На днях в Сретенском монастыре Москвы состоялась конференция «Дело об убийстве царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия», на которой секретарь Патриаршей комиссии по изучению результатов экспертизы останков царской семьи епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), что одной из версий может быть рассмотрена версия ритуального убийства. Это вызвало оживленную дискуссию. Мыслями о ней делится священник Сергий Круглов.

Священник Сергий Круглов

Дискуссия вокруг идентификации останков царских мучеников и призыв заново рассмотреть обстоятельства убийства царя, его семьи и слуг подняли в умах настоящую бурю. И неудивительно… Если разрешите, я озвучу некоторые  свои  соображения.

«Ритуальное убийство — неритуальное убийство»…

Да разве, со времен Каина и Авеля, любое убийство, сиречь лишение ближнего жизни, бывает — не ритуальным? «Случайно споткнулся, упал на нож, и так девять раз»?…

Что, Чикатило, убивая жертву, не совершал ритуал? Что, солдат на войне, выпуская обойму в голову противника, не ритуал совершает?.. Господь наш Иисус Христос, пришедший не отменить заповеди , но исполнить, не отменил и заповедь «Не убий», и, в широком смысле, любое убийство человека человеком – ритуал зла.

В смысле же узком… Именно сейчас именно вот эти слова — «ритуальное убийство» —  внушают мне  тревогу:  есть вещи в истории и культуре, которые  перегружены определенными коннотациями. Скажем, если сегодня на улицу российского города выйдет парнишка в футболке, на которой нарисована свастика, никто не удивится, если он за сей рисунок  огребет от прохожих по шее. И его вопли, что де » это просто древнеиндийский  знак солнца » — понятно почему будут неубедительны: прости, парень, но с тех древнеиндийских пор человеческая история прошла долгий путь и таким  привеском смысла нагрузила твою свастику, что надо думать все-таки и о тех, кто ничего, кроме фашистского палаческого знака, в ней не видит…

Вот так и сейчас.  Уже сию минуту, даже по реакциям множества людей в том же Фейсбуке, я вижу, какую именно кнопку в них словосочетание «ритуальное убийство» нажало.

Кто с иронией , кто всерьез, кто про мацу на крови, кто про погромы и дело Бейлиса,  но у всех  на уме — один и тот же вопрос : не возрождается ли к активной жизни печально знаменитая идея «кровавого навета»?..

Очень хотелось бы ответить: «Надеюсь, что нет».  Однако всё, что связано с  антисемитизмом , настолько болезненно отзывается в умах и сердцах многих людей, как церковных, так и нецерковных, что  заново поставленный вопрос о ритуальности-неритуальности убийства царской семьи, боюсь, способен принести  немало   вреда…

Еще важное соображение: формула «ритуальное убийство» наводит на представление (широко бытующее в церковном народе до сих пор), что во всем виновата шайка злобных врагов, надо только вычислить их, изобличить и казнить, и дело с концом. В связи со страшными событиями 1917 года и прочих последовавших за ним лет нередко раздавался призыв к покаянию.

Покаяние, метанойя – вещь необходимая, без покаяния невозможно жить. Однако именно представление о том, что революция и все за ней последовавшее была не величайшей антропологической катастрофой, которая до сих пор толком не понята и не оценена, а результатом козней шайки врагов, покаянию и мешает. В самом деле, жила себе Святая Русь, ни сном ни духом ничего не ведала, а тут раз – прилетели злобные марсиане и все разрушили, а народ, от дворянства до крестьянства, вообще был не при чем… В чем же нам тогда каяться-то?

Для меня, например, имеет значение, что царь, его жена, дети и слуги погибли, по слову Христа, «не противясь злому», то есть именно как страстотерпцы, в русле Христова мировоззрения и мирочувствования. Убили ли их как сакральный символ монархии   или как «миллионы убитых задешево» — на их Христово страстотерпчество это , по-моему, не особо влияет (разве что скажет кто-то  : «Царю-то было  больше чего терять , чем тем безвестным дворникам, рабочим депо, учителям и домохозяйкам, что закопаны в Бутово и повсюду…»  Да ой ли? От своей жизни, от своего нажитого мира, — кому отказаться легче, кому труднее?.. ).

Если бы я писал икону царственных страстотерпцев — то в окружении сонма тех безвестных россиян , что были насилуемы и убиты в годы гражданской войны и последующих репрессий.

Еще и потому, что они — с Христом, а  Он — с ними : Христос уж таков, что Он — всяко и всегда вместе не с теми, кто выносит приговоры и убивает, но кто — насилуем и убиваем.

И еще – об идентификации останков…

Хорошо, конечно, и правильно будет, если их таки идентифицируют, предадут земле, будет место погребения, к которому смогут прийти и поклониться верующие. Однако я слышал мнение, и из уст не одного человека:  должны непременно быть мощи, святой без мощей – не святой!.. Простите, это вовсе не так. Наличие мощей – дело хорошее, но само по себе оно не есть  единственное условие канонизации.

Пусть мы не имеем возможности приложиться к мощам пророка Моисея, апостола Иоанна Богослова, многих новомучеников Российских,  это не мешает нам почитать их и любить.

Точно также ничто не помешает и мне почитать убиенного царя и его близких  , идентифицируют ли их останки или нет.

И в завершение приведу недавно услышанные  слова одной нашей прихожанки, простые, но верные: «Ну и  хорошо, что царские останки земле предадут… Вот бы еще, раз столетие революции, и Ленина по-человечески земле предали. Пусть земля тела  примет – а уж их самих, кто прав, кто виноват, Господь рассудит на небесах…».

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: