На рукаве у Рика Уоррена (американский пастор евангельских христиан, сторонник консервативного богословия и традиционных ценностей - прим.ред.) эмблема - двуглавый орел. Я спросил его, знает ли он, что это значит. Он признался, что он не знает, и попросил объяснить.

Перевод с английского: The Post and Courier

Фото: Церемония открытия Олимпиады в Сочи © HOW HWEE YOUNG/EPA

Двуглавый орел — символ Византийской империи, и этот символ переняла Россия. Одна голова орла символизирует Церковь, другая – государство. Герб символизирует их симфонию.

И тогда, и сейчас у этого правила были свои недостатки и достоинства. И все же, несмотря на то, что наша страна (США – прим.ред.) была основана на оппозиции к такой симфонии (у нас орел с одной головой), это был путь Римской и Византийской империи более чем тысячу лет, вплоть до 1453 года.

В России Церковь и государство уже давно связаны. Может быть, именно сохранение двуглавого орла – это то, что американцы никак не могут уразуметь в России.

Я знаю это как американский православный священник, мое христианство то же, что и в России. Мое внимание привлекла колонка Нэнси Фолбр в «Нью-Йорк Таймс» от 23 декабря — «Патриаршие игры президента Путина». Ее политико-религиозно-социальный комментарий, завуалированный в статью об Олимпиаде, был пронизан обвинениями в адрес России, ее Церкви и ее президента Владимира Путина: взяточничество, власть, принуждение, коррупция и злоупотребление в отношении женщин.

Она не обошлась без набивших оскомину ссылок на прошлое Путина в КГБ и даже сравнила его с Иосифом Сталиным. Ее колонка заставила меня задаться вопросом: почему журналисты, профессора и широкая общественность так обеспокоены Россией, Русской Церковью и Путиным?

Фолбр написала одну фразу, которая покорила меня:

«Предстоящие зимние Олимпийские игры в Сочи проливают свет на внутренние российские цели, в том числе долгую историю борьбы за укрепление традиционных гендерных ролей».

Россия, как и все страны, имеет внутренние приоритеты. То есть акцент на доме и в доме. Россия, как часть Советского Союза, столкнулась лицом к лицу с атеизмом и коммунизмом. В России в течение 70 лет 20 века десятки миллионов христиан были замучены — это больше, чем за всю историю христианства в предыдущие  1900 лет.

То, что не убило христианство в России, сделало его сильнее. Возможно, Россия стремится вернуться к ее беззастенчиво православной культуре и нравственности.

Чтобы оценить эту возможность, проанализируем слова профессора: «долгую историю». Для нас — в нашем индивидуалистическом обществе, где Конституция гарантирует отсутствие государственной религии, и где есть 217 разрозненных христианских течений – почти невозможно представить, что Россия была не просто христианской, а исключительно христианской на протяжении почти 800 лет – это дольше, чем наша страна существует. Русское православие старше Великой хартии вольностей на почти 250 лет, а Христофора Колумба – на 500. Конец коммунизма в России совпал с празднованием 1000-летия христианства в стране. Это, действительно, «долгая история». Длинная, богатая история молитвы, благочестия и нравственности — фундамент, без которого коммунизм и атеизм бы победили. Вместо того, чтобы обижаться на российские «традиционные взгляды», может быть, настало время вспомнить, что Америка в течение первых 200 лет из наших коротких 238 лет американской истории разделяла с Россией это видение?

Для меня загадка, почему есть люди, которым трудно поверить, что женщины биологически созданы быть матерями, а мужчины — быть отцами, играть «традиционные гендерные роли», о которых пишет Фолбр.

Какое все это имеет отношение к Олимпиаде в России? Небольшое, за исключением того, что российская «традиционная внутренняя политика» привела к предложениям бойкотов и продолжает вызывать всевозможные разглагольствования о способах управления страной.  Кроме обсуждения приватных туалетов и террористической безопасности, именно о твердой моральной позиции России больше всего пишут в связи с Олимпиадой в Сочи.

Стоит заметить, что православное христианство является не столько формальной религией, которая может быть рассмотрена, восстановлена или отброшена как устаревшая. Скорее, это самая долгая неизменная и живая христианская традиция в мире.  Это христианская традиция, которая проповедует учение Иисуса о том, что значит быть настоящим человеком.

Что касается Олимпиады, будет полезным напомнить, что апостол Павел сравнивает жизнь христианскую с жизнью спортсмена на тренировках и соревнованиях.

Он сказал: «Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться»(Тим.2:5). Фигурист не может выиграть золото, не может даже участвовать в соревновании, надев лыжи.

Он также сказал: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы – нетленного»(1Кор 9:24, 25).

Олимпийцы, приехавшие со всего мира в Сочи, тренировались изо всех сил, чтобы победить. Так и христиане, в данном случае православные, призваны проявлять самообладание и строго соблюдать учение, чтобы стать святыми и настоящими людьми, как учил Иисус.

И получить за это не преходящую медаль, но венец на Небесах.

Отец Джон Паркер — священник Свято-Вознесенского храма Американской Православной Церкви.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: