Правмир поговорил с иереем Игорем Санаи, который вот уже более суток дежурит в больнице № 25 Волгограда, куда привезли пострадавших от двух терактов.

— Отец Игорь, как вы узнали о терактах и оказались на месте событий?

— Дело в том, что у нас в 25 больнице есть часовня, а я являюсь ее настоятелем. Сама часовня находится в  фойе здания – это где-то шестьдесят квадратных метров, и есть еще аудитория на четвертом этаже, где мы  тоже проводим службы. Вчера мы отслужили литургию и начали убираться – это был обычный день,  когда вдруг сообщили, что произошел теракт на вокзале.

Мы сразу же пошли в приемный покой, туда уже привезли первых пострадавших, и это была ужасная  картина: кровь, люди, напряжение. В помещении царило молчание – люди были подавлены, для всех это  было очень неожиданно. Молчание и скорбь царят и сейчас – никаких бурных реакций не происходит.

Нужно, сказать, что очень хорошо и быстро работали сотрудники медслужбы. И вчера, и сегодня первых  пострадавших привезли спустя считанные минуты после случившегося. Людей сразу распределяли по отделениям: в операционную, в реанимацию, в перевязочную.

— Как вам стало известно том, что вслед за первым терактом в воскресенье, в понедельник в городе произошел второй теракт?

— Всю ночь мы оставались в больнице, и узнали о случившемся с утра от одной из сотрудниц. Она ехала  сюда, а тот троллейбус ехал в противоположную сторону, и она видела хлопок, и то, что начало потом  происходить. Потом стали смотреть телевизор, и из телевизора узнали уже подробности случившегося,  узнали, что в троллейбусе сработала бомба.

— Вам удалось пообщаться с кем-то из пострадавших?

— Нет, с пострадавшими поговорить пока не удалось, потому что ситуация развивается очень напряженно: людей привозят и сразу переправляют наверх. В больнице – девять этажей, пострадавшие находятся на  каждом из них. Священники – ко мне в помощь прислали трех батюшек с других городских приходов —  сейчас работают с родственниками. К кому можно подойти, кто готов поговорить со священнослужителем   с теми мы разговариваем, предлагаем помолиться, служим молебны. Тут же   находятся психологи, которые работают параллельно. Сейчас, насколько мне известно, в больницу  пытается прорваться благочинный. Он именно прорывается, потому что часть городских дорог перекрыто, движение транспорта затруднено. Благочинный везет воду, фрукты.

— Вообще в больнице сейчас много людей?

-Есть группы родственников, приезжают специалисты – но нельзя сказать, что людей много. Дело в том,  что полиция здесь сейчас все оцепила, всех проверяют очень тщательно – все-таки здесь медицинское  учреждение, больница входит в состав медицинского городка, и ее окружают еще четыре важных медикомплекса. Нельзя допустить, чтобы здесь что-то произошло. Поэтому внутри больницы людей немного – только те, кого пропустили.

— Насколько родственники пострадавших готовы общаться со священнослужителями? Что вы говорите им?

— Мы понимаем, что нужно действовать очень деликатно, и не навязываем себя, если видим что человек не готов разговаривать. Вероятно, слов сейчас и не нужно, слова придут позже. Но важно показать людям,  что они не одни. Реакция, как я уже сказал, очень страшная – это скорбная тишина.

— Сегодня ночью вы тоже планируете остаться в больнице?

— Мы будем здесь ровно столько, сколько будут приходить люди, и сколько в нас будет надобность. Но, по моим ощущениям, опыту, священники станут нужнее спустя некоторое время – когда пострадавшие  начнут выздоравливать и осмысливать происшедшее, когда родственники смогут говорить об этом.  Людям нужно время: потом они уже сами почувствуют потребность высказаться.

— Почему, на ваш взгляд, именно Волгоград оказался на острие террористической атаки?

— Возможно, это потому, что мы – южный район, близкий к происшествиям на Кавказе, сюда проще  попасть. Но, конечно, на этот вопрос должны отвечать специалисты.

— Очень много людей сегодня задают себе вопрос: почему гибнут невинные люди?

— Как верующие люди, мы полагаем, что все в руках Божиих и для всего происходящего есть причины.  Господь наделил человека свободной волей: один проявляет ее во зло, другой в добро. Вот кто-то сейчас  проявил во зло… И сейчас очень важно, как прореагирует общество на эту трагедию, какую любовь и  сочувствие оно проявит.

Подготовил Михаил Боков, фото — сообщество «ВКонтакте» НЕ Типичный Волгоград

 

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.