Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
Главная Общество Милосердие

Стала приемной мамой, а через год – инсульт. Но лучше всего Светлана произносит имя дочери

Нельзя допустить, чтобы малышка потеряла маму второй раз
Света

Часто была одна

– Мама! Мама! – полуторагодовалая Эмилия, сидевшая на коленях у тети Лены, соскочила на пол и побежала по больничному коридору.

– Э-ми-ли-я! – с трудом произнесла Светлана, чуть приподнявшись в инвалидном кресле, и попыталась улыбнуться.

“Эмилька, конечно, замечает, что с мамой что-то не так: она в коляске, не может нормально говорить и мимика у нее другая. Но что именно происходит, племянница не понимает. Слишком маленькая, – вздыхает Елена. – Но Эмилия, сама того не зная, – это огромный стимул выздороветь для своей мамы. Света, может, потому и восстанавливается так быстро. И вообще – жива”.

Света

Сестры Лена и Света родились и выросли в Москве. Воспитывала их мама. Она преподавала английский и немецкий языки в школе, где они учились. А учились обе хорошо. Лена – отличница, Света – хорошистка. Папа из жизни девочек исчез, когда они были совсем маленькими.

Несмотря на разницу в возрасте в полтора года, сестры с детства были очень разными. Лена – общительная, компанейская, веселая, Света любила побыть одна, была скрытной, но при этом очень целеустремленной.

– Мы со Светой лет с семи занимались спортивным ориентированием. Тренеры у нас в школе были хорошие. Все на очень серьезном уровне. Но если я занималась, скорее чтобы время занять, не стремилась ни к чему, то у Светы все было на результат. Она ездила на чемпионаты – России и Европы, брала призовые места. У нас дома все было завешено медалями, грамотами, дипломами. Даже когда мы закончили профессионально заниматься ориентированием, Света продолжала пробежки в лесу – и летом, и осенью. Зимой на лыжах каталась. Соберется и идет одна. Не потому, что у нее совсем не было друзей, просто ей так было комфортно. Она часто была одна. Мы с мамой долго не могли этого понять и принять, – рассказывает Елена.

После школы Лена поступила в институт, чтобы быть учителем – как мама. А Света пошла в кулинарное училище. Правда, работать по специальности Светлана не стала. Устроилась в банк. Сначала была оператором колл-центра, а спустя какое-то время – начальником отдела. В подчинении у нее было несколько десятков сотрудников.

Света с мамой, сестрой Леной и дочерью Эмилией

– Она поднялась по карьерной лестнице сама, без чьей-то помощи, потому что на тот момент у нее была такая цель. Ей это было нужно, интересно. У нее была хорошая зарплата и должность, но вдруг она приняла решение открыть свой небольшой цветочный магазинчик. Света много раз нас с мамой удивляла, шокировала, делала что-то неожиданное. С цветами, как оказалось, у нее особые отношения. Она их чувствует, составляет невероятные букеты. У нее талант! – говорит Елена.

Стала приемной мамой, а через год – инсульт

Замуж она вышла раньше сестры – в 18 лет, а в 20 уже родила сына Сашу. Свете было 25 лет, когда она решила зарегистрировать отношения с молодым человеком, которого знала несколько лет. К сожалению, брак был недолгим – всего год. После развода с мужем Света вернулась жить к маме.

Спустя два года она в очередной раз шокировала родных: “Я ищу ребенка. Уже собрала все необходимые документы для усыновления и закончила школу приемных родителей”.

– Мы с мамой не понимали, как реагировать. Это очень редкий случай, когда кто-то берет приемных детей в молодом возрасте, не имея мужа. И это не потому, что не может родить. Просто Света так решила – взять приемного ребенка. Может, она свое предназначение в жизни в этом увидела. Я раньше даже не знала, что ребенка могут отдать не в семью, а только приемной маме. В Москве у Светы взять младенца не получилось – большая очередь. Она поехала в Питер и там нашла свое маленькое счастье – девочку, которой было полтора месяца. Поначалу для нас с мамой все это было странно, конечно, но сейчас Эмилька – наша-наша. Мы вообще без нее жизни не представляем, – рассказывает Елена.

Эмилия

4 сентября прошлого года Света вдруг почувствовала себя нехорошо. У нее сильно болела голова, тошнило. Она не могла подняться с кровати. Лена с трудом уговорила ее вызвать скорую. “Куда я поеду? У меня дочка! Ей всего годик”, – протестовала Света. Скорая увезла ее в инфекционную больницу с подозрением на менингит. Но уже к вечеру того же дня врачи поняли, что менингит здесь ни при чем. У Светы была аневризма основной артерии головного мозга, то есть выпячивание стенки артерии из-за истончения или растяжения. И она лопнула. Произошло кровоизлияние.

Свету тут же отправили в НИИ скорой помощи имени Склифосовского. А Лену врачи предупредили: “Cитуация серьезная. Если случился один разрыв сосуда, может быть и второй. Когда – никто не скажет, но возможен и летальный исход”. Спустя 3 дня Свету направили в институт нейрохирургии имени Бурденко.

– Я была вместе с сестрой в машине скорой помощи. Она была в сознании, мы разговаривали. Перед тем, как ее увезли в реанимацию, мы сказали друг другу “пока”. Минут через 15 ко мне вышел врач. По ее словам “вы только не волнуйтесь” я уже поняла, что что-то случилось.

“У Светы произошел второй разрыв сосуда. Только что. Ее экстренно прооперируют”, – услышала я. Я сидела ни жива, ни мертва.

Что маме-то говорить? Она человек пожилой, с ней Эмилия. Мне самой страшно. В общем, прорыдалась, набрала мамин номер. Сказала, что Свету забрали на плановую операцию. Про второй разрыв – ни слова, – говорит Елена.

Во время операции по блокированию аневризмы у Светы произошел третий разрыв сосуда. Врачи боролись за ее жизнь несколько часов. Сделали все, что могли. Но доживет ли Света до утра, не сказали. Ночевать в больнице Лене не разрешили. Она приехала туда снова рано утром, не зная, что услышит от врачей. Но Света, к счастью, пережила ночь после операции. И была в сознании.

Реабилитацию нельзя прекращать

– Когда я вошла в реанимацию, то испугалась. До операции у Светы были длинные волосы, их сбрили. Она лежала абсолютно лысая на этой кровати. Бледная-бледная. От головы тянулся десяток проводочков. В носу – трубочка, во рту – трубочка. На глазах – пластыри, чтобы она их не открывала и не перегружала мозг. Это было очень страшно. Но главное, Света меня слышала, реагировала на мои вопросы. Я просила высунуть язык, она высовывала. Просила сжать руку – сжимала. Тогда я немного выдохнула – жива! – вспоминает Елена.

Через две недели у Светы произошло сильное кровоизлияние в мозг. Она перестала двигаться, правая сторона тела была парализована.

Родных Света не узнавала. Она лежала с открытыми глазами и смотрела в одну точку. Врачи боролись за каждый день ее жизни. В вегетативном состоянии Светлана находилась около двух месяцев. Никаких прогнозов доктора не давали.

Посоветовали как можно скорее начать реабилитацию в специализированном центре.

Уже после первого курса реабилитации Света начала реагировать на прикосновения к руке, следить глазами за пришедшими ее навестить посетителями. Родные поняли, что ситуация не безнадежная и нужно сделать все возможное, чтобы Света вернулась к нормальной жизни. Главное – не прекращать реабилитацию. Они собирали деньги по друзьям и знакомым на платные курсы реабилитации для Светы. Бесплатным – по программе ОМС – был только первый курс.

Сейчас Света уже может ходить с палочкой – не очень уверенно, с сопровождением, но – сама. Парализованная правая сторона тела медленно начинает восстанавливаться. Нога почти полностью разработана. В руке появилось движение. Пока неподвижной остается правая часть лица, но Света уже начала произносить звуки, пытается говорить отдельные слова.

“Лучше всего Света произносит имя дочери – Эмилия. И еще – слово “люблю”. Мы надеемся, что у нее восстановятся и речь, и движения. В реабилитационных центрах, где мы уже были, очень насыщенная программа. С утра до вечера ЛФК, массаж, физиотерапия. Есть эрготерапевт, который подготавливает к жизни дома. Учит, как зубы почистить, как волосы расчесать”, – говорит Елена.

Заметный прогресс у Светы сейчас отмечают все специалисты. А еще несколько месяцев назад были те, кто сомневался, что ей можно помочь. Предлагали отправить в паллиативный центр, чтобы облегчить состояние, но не вылечить. Помогите Свете! Ей важно продолжать реабилитацию. У нее обязательно все получится. Эмилия не должна потерять маму во второй раз.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: