Странная фамилия, “непозволительная роскошь”, мода на березы – что нужно знать перед походом на Куинджи

|
В Инженерном корпусе Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке открылась ретроспективная выставка Архипа Куинджи. Передвижник, импрессионист, символист, экспериментатор или мистификатор? Кто такой Куинджи и почему он все еще остается одной из самых загадочных фигур русского изобразительного искусства? Мы нашли семь причин не откладывать поход на выставку или хотя бы полистать альбом с репродукциями его картин, чтобы ответить себе на эти вопросы.

“Ночь на Днепре” Третьяков не покупал

Последняя большая выставка Куинджи в Москве была 26 лет назад. Тогда жарким летом 1992 года Третьяковская галерея показала в основном известные полотна из своей коллекции. Ажиотаж вокруг выставки был так велик, а очереди к зданию на Крымском валу так огромны, что музей был вынужден продлить экспозицию на месяц.

В свое время Павел Третьяков приобрел для галереи восемь работ Куинджи. Он собрал наиболее значимые картины художника, созданные им в период с 1873 по 1882 год. Учитывая, что Куинджи не жаловал зрителей выставками, а если и выставлял, то не больше одной-двух картин в год, то мы не будем далеки от истины, сказав, Третьяков купил тогда почти все лучшее, что создал за этот период Архип Куинджи. “Степь в цвету”, “Чумацкий тракт в Мариуполе”, “Березовая роща”, “После дождя”, “Север”.

После дождя – Куинджи. 1879. Холст, масло. 102х159

А вот знаменитую “Ночь на Днепре” Третьяков не покупал. Он старался приобретать только эксклюзивные вещи и повторений не любил. Эта картина появилась в коллекции галереи лишь в 1930 году. Тогда музей купил ее у собирательницы Елены Ляпуновой.

На нынешней выставке помимо известных работ из коллекции Третьяковки и Русского музея, представлены эскизы и этюды, от больших работ до миниатюр из 24 региональных собраний и даже частных коллекций. В том числе работы, написанных в период затворничества. Большую часть работ зритель увидит впервые и, как надеются кураторы, зарядятся энергией Куинджи, которую он щедро выплескивал на свои холсты.

Айвазовский не оценил талант Куинджи

Золотых дел мастер – так буквально с турецкого переводится фамилия Куюмджи. Неверно транскрибированная на русский она превратилась в Куинджи – фамилию знаменитого русского пейзажиста.

Куинджи. 1870-е гг.

По происхождению художник был греком-переселенцем. Его предки пустили корни в Мариуполе в далеком XVIII веке. Дед был ювелиром, отец сапожником. Сам Архип Иванович довольно рано осиротел. Подрабатывал. То пас гусей, то принимал кирпич, то торговал зерном, пока лет в пятнадцать не почувствовал в себе художественный дар. Дар этот заметили и окружающие, ведь Куинджи рисовал на всем, что попадалось под руку – на стенах и даже заборах.

 

Предместье Карасевка, в которой он жил, находилось на высоком берегу Азовского моря. С детства в сознание Куинджи вошли и ощущение простора, свободы, полета, как и желание их запечатлеть.

Пешком он дошел из Мариуполя в Феодосию, чтобы напроситься в подмастерья к Ивану Айвазовскому, слава которого в то время гремела. Говорят, мастер юного дарования не оценил, правда позволил юноше мешать краски.

Зато учиться получилось у старшего ученика великого мариниста – Адольфа Фесслера, который на тот момент считался лучшим копиистом Айвазовского.

Как бы то ни было, но любовью к пейзажу Куинджи обязан Айвазовскому.

Под влиянием его творчества были созданы многие работы. Кстати, на выставке в Третьяковке выставлено несколько ранних произведений Куинджи, где он попробовал себя в амплуа мариниста – этюд “Волны”, привезенный из Таганрога, “Прозрачная вода. Пасмурный день. Крым” из Русского музея.

Прозрачная вода. Крым

Самоучку признали художником будущего

Активно экспериментировать со светом и его эффектами Куинджи начал еще в конце шестидесятых годов. Но успеха и признания достиг в 1876 году, благодаря картине “Украинская ночь”. На темном небосводе он попытался изобразить струящийся лунный свет. С лунным светом у Куинджи есть и более ранние работы, но именно “Украинскую ночь” современники назвали “непозволительно роскошной”.

Она поразила всех экзотичностью манеры и дикой яркостью цвета до той поры невиданного. В своих воспоминаниях о том, как была встречена работа на 5-й выставке Товарищества передвижных выставок, художник Михаил Нестеров писал, что “Украинская ночь” стала “настоящим торжеством Куинджи”. Это была картина, “перед которой была все время густая толпа совершенно пораженных и восхищенных ею зрителей”.

Украинская ночь. 1876 г

Коллеги по цеху не стеснялись признавать первенство и новаторство Куинджи. Крамской писал, что так, как Куинджи, среди пейзажистов мало кто умеет различать, а главное “понимать какие цвета дополняют и усиливают друг друга”. Глядя на эту картину, Крамской признался, что “Куинджи  – художник будущего”.

Экзотический свет и цветовые сочетания, благодаря которым Куинджи добивался глубины пространства, стали его визитной карточкой. Однако, были и критики этой работы, которые обвинили художника в непрописанности переднего плана. Павел Михайлович Третьяков отказался покупать картину, также считая ее незавершенной. Зато купил его брат – Сергей Третьяков.

Днепр утром – Архип Иванович Куинджи. 1881. Холст, масло. 105 x 167 см

За “Украинскую ночь”, которая два года спустя прогремела на выставке в Париже, а также картину “На острове Валаам” (1973) и работу “Чумацкий тракт в Мариуполе” Куинджи было присвоено звание классного художника 1 степени, что сулило большие перспективы, при том, что мастер академического образования не имел и по сути являлся самоучкой.

Он вынудил всех полюбить березы

“Куинджи ввел моду на березу”, – считал художник Игорь Грабарь. Совершенно новаторское решение картины “Березовая роща”, близкое к кинематографу и фотографии, так потрясло современников, что многие живописцы действительно стали писать рощи.

Эффект солнечного освещения был изображен Куинджи настолько мастерски и точно, вплоть до обмана зрения, когда хочется зажмуриться, что один из критиков назвал картину “изумительной, одуряющей вещью.

“Это не краски, не картина, – писал критик, – это сама натура, полная воздуха и солнечного света… здесь нельзя разобрать красок, здесь нет их, –  тут солнечные лучи… Куинджи завладел, видимо, солнечным светом…”.

Кстати, владел художник не только светом. Он был обладателем уникальной сетчатки глаза. Это доказал в своих экспериментах физик Федор Петрушевский. На сверхмощном приборе в своей лаборатории он изучал светочувствительность глаза художников. В его кабинете бывали многие – Репин, Ярошевский. Но именно Куинджи побил все рекорды.

Березовая роща. 1879. ГТГ.

Куинджи часто обвиняли в использовании зеленого стекла для художественных экспериментов, так необычен был его зеленый цвет, который художники не очень любят использовать. Оказалось, он просто иначе видит окружающий мир. К тому же, не имея академического образования, будучи самоучкой, Куинджи был вне традиций и “ломил, как мог” (так говорил о нем Репин). Куинджи не заботился о угождении чужому вкусу, он был просто очень смел.

“Березовая роща” существовала в трех вариантах, но на выставке картин две: купленная Третьяковым и предоставленная Национальным музеем Беларуси. Третья картина была утрачена.

Мистификатор или химик-экспериментатор

“Ночь на Днепре” – картина-фурор. Она была выставлена в зале Общества поощрения художников в гордом одиночестве в 1880 году. Тогда к Большой Морской улице в Петербурге выстроилась гигантская очередь. Зал открывали на несколько часов, людей запускали маленькими партиями. Выставку посетило чуть ли не 13 тысяч человек.

Это была первая в России выставка одной картины. Для нее Куинджи снял зал, задрапировал его темными тканями и выставил картину с направленным на нее светом электрической лампы Яблочкова.

Лунная ночь на Днепре. 1880 г.

Картина написана пастозно. Художник щедро клал краски на холст и процарапывал по ней линии сухой кистью, благодаря чему образовывались гребни. При искусственном освещении начинали действовать оптические законы, о которых Куинджи прекрасно знал.

Темные и глубокие участки холста поглощались, выпуклые становились ярче. Картина в буквальном смысле оживала.

Зрители признавались: “луна действительно светит, вода течет”, впрочем, – считали они,  – добиться этого может лишь тот, кто находится в сговоре с нечистой силой. Если одни были уверены, что Куинджи мистификатором, то другие подозревали его в использовании специальных волшебных красок.

Не случайно же дружен Куинджи с Дмитрием Ивановичем Менделеевым и физиком Федором Петрушевским!

Как бы то ни было, картину за баснословную цену в пять тысяч рублей приобрел великий князь Константин Константинович. На выставке представлены и оригинал, и повторение, и несколько этюдов к картине.

Миллионер-аскет

Кстати, не только Третьяковская галерея, сам Куинджи сделал тридцатилетний перерыв в демонстрации своего искусства. С 1880 он не выставлялся, в буквальном смысле слова уйдя в “затвор кисти”. Кто-то считает, что причиной тому была критика в адрес художника за его новаторство, кто-то винит обрушившуюся после “Ночи на Днепре” славу, которая “раздавила” художника, а кто-то утверждает, что Куинджи был невероятно требователен к себе, ему важна была его собственная внутренняя сущность и творческий поиск. Он действительно закрыл двери мастерской и никого не пускал, хотя продолжал ежедневно трудиться.

Говорят, свое затворничество Куинджи объяснял тем, что “…художнику надо выступать на выставках, пока у него, как у певца, голос есть. А как только голос спадет – надо уходить, не показываться, чтобы не осмеяли”.  Однако искусствоведы уверены, что слова эти приписал художнику словоохотливый журналист. Ведь сам художник был человеком малограмотным и вообще никаких записок после себя не оставил.

На выставке представлен большой блок “затворных” работ. В них Куинджи оказывается не просто стремящимся к стилизации и декоративности, а откровенно приблизившимся к беспредметности в живописи.

Иван Крамской. Портрет А.И. Куинджи. Конец 1870-х

В 1897 году Архип Куинджи был в буквальном смысле изгнан с громким скандалом из Академии художеств. Профессор и руководитель пейзажной мастерской неожиданно для руководства Академии поддержал студенческие волнения. Это было неслыханной дерзостью.

Надо сказать, что Куинджи вообще часто и активно поддерживал тех, кто нуждался в помощи. В Петербурге он владел несколькими доходными домами, а в Крыму огромным участком (там он мечтал построить дом для художников). Все это приносило художнику миллионные доходы, а современникам позволяло говорить, что он променял кисти и краски на звонкую монету.

Но Куинджи жил крайне аскетично и даже не держал прислугу. Зато щедро жертвовал бедным молодым живописцам. У него была заведена канцелярия для принятия прошений.

Кстати, Академия художеств получила из рук Куинджи колоссальную сумму – 100 тысяч рублей – для выдачи двадцати четырех ежегодных премий. Он финансировал Общество поощрения художеств и созданное при его жизни Общество художников Куинджи.

Избранные увидели Спасителя

“Христос в Гефсиманском саду” одна из малоизвестных и самая загадочная картина из всего творческого наследия Куинджи. В Москву ее привезли из фонда Воронцовского мемориального музея в Алупке. Художник не оставил о ней никаких воспоминаний. И специалисты толком не знают, когда и почему была написана работа, центром которой стал один из драматических евангельских сюжетов.

Публика увидела картину 4 ноября 1901 года. После двадцатилетнего затворничества художник на короткое время открыл двери своей мастерской. Впрочем, решился показать ее не всем, а только избранным зрителям. Среди них был друг Куинджи Дмитрий Менделеев и писатель Иероним Ясинский. Последний написал статью об этом событии – “Магический сеанс у Куинджи”. Писатель назвал золотисто-серебряный лунный свет, в сиянии которого шествует Спаситель, ослепительным и непостижимым видением.

Христос в Гефсиманском саду. 1901 г.

Ничего подобного на Евангельский сюжет зрители на тот момент не видели. Многие художники писали Христа. У одних Он выходил страдающим человеком, а другие, как Васнецов, писали икону. Куинджи удалось выйти не только за пределы сюжета, не просто создать на холсте иллюзию свечения фигуры Спасителя, ему удалось передать мысль о Свете, пришедшем в мир. Его Христос – это Богочеловек. “Свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы” ((Ин: 3:19).

Когда картину привезли в Москву и разместили на стене выставочного зала Третьяковской галереи, направив на нее прожектор, произошло невероятное. То, что в Воронцовском музее привыкли видеть, как массу темных стволов Гефсиманского сада, неожиданно превратилось в фигуры апостолов, освещаемых метафизическим светом Спасителя. И как тут не вспомнить другие слова Спасителя: “Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня” (Ин: 14:4)

Выставка продлится до 17 февраля 2019 года

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Рвали на себе одежду, перевязывали раны, носили пострадавших - дети рассказывают о том, что пережили
Почему акушерки унижают матерей и что в роддоме должно измениться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: