Священник Сергий Лабунский: Мотоцикл – не надуманный повод поговорить о вере

Как мотоцикл стал предлогом поговорить с человеком о вере, что говорят прихожане священнику на байке, откуда у батюшек миллионы на транспорт и время на поездки, и кому поможет православный мотокалендарь – рассказывает один из создателей календаря «Путями Твоими...» клирик Елисаветинского храма в поселке Опалиха священник Сергий Лабунский.

Мотоцикл — лишь повод поговорить о вере, но он не надуманный

— Отец Сергий, как вообще священник может быть байкером и где вы нашли столько батюшек на мотоциклах?

— Если говорить об участниках проекта календаря «Путями Твоими…» – то это просто сообщество друзей, а началось все с того, что человек по имени Андрей «Пономарь» Бажков, который раньше был членом клуба «Мотобратия во Христе», решил собрать в приватной интернет-группе именно священников-мотоциклистов, чтобы просто познакомить их друг с другом.

Сейчас в нашей приватной группе «ВКонтакте» — более 50 священников Русской Православной Церкви со всех уголков России и ближнего зарубежья. У нашей группы есть и открытая часть — сообщество «Православные мотоциклисты», через которую сейчас распространяется наш календарь.

У нас нет особенного «мотоклуба духовенства», но и неверно было бы говорить, что Церковь вторгается в мотосреду с желанием обратить всех в свою веру, подобная агрессия совершенно не свойственна православию. Просто самим священникам нравятся мотоциклы и они делают то, к чему лежит их сердце.

Человеку естественно искать единомышленников в том, что его увлекает, а христианину естественно искать единомышленников-христиан. И когда два этих интереса сочетаются – появляются такие христианские мотоклубы.

— А каких священников там больше – московских или из других городов?

— Нет, московских там совсем немного, а география самая широкая. Украина, Беларусь, вся Россия от Крыма до Амура. Но особое место — это Вятка, потому что митрополит Вятский и Слободской Марк является настоящим байкером, он объездил на мотоцикле почти всю страну и многие его знают именно с этой стороны.

Очень забавно слышать на мотофестивалях перешептывания других байкеров: «А это что, правда митрополит? А может, не наш, не православный? Правда наш? Вот здорово! Сильна Россия!»

В нашем календаре, где есть его цитата про мотоциклы и его благословение, он изображен даже не в рясе, а в своей байкерской жилетке. И в его епархии некоторые священники тоже увлекаются мотоциклами.

vk.com/motopalomniki

При этом все мы видим в увлечении мотоциклами хорошую и добрую миссию. Она ненавязчива и состоит не в том, чтобы к кому-то прийти и агрессивно «проповедовать». Священник просто занимается любимым делом — он копается в моторе мотоцикла, ездит, ему нравится мотоцикл и все мотоциклетное движение для него совсем не чужое, он его полноценная и органичная часть.

И другой человек, который тоже причастен к мотодвижению, но по каким-то причинам боится зайти в Церковь, соприкоснуться с ней, имеет уникальную возможность в неформальной обстановке, заведомо доброжелательной, пообщаться со священником, задать давно мучающие его вопросы и получить адекватные ответы.

Священник приехал на мотоцикле в рокерское кафе и пригласил всех на службу

– Сама идея христианских мотоклубов родилась в середине прошлого века, когда в Англии американская культура рок-н-ролла и скоростных гонок плотно срослась с мотоциклами. Отсюда появилась британская субкультура «рокеров», фанатов новой музыки и высоких скоростей.

Клабхаус 59-го клуба в Лондоне и англиканский священник отец Билл Шерголд на мотоцикле

Видя множество юношей и девушек, которых общество не понимало и отвергало, англиканский священник отец Билл Шерголд, сам заядлый мотоциклист, решил исправить это положение: по возможности удержать самих подростков от противоправных действий и заодно примирить с ними общество.

В 1962 году он создал при церковном молодежном клубе «59» мотоциклетную секцию, которая очень скоро превзошла по популярности сам молодежный клуб, а затем стала и вовсе единственным направлением его деятельности. Он просто приехал на мотоцикле в одно из популярных среди «рокеров» кафе и пригласил всех на церковную службу. На следующий день храм был битком забит молодежью, а от мотоциклов на улице невозможно было пройти. Это было что-то невероятное, такого раньше никто не делал!

Англиканский священник отец Билл Шерголд

Церковь, оплот и опора чопорного английского общества, сама шла навстречу тем, кого это общество не принимало и кем брезговало. И церковь принимала этих людей не с назидательно-обличительной проповедью, а наоборот, шла к этим молодым людям с открытыми объятиями.

Сами священники, основатели клуба — отцы Билл Шерголд и Грэм Халлетт — были мотоциклистами, ходили в косухах, но всегда в своих священнических воротничках. Тысячи молодых людей вступали в этот клуб, через три года после своего открытия клуб насчитывал 7 000 человек, а еще год спустя — 13 000 постоянных членов со всех концов Великобритании.

Отцы Билл Шерголд и Грэм Халлетт

Миссия отцов-основателей клуба «59» была простая: они всего лишь были рядом, искренне любя то, что любят эти парни и девушки.

В России байкеры в начале 90-х годов прошлого века просто перенесли к нам то, что уже сложилось в Европе. Почти 20 лет у нас никто и вообразить себе не мог, что, оказывается, существуют христианские мотоклубы. Ситуация исправилась в 2014 году, когда появился первый православный мотоклуб «Мотобратия во Христе», имеющий на данный момент 6 отделений по России и множество индивидуальных членов, в том числе и в священном сане.

Так что, как видите, идея священников на мотоциклах очень стара и является плотью от плоти самой байкерской субкультуры как таковой.

– То есть, получается, у вас как бы миссия специально для байкеров?

По сути да, но я бы не стал это так громко называть, потому что никаких прямых миссионерских задач никто не ставит. Само присутствие священника, который совершенно не скрывает своего сана, уже является прекрасной миссией.

И я это знаю на своем опыте: очень многие люди, с которыми мы пересекались на дороге, когда узнавали, что я священник, удивлялись сначала. А потом завязывался разговор, и человек спрашивает, например: «Слушай, а что у вас там за штука такая в Церкви? Почему так?», — и я ему очень доброжелательно начинаю рассказывать: откуда, что, куда.

Священник Иоанн Карабидович и байкеры

После таких разговоров человек возвращается и спрашивает снова, потому что знает, что здесь он получит адекватный ответ в комфортной для него неформальной обстановке. И кого-то я крестил из тех, с кем познакомился вот так на дороге, у многих из них крестил детей и даже сам становился крестным отцом по их просьбе, некоторые из таких моих знакомых впоследствии стали обычными прихожанами православных церквей. То есть эта миссия реально работает.

Я иногда вижу, что некоторые священники выступают с проповедями со сцены рок-концертов или что-то подобное. Я не очень понимаю суть такой «миссии»: разгоряченная алкоголем и музыкальным «драйвом» толпа меньше всего настроена видеть перед собой человека в рясе с поучительными речами. Может быть, за счет неожиданности и шока получается какой-то положительный эффект, не знаю, вполне допускаю это. Однако самого себя я никогда не видел на сцене таких концертов, это не мое.

Священник Иоанн Карабидович

Речь, однако, не идет о том, чтобы в итоге создать какую-то особую общину «православных байкеров». Цель в том, чтобы дать человеку соприкоснуться с православием, дать ему увидеть православие, сделать так, чтобы он не боялся. Мягко, дружелюбно, по-доброму. Показать, как я сам люблю православие, и помочь ему тоже влюбиться!

Для этого нужно просто взять этого человека, привести в любой православный храм и сдать на руки любому православному священнику — для развития дальнейшей, совершенно полноценной и вдумчивой христианской жизни. То есть мы просто помогаем людям сделать первый шаг.

Мотоцикл является только поводом к общению, но поводом не надуманным, как если бы мы сидели и размышляли: «А чем бы нам народ в церковь затащить?» Нет, мы действительно любим это, занимаемся любимым делом. А если любимое дело к тому же еще и добрый плод приносит, для Царствия Божия людей спасает, то это вообще здорово!

Протоиерей Лев Петров

Риск и драйв – в голове человека, а не в моторе машины

— Но разве церковных людей это не смущает? Мотоцикл — транспорт рисковый, мотоциклисты осознанно рискуют своей жизнью. Насколько это соотносится с христианством и есть ли какие-то аргументы в пользу этого увлечения?

— У нас в России, чтобы иметь мотоцикл, нужно в первую очередь любить этот вид транспорта. Потому что он, увы, недешевый и к тому же не является удобным для России: у нас длинная зима, которой предшествуют и последуют длинные и холодные периоды осени и весны. То есть мотоцикл — это развлечение.

Поэтому единственный честный и трезвый аргумент в пользу мотоцикла — он просто нравится.

Как велосипед, ведь ехать на велосипеде очень приятно и это совсем не то, что ехать в железной коробке машины, согласитесь. А здесь то же самое, только педали крутить не надо.

— Но на велосипеде можно ездить по парку, а мотоцикл — это риск, драйв, скорость — иначе для чего он нужен?

– Жажда риска и драйва сидит в голове человека, а не в моторе его машины. Если мозга в голове нет, то даже самокат может стать серьезным риском для водителя и окружающих. Поэтому вопрос не в транспортном средстве, которое может быть любым, а именно в отношении к нему водителя.

Протоиерей Лев Петров

И вот тут священники являются очень положительным примером, потому что, как правило, они – люди спокойные, аккуратные и не допускают какого-то хамства на дороге со своей стороны, не бьют зеркала автомобилистам и не лезут наперерез. Ведь как поступить в критической ситуации – это тоже в голове сидит, а христианство воспитывает человека, прививает правильное отношение к людям. Если человек – вдумчивый христианин – это реально влияет на его жизнь и меняет его поступки.

— В таком случае, что же привлекает в байкерстве, в чем его эстетика — кажется, что она и есть в этом риске, брутальности, резкости?

— Действительно, часто в сознании многих людей — причем совершенно справедливо! — байкеры связаны с какой-то нарочитой брутальностью, драками, грубостью — то есть совершенно нехристианским образом жизни.

Но отчасти именно поэтому христиане и объединяются в христианские мотоклубы — чтобы не иметь в своем кругу вещей, которые смутили бы или были как-то противны нашей внутренней природе.

Я прихожу в христианский мотоклуб и понимаю, что здесь никогда не будет матерной брани, стриптиза, наркотиков или каких-то других неподобающих вещей. Я оказываюсь в комфортной для себя обстановке, у нас есть интересные нам мероприятия, встречи. Конечно, мы любим и повеселиться, но все это – в рамках настоящей христианской жизни, христианской морали и нравственности.

А если я прихожу в гости в светский мотоклуб, то я понимаю, что там что-то мне может не понравиться, ведь там люди сознательно принимают на себя определенный брутальный образ и стараются ему соответствовать.

Но очень часто они в него просто играют. На самом деле абсолютное большинство байкеров 5 дней в неделю ходят в белых рубашках по офису, являются прекрасными семьянинами, воспитывают детей. А в выходные надевают на себя кожаные куртки и ощущают себя крутыми байкерами в коже, заклепках, и всячески демонстрируют свою брутальность. В основном это игра, лишь единицы живут этим по-настоящему. Но многие люди ищут именно этой игры и с радостью в нее включаются. Может быть, это форма отдыха или внутреннего протеста против серой повседневности, когда «день сурка» не заканчивается многие годы.

Но лично мне такой образ жизни не близок, он не соответствует моему внутреннему миру и тому, что я хотел бы видеть в своей жизни. Зачем мне куда-то встраиваться и тем более во что-то играть, я лучше буду просто самим собой. Тем более, что моя священническая жизнь достаточно интересна и разнообразна, мне скучать не приходится.

Диакон Евгений Бирченко

— Расскажите, откуда у священников время на это увлечение — известно, что у большинства из них нет лишнего часа даже на семью?

— Это правда, со временем большая беда, потому что служба священника имеет совершенно ненормированный график. Мне лично никак не удается поехать в какую-то дальнюю поездку на мотоцикле, хотя я очень этого хочу, люблю путешествовать. Я с 2013 года вожу мотоцикл, и лишь изредка мне удается поехать куда-то далеко, хотя каждый год я надеюсь съездить во множество мест и городов. Не получается.

Другие священники, может быть, как-то находят время. Например, у нас есть замечательный батюшка Дмитрий Меньшиков из города Кушва Свердловской области, он много путешествует, неоднократно ездил в Монголию. Тот же митрополит Марк Вятский — замечательный путешественник. Я не знаю, как это у них получается, честно! Но находят время как-то.

В рясе на мотоцикле никто не ездит

– Так и представляю: облачился батюшка – и на мотоцикл…

— Конечно, нет! В рясе никто на мотоцикле не ездит, так делать не надо. Во-первых, это просто неудобно, во-вторых — небезопасно, и в-третьих — у людей случается когнитивный диссонанс.

Конечно, и на мотоцикле священник не перестает быть священником. Но байкер — это байкер, а в храме неуместны байкерские атрибуты.

Так же и когда священник выходит из храма — на мотоцикле неуместно быть в рясе. Батюшка переодевается, надевает защиту, жилетку и садится на мотоцикл. По внешности и не узнаешь, что это священник.

— Тем не менее, в вашем календаре священники в рясах — рядом с мотоциклами.

— Совершенно верно. Мы долго думали, как дать понять людям, которые смотрят этот календарь, что этот бородатый мужик — действительно священник. Сначала хотели сделать коллаж из двух фотографий: одна — где он в рясе в храме, а вторая — где он рядом со своим мотоциклом. Но это натыкалось на серьезные трудности, потому что календарь мы делали собственными силами и вынуждены были привлекать множество фотографов, поскольку священники-участники проекта живут в разных регионах России…

Протодиакон Сергий Орда, vk.com/motopalomniki

– То есть каждого священника фотографировал отдельный фотограф?

– Да, фотографы были разные: фотографировали на разную технику, с разным уровнем профессионализма, и, естественно, мы хотели сделать как можно меньше фотографий, чтобы их было легче привести к общему виду, календарь должен был смотреться как одна фотосессия.

И то, как здорово это получилось в итоге, — заслуга нашего ретушера Ника Беляева и замечательного дизайнера Романа Камина, которые все это своими руками делали на волонтерской основе, просто за идею. Никита Беляев, к слову, гитарист группы «Дом ветров», президент мотоклуба «Русский рассвет», профессиональный фотограф и замечательный христианин. У нас была очень профессиональная команда.

В итоге мы решили остановиться на одной фотографии для каждого месяца, где на дороге будет стоять мотоцикл, а рядом с ним будет батюшка, но одетый согласно сану. Мотив дороги в кадре очень важен: мы хотели показать, что священники такие же люди, они ездят по тем же дорогам, что и все остальные, и любят то, что любят и многие другие. И места для фотографий взяты из реальной жизни наших героев, они действительно ездят именно по этим дорогам на именно этих мотоциклах.

— То есть мотоциклы на фото — это именно личный транспорт батюшек?

— Да. Никто не брал чужих, это собственные мотоциклы. Причем разнообразие — от скутера до «Харлея». Кстати, единственный «Харлей» на весь календарь — какого-то дремучего года, он собран из запчастей руками самого батюшки, который над ним не одну ночь просидел в гараже. Все мотоциклы не новые и куплены с рук, если кто-то ищет в календаре сенсаций и техники за много миллионов рублей, то он разочаруется. Это реальная жизнь, а не фантазии недоброжелателей.

Священник Сергий Лабунский

На календарь мы просто скинулись, а потом решили помогать

— Кому вообще пришла в голову эта идея — сделать такой календарь?

– Первоначальная идея принадлежала Андрею Бажкову, о котором я уже говорил, а дальше в обсуждение включились все.

У нас есть около 20 священников-мотоциклистов, которые наиболее активно общаются друг с другом, и в результате мы выбрали 12 священников на каждый месяц календаря. К сожалению, как это часто бывает, когда дошло до дела, кто-то начал отказываться: то мотоцикл продал, то уехал надолго, то еще что-то…

Протоиерей Георгий Лычев, vk.com/motopalomniki

В результате к празднику Покрова фотографии сдали 8 священников. И мы думали, что кого-то вычеркнем из списка, оставим шестерых и каждому дадим по два месяца, благо фотографий хватало. Но это было бы ужасно обидно, и не хотелось огорчать отцов, которые приложили немало усилий и все сделали в срок.

Поэтому мы нашли возможность распределить всех восьмерых священников на 12 месяцев. Некоторые по одному месяцу получили, некоторые по два, таким образом восполнив недостающее число — именно из восьмерых священников состоит наш календарь.

– Каков тираж календаря?

— Первый тираж — 200 экземпляров. Просто потому, что не было меценатов, никто в это не вкладывался и не спонсировал.

— То есть вы просто скинулись?

— Да, мы просто скинулись. При этом каждый нанимал фотографа, как он может — либо оплачивал съемку, либо друзья кого-то фотографировали. Мой замечательный друг Ник Беляев меня фотографировал бесплатно, просто по искренней дружбе и расположению ко мне.

Когда наша творческая группа все уже сделала и календарь надо было печатать, мы нашли недорогую типографию, какую только можно было найти, скинулись и у нас получились эти 200 экземпляров. Огромное спасибо отцу Иоанну Карабидовичу, бегал и договаривался именно он. Его задумчивый образ вы можете видеть на обложке нашего календаря.

Священник Иоанн Карабидович, обложка календаря, vk.com/motopalomniki

Вначале планировалось просто бесплатно раздать календарь всем желающим, в первую очередь нашим друзьям и знакомым. Но когда все было готово и мы ждали цветопробу из типографии, возникла идея, что, возможно, этот календарь окажется интересен и еще кому-то, кроме наших друзей, ведь такого раньше никто не делал!

— А календарь «Поп+кот» — не он ли вас вдохновил?

– Да, он нас и вдохновил, совершенно верно. Я именно его показывал дизайнерам, когда объяснял, что же хочу получить в итоге. И в самом начале мы даже обращались к создателям «Поп+кот», вдруг им будет интересно продолжить серию. Они сказали, что им, конечно, интересно, но бюджет на год уже сверстан и для нас места нет. И мы сделали сами.

Но я настаиваю на уникальности нашего проекта: одно дело – с котами обниматься, а другое – покорить ту вершину, на которой никто до тебя еще не был. Впервые православное духовенство открыто заявляет о себе в мотосообществе.

– И как вы решили календарь распространять?

– Изначально думали просто раздавать бесплатно, но тут у отца Иоанна Карабидовича появляется гениальная идея: а что, если продавать календарь, а все вырученные средства отдать тем священникам, которые испытывают нужду? Ведь, даже скидываясь на типографию, иные из наших отцов с трудом деньги находили, буквально отнимая ото рта собственных детей. Некоторые батюшки живут очень бедно, и кому, как не нам, знать это.

– Есть конкретные священники, семьи, которым вы планируете помогать?

– Да, конечно. Даже в нашем мотосообществе есть священники, которые в этом нуждаются. Один служит в очень глухом селе, и ему надо как-то выживать, а другой наш батюшка с Украины, у него вообще очень тяжелая ситуация полубеженца, да еще ребенок недавно родился…

То есть даже в рамках нашего совсем небольшого сообщества друзей два человека действительно нуждаются. И я знаю, что таких священников гораздо больше. И можно было бы устроить нашу собственную, внутреннюю взаимопомощь, чтобы священник помог священнику, мы могли бы сделать что-то для тех, кто нуждается. Мы и так пересылаем деньги — кто сколько может — тому же отцу с Украины, хотя сами не богаты. А если получится привлечь и других людей, как-то аккумулировать средства, то, Богу содействующу, нам удастся сдвинуть эту гору с места.

К сожалению, довольно много у людей сейчас предубеждений против Церкви, озлобленности.

Считается, что священники купаются в деньгах, а это совершенно неверно. Например, за собственный мотоцикл, который есть на страницах календаря, — подержанную японскую «400-ку» — я с 2013 года не могу выплатить долг.

Просто нет денег, не удается их скопить.

 

Прокатился немножечко — и полегчало

– У вас есть только этот мотоцикл, другого транспорта у семьи нет?

— Да, машины нет. Я так и говорю: все мое движимое имущество — это три моих сына и этот мотоцикл. Сыновья очень шустрые, они в этом списке по праву. А когда надо куда-то поехать вне сезона, то пользуюсь общественным транспортом, как и все обычные люди.

— Как супруга относится к байкерству — поддерживает?

— Да, она очень поддерживает. Она сама вышла из неформальной среды, ей это близко, интересно. Но по трепету любящего сердца, конечно, она за меня боится и переживает. Когда я езжу, всегда просит звонить: где я, доехал ли, все ли хорошо. Потому что, конечно, тяжелые ситуации у нас на дорогах и это ее в напряжении держит. Но к самому мотоциклу и к моей увлеченности она относится очень позитивно и очень рада, что у меня есть такая замечательная отдушина.

На самом деле подобная отдушина нужна каждому человеку, чтобы какие-то проблемы по работе, в общении с людьми, да и просто житейские трудности не становились проблемами вселенского масштаба. Очень важно бывает иногда просто отвлечься, выйти из привычных рамок, уйти в какое-то другое измерение.

Священник Сергий Лабунский

Например, я помню, что, учась в семинарии, где были очень жесткие правила, я по водосточной трубе сбегал из окна второго этажа жилого корпуса, чтобы просто погулять по улицам. И я просто гулял, смотрел на идущих людей, едущие машины и понимал, что за стенами этого монастыря есть огромная интереснейшая жизнь, а я часть этой жизни. Я радовался просто от того, что она есть.

Не скажу, что в той семинарии было как-то плохо, просто замкнутое общество и строгие правила: нам разрешали выходить в город лишь на один час в неделю. И в таких условиях любая мелкая проблемка, любая мышиная возня в этом замкнутом мирке наполняла собой весь мой мир, который и оказывался ограничен стенами монастыря. И прикосновение к чему-то другому, выход из замкнутого круга, давало мне силы жить, терпеть и двигаться дальше. Я возвращался в семинарию благостным, успокоенным и радостным человеком. И у меня снова были силы.

Поэтому, я считаю, прекрасно, что у священников есть возможность просто сесть на мотоцикл и поехать проветриться. Ненадолго сбежать от счетов, отчетов, бедности, людской озлобленности. Прокатился немножечко — и полегчало. Посмотрел на мир вокруг и увидел, что проблемы не глобальные, и уже есть силы их решать.

— Да, сегодня много говорят о пастырском выгорании и ищут средство от него — а у вас вот какое ноу-хау.

— Знаете, я не могу сказать, что мотоцикл — это стопроцентное средство от выгорания. Быть может, он поможет при самой борьбе с выгоранием, даст возможность немного отвлечься, развеяться, но это не лекарство для уже выгоревшего. Уже выгоревшему священнику это, возможно, и во вред пойдет, потому что, исчерпав себя в священнической деятельности, он может слишком окунуться в байкерство и увлечься уже другой его стороной, негативной. Это захватит, и человек окажется вовсе потерян для Бога.

Ведь для нас, священников, основным является духовное делание, а в мотоцикле для нас важен христианский смысл этого увлечения: путем своей жизни мы можем людям что-то доброе принести. И если это приносит удовольствие мне и вдруг кому-то еще приносит пользу — это же вдвойне хорошо.

Это доброе мы предлагаем, но не навязываем, и если человек захочет, он это возьмет.

Мотоцикл – это просто предлог для дальнейшей беседы, для человеческого общения, которого, кстати, очень не хватает многим людям в этот холодный век.

И в этом общении и есть миссионерский заряд. Миссия не в том, чтобы сдавать отчеты в епархиальный отдел, а в том, чтобы человек, занимаясь любимым делом, увлекал за собой других людей к единому и самому главному, что есть на потребу, — Царствию Небесному.

Священник Сергий Лабунский и байкеры

Христианство, как свет, пронизывает любую культуру

– А ваши прихожане знают, что вы байкер? Интересуются, поддерживают, осуждают?

— Да, конечно, знают. Мой мотоцикл все лето стоит на территории храма, я его там просто паркую. И, естественно, все видят это — я ничуть не скрываю. Мне в лицо никакого негатива не высказывали, хотя это, безусловно, не значит, что его нет. В интернете мне часто доводилось сталкиваться с негативом, даже приходилось читать фразы типа «байкерам в Церкви не место!». Помилуйте, я всю жизнь думал, что в Церкви место абсолютно всем, лишь бы только человек жизнь свою к Богу направлял и с грехами старался бороться.

Мой благочинный и мой настоятель знают о моем увлечении и спокойно к этому относятся, трезво понимая, что за этим стоит доброе хорошее дело, результаты которого очевидны. Есть реальные люди, которых я крестил, и пришли они к этому через наши беседы на обочинах дорог.

Знаете, очень здорово, что у меня есть в жизни возможность заниматься своим самым любимым делом — служить у Престола, а также еще возиться с мотоциклом и ездить на нем. И это второе мое дело не только не противоречит, но и помогает, дает мне силы справляться с главным делом моей жизни, оба они по-своему дополняют друг друга.

Священник Сергий Лабунский

Ведь христианство — это не просто культура и тем более не субкультура. Это нечто совершенно надкультурное — как свет, который наполняет собой все комнаты в доме, так христианство может наполнить собой любую культуру. Поэтому у Чаши можно встретить самых разных людей: и бабушку-«одуванчика», и панка с ирокезом, и эфиопа, и финна — кого угодно.

Глубоко неправильно пытаться загнать христианство в рамки какой-то одной культуры, оно гораздо глубже, шире, имеет принципиально иную природу.

Поэтому мое священство не является какой-то «комнатой в доме» — повернул налево, и тут я священник, вышел направо, и тут я байкер, и это два непересекающихся мира. Абсолютно нет! Я не живу «двойной жизнью», я всегда один и тот же. Мое священство — это то, что наполняет всю мою жизнь и пронизывает особым смыслом все, чем я занимаюсь. И оно многое дает для моего байкерства, поведения, общения внутри байкерского сообщества, и я вижу, что это людям помогает.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
О чем православный капеллан разговаривает с солдатами австрийской армии
13 ноября - день памяти священномученика Иоанна Кочурова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: