В Госдуме проходят слушания на тему «Законодательное обеспечение паллиативной помощи в Российской Федерации». “У меня в прямом смысле слова болит сердце. Физически. Я не могу молча сидеть, когда льется весь этот елей, не имеющий отношения к действительности… Показатели нерелевантные приводятся. Рост объемов сравнивается не с потребностью, а с прошлыми годами… Про ввоз детского обезболивания по индивидуальным показаниям — ложь”, — написала Нюта Федермессер в комментариях в Фейсбуке. Краткий пересказ выступлений чиновников, депутатов и экспертов на парламентских слушаниях.

Депутаты вместе с экспертами обсуждают предложения по поправкам к законопроекту о паллиативной помощи, принятом в первом чтении. Документ расширяет понятие «паллиативная медицинская помощь» и уточняет порядок ее оказания, в том числе в амбулаторных условиях и на дому. 19 февраля пройдет второе чтение законопроекта.

Глава министерства здравоохранения Вероника Скворцова привела на слушаниях статистику. Так, за последний год число хосписов выросло с 23 до 73, в том числе детских — с 5 до 14. Врачей паллиативной медпомощи по сравнению с 2014 годом также стало больше — их число выросло с 64 до 642 человек. В регионах действует более 12 тысяч коек паллиативной медицинской помощи. Всего система мониторинга выявила чуть больше 340 тысяч паллиативных пациентов в регионах России, однако по расчетным показателям их должно быть в два раза больше.

Суммарный объем расходов на оказание паллиативной медпомощи в 2018 году вырос до 21 миллиарда рублей, а на 2019 год выделено до 23 миллиардов рублей.

Скворцова отметила, что министерство здравоохранения не приветствует расширение круга незарегистрированных в России препаратов. Вместо этого предлагается расширить круг зарегистрированных лекарств. Сейчас в России проходят клинические испытания 13 незарегистрированных препаратов – капли, сиропы, суппозитории. Эта форма более удобна для детей, чем уколы.

Министр напомнила, что в России разрешен ввоз незарегистрированного лекарства для конкретного больного. Оформление разрешения для этого, по ее словам, занимает 2,5 дня.

Президент Научно-исследовательского института неотложной детской хирургии и травматологии  Леонид Рошаль заявил, что предлагаемый к принятию закон не отвечает на задачи, поставленные президентом в указе о расширении понятия паллиативной помощи.

«Предлагаемый к принятию закон не отвечает на все принципиальные задачи, поставленные президентом, включая структуру и функции паллиативной помощи в стране, организацию управления ею, важные вопросы финансирования, хватит ли у регионов ресурсов, взаимодействие с медицинской и социальной сферой и прочее», — отметил он.

В Общероссийском народном фронте, от имени которого выступал Рошаль, считают законопроект промежуточным, который можно принять после дополнений и дискуссий.  Там отметили, что граждане должны получать помощь в любом субъекте РФ, вне зависимости от регистрации. При этом паллиативную помощь должны оказывать медработники.

Основатель первого в России детского хосписа, протоиерей Александр Ткаченко в своем выступлении отметил, что судьба паллиативной помощи будет решаться в регионах. По его словам, законодательные изменения не решат проблему, поскольку вопрос стоит в исполнении этого законодательства. Он отметил, что сейчас  пациенты получают помощь в тех субъектах, где есть активные губернаторы. По мнению священника, программа паллиативной помощи должна быть разработана в каждом регионе.

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова предложила закрепить в новом законе стандарты оказания паллиативной помощи. По ее словам, сейчас лишь 19 регионов могут сказать, что у них более-менее развита нужная для этого инфраструктура. Большинство регионов нуждаются в готовой модели оказания помощи, что облегчит и ускорит формирование соответствующей инфраструктуры в субъекте.

Также детский омбудсмен отметила, что нужно включить в законопроект оказание помощи семьям паллиативных пациентов.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин также отметил, что паллиативная медпомощь должна оказываться не только по месту регистрации и постоянного проживания гражданина, но и по месту его пребывания. Он предложил создать единый регистр пациентов, нуждающихся в паллиативной помощи.

Руководитель Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения города Москвы Нюта Федермессер прямо из зала ГД написала в в комментариях в ФБ: “У меня в прямом смысле слова болит сердце. Физически. Я не могу молча сидеть, когда льется весь этот елей, не имеющий отношения к действительности… Показатели нерелевантные приводятся. Рост объемов сравнивается не с потребностью, а с прошлыми годами… Про ввоз детского обезболивания по индивидуальным показаниям — ложь”.

А в своем выступлении она обратила внимание на ряд моментов, которые могут препятствовать эффективному развитию паллиативной помощи. Среди них — находящийся на рассмотрении в Госдуме законопроект «О декриминализации ответственности врача», формулировка которого ужесточает меры в отношении физических лиц, хоть и переводит нарушения со стороны медиков в административную преюдицию. Еще одна проблема — отсутствие детских форм наркотических обезболивающих лекарств и невозможность ввоза их в страну по индивидуальным показаниям. Федермессер также обратила внимание на необходимость внесения в закон запрета на отказ в оказании паллиативной помощи людям без регистрации, а также на обеспечение оборудованием и расходными материалами на дому пациентов, находящихся под опекой паллиативных служб, но не имеющих статус инвалидов. Таковых, по ее словам, только в Москве насчитывается более 40%.

Фото: duma.gov.ru

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.