Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня

Светлана и Антон Родионовы, владельцы собственной кондитерской в Нижнем Новгороде, раньше были волонтерами в детских домах, но брать приемных детей не планировали. Однако сейчас у них трое ребятишек: двое под опекой и одна кровная дочка. О том, как на пути к многодетной семье супругам пришлось решить квартирный вопрос, принять сложный диагноз приемной дочери и непонимание собственных родителей, Светлана рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

Волонтерство и опека

Все началось в 2011 году, когда Антон подружился с 11-летним Денисом, одним из воспитанников детского дома, где они со Светланой работали волонтерами.

«Мы взяли Дениса на майские выходные, сразу договорились с ним, что берем его в гости как друзья, называем друг друга только по именам, никаких «мама» и «папа». Но договоренности это одно, а то, что переживает ребенок, другое.

Он очень тяжело перенес возвращение обратно в детский дом после нескольких дней у нас, да и нам его уже не хватало, поэтому мы приняли решение оформить опеку. Все летние каникулы Денис провел с нами, а в октябре, когда документы были готовы, переехал к нам совсем», — рассказывает Светлана.

Денис стал первым ребенком в многодетной семье. Фото из архива семьи Родионовых.

Мама Антона, узнав о Денисе, сразу поддержала молодых супругов в их намерении оформить опеку над мальчиком, а вот родители Светланы не отнеслись к этой новости с пониманием, однако на решение приемных папы и мамы это никак не повлияло. Единственным моментом, который тогда серьезно беспокоил Светлану, было то, что им втроем придется жить в однокомнатной квартире, где не было достаточно места для молодой семьи со взрослым ребенком.

Когда Денис пришел в семью, эти страхи подтвердились: жить в таких условиях было очень непросто. Но через год ситуация улучшилась, и супруги перебрались в квартиру с двумя спальнями.

Жилищная проблема была почти единственной, так как адаптации у Дениса не было. «Мы с мужем еще даже не были женаты к моменту его появления, адаптация и притирка была, скорее, у нас между собой, а Денис будто всю жизнь жил с нами и хлопот никаких не доставлял», — вспоминает Светлана.

В школе Денис очень хорошо учился, участвовал во всех возможных видах самодеятельности, ходил на танцы, лепку из глины, песочную анимацию и даже в театральную студию. После школы парень окончил училище по специальности «плиточник-отделочник», сейчас работает грузчиком на рынке, планирует идти в строительную бригаду.

Позже, когда появились Ари и Оля, Денис очень о них заботился. Вот уже почти год старший сын живет отдельно, но, когда приезжает в гости к приемным родителям, с удовольствием играет с сестрами.

Рождение дочери послужило поводом взять в семью еще одного ребенка.

Родить дочку и поехать за приемной девочкой

В 2016 году у Светланы родилась дочка Ари: «У меня появилось свободное время, и я поняла, что мы можем взять еще одного ребенка, как и планировали до моей беременности».

Подарите ребятам в детских домах шанс найти семью

В Инстаграме Светлана увидела пост о девочке Оле с гидроцефалией и умственной отсталостью, девочку собирались переводить в детский дом инвалидов: «В тот момент я ощутила, что этого ребенка надо спасать. За две недели я собрала все документы, и мы, преодолев 1000 километров, приехали за девочкой в Волгоград».

Однако первая встреча с Олей прошла не так радужно, как хотелось бы. Светлана осознавала, что ребенок — сложный, тяжелый, но не была морально готова к тому, что настолько.

«Больше всего меня почему-то беспокоило ее сильное косоглазие, что очень удивило мужа, ведь это был самый легкий из всех диагнозов. И в первый же день знакомства мы дали согласие», — говорит она.

В доме ребенка супруги навещали Олю каждый день, гуляли с ней на площадке и играли в зале. Светлану поразило, что девочка, которой было почти пять лет, не знала, что такое качели и горка, хотя они были на территории учреждения, не умела лепить куличики, спускалась по лестнице только за ручку, говорила невпопад и чаще просто бездумно повторяла одни и те же слова. Но при этом к концу пребывания в детском доме Оля, общаясь с будущими мамой и папой, уже научилась самостоятельно ходить по лестнице и считать ступени до десяти.

Олю собирались переводить в детский дом инвалидов.

Учитывая уровень развития Оли, ее адаптация в семье проходила очень тяжело. Приемным маме с папой приходилось приучать дочку к новой еде, к правилам гигиены — ко всему, что знает нормальный ребенок, выросший в семье. Любая попытка научить девочку чему-то новому воспринималась в штыки, с истериками, через «не хочу». Но как только Оля понимала, что ей нужно сделать, то делала это без проблем.

«Развитие Оли шло рывками»

За два месяца дома девочка поправилась, научилась выражать свои желания словами, одеваться и перестала бояться пробовать новую пищу. В семье все научились гармонично жить уже в новом составе, и, кажется, что так было всегда.

«Наша Оля – это нежный цветочек, который совершенно не умеет злиться и обижаться. Потрясающее и крайне редкое качество», — отмечает Светлана.

По ее словам, гидроцефалия не мешает девочке жить полноценной жизнью, ведь сейчас это не смертный приговор, а просто вопрос медицины и лечения: «Для развития мозга мы ходим на микротоковую рефлексотерапию, Томатис-терапию, занимаемся по различным методикам, делаем упор на физическое развитие».

Светлана с Олей пережили откат, но терпеливо дождались рывка в развитии девочки.

Самым сложным для Светланы всегда было то, что развитие Оли шло рывками: «Вспоминаю март 2017. Оля полгода дома, ей пять лет, развитие на уровне полуторагодовалого ребенка. Тогда она без особенного удовольствия собирала пазл из шести элементов, а разукрашивание было для нее пыткой.

Затем март 2018, Оле шесть. Жуткий откат, меня накрыла апатия, и я не понимала, как и куда двигаться дальше: все знания стирались из памяти девочки моментально, мы никак не могли освоить цвета, привязанность оставалась у нее на нуле. Речь на уровне «я хочу, мне надо», собирает пазлы из шести элементов, нет тяги к новому, но уже и нет истерик.

А в 2019-м Оля стремительно, буквально за 2 месяца, перешла от 64 к 180 элементам в пазлах, выучила цвета, стала разукрашивать картинки в точности по образцу, сносно пишет прописи».

Отставание в развитии и жизнь в детском доме спровоцировало еще одну проблему – нарушение привязанности. Оля долго не видела разницы между ее родителями и любыми другим взрослыми, ко всем шла на руки, могла назвать мамой каждую женщину, которая даст ей конфету.

«Привязанность — это база отношений с миром для ребенка, которая формируется с рождения при постоянном положительном контакте, в первую очередь, с мамой, а в дальнейшем и другими родственниками. Это формирует у ребенка способность любить, логическое мышление, способность контролировать эмоциональные вспышки, испытывать самоуважение, умение понимать собственные чувства и чувства других людей, выстраивать границы, находить общий язык с другими людьми.

У детей из детского дома она нарушена в той или иной степени. И лезть с объятиями к такому ребенку – то же самое, что кормить диабетика конфетами», — пишет Светлана в своем блоге в Инстаграме alfa_mama.

Привязанность — это база отношений с миром для ребенка.

3 совета Светланы по формированию привязанности

1. Ненавязчиво контролировать то, как проходят контакты ребенка с чужими людьми и объяснять, что нельзя проситься к ним на руки, рассказывать о необходимости соблюдать свои и чужие границы.

2. Не позволять окружающим людям нарушать границы ребенка, прикасаться к нему, дарить ему конфеты. Иногда это сложно и, может быть, придется достаточно жестко выстраивать границы при взаимодействии с незнакомыми людьми.

3. Не отдавать приемного ребенка сразу в детский сад, чтобы у него сформировалось правильное понимание того, кто такая мама, а кто – «другие тети».

«Мои дети учат меня любить их за то, что они просто есть»

«Отношения у наших детей сложились очень гармонично сами по себе. Денис всегда любил возиться с малышами, плюс я не нагружала его без надобности, поэтому Ари для него стала любимой сестрой. С Олей у Ари примерно равное развитие, Ари сейчас в некоторых вопросах опережает и вытягивает Олю, Ари более подвижная и эмоциональная, а Оля усидчивая и спокойная, неконфликтная. Они друг друга уравновешивают.

Денис — заботливый старший брат. Сестренки его обожают.

Мои дети учат меня любить их не за их достижения, а за то, что они просто есть. Я рада, что у меня есть любимое дело, моя кондитерская, трое прекрасных детей и любящий муж, без которого я бы со всем этим не справилась», — заключает Светлана.

Все фото — из семейного архива Родионовых.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: