских региональных больниц, поликлиник, смотрю, как вокруг меня бьются люди, чтобы собрать денег на лечение за границей очередного больного ребенка, и могу этот список долго продолжать. Смотрю, и волосы на голове шевелятся. Жаль, что пока я это пишу, кто-то неистово доказывает по телевизору, что у нас все хорошо и первое с чем надо бороться – это с внешними врагами. Друзья, у нас есть проблемы поважнее – это наши дети, умирающие в выгребных ямах и в пожарах торговых центров.

Сергей Клецин:

– Хочу выразить огромную благодарность всем, кто принимал участие в поиске. Вы не жалели себя и отработали на пределе человеческих возможностей. Мокрая обувь и одежда, бессонные ночи, километры задач не смогли вас остановить. Спасибо регионам, которые не раздумывая выехали на помощь и качественно отрабатывали поставленные задачи. «Лиза Алерт» Брянск, не сомневался ни в ком из вас, и вы не подвели, с вами хоть на край света… Спасибо сотрудникам полиции и МЧС, с которыми с первых минут было налажено полное взаимодействие, с вами было очень приятно и комфортно работать! Спасибо всем, кто помог с авиацией, и лично нереально крутым пилотам, которые преодолели сотни километров и безукоризненно отработали поставленные задачи. Спасибо водолазам за качественную работу. Спасибо местным жителям за помощь в организации питания. Спасибо всем, кто принимал участие в поиске.

Мы сделали все, чтобы у ребенка был шанс выжить…

PS. Одновременно с этой историей 29 мая на сайте госзакупок была обновлена информация по ранее размещенной закупке №0127200000218002672 – о выполнении ремонтных работ по замене санузлов административного здания, расположенного по адресу: г. Брянск, проспект Ленина, д. 33 (правительство области, департамент региональной безопасности, департамент финансов, департамент экономического развития, избирательная комиссия). На замену двух кабинок, светильников, кранов, а также более 200 кв. м. настенной плитки планируется потратить 1 697 691 рублей.

Жаль, что эта закупка обновлена не в пользу ремонта туалета школы села Стечна и других школ области.

Ксения Кнорре Дмитриева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: