Святой Александр Медем – русский мученик с немецкими корнями

|
Сын сенатора, народный благодетель, любимец крестьян, бывший лютеранин, принявший Православие, сохранивший веру, прошедший ад тюрем и лагерей и канонизированный Церковью. О святом мученике Александре Медеме и его семье рассказывает кандидат исторических наук Алексей Наумов.

Эта история началась много лет назад, когда я в очередной раз приехал погостить к своему дяде в поселок Северный неподалеку от города Хвалынска в Саратовской области.

Посреди села был огромный пруд, где обычно купались и ловили рыбу и на берегу которого стоял необычный полузаброшенный дом, неподалеку – огромные деревянные амбары из необъятных бревен, каменная круглая башня. Окраину поселка украшало монументальное краснокирпичное здание, напоминавшее немецкую кирху, готический ризалит которого венчал кованый шпиль с флюгером. В начале XXI века это было царство запустения и разрухи, где молчаливые стены хранили историю былого процветания.

Тогда я впервые задумался над тем, кто все это построил, какая жизнь здесь кипела и почему она так бесславно и бессмысленно оборвалась?

Местные жители мне стали наперебой рассказывать о добром графе, который все это построил, что это была его усадьба, о загадочных подземных ходах. Фамилию графа уже никто толком не помнил. В местном клубе прозвучало сенсационное: «Граф Медон»!

Когда я вернулся в Хвалынск, любопытство привело меня в краеведческий музей, где сотрудники рассказали о семействе Медемов, которые на протяжении нескольких десятилетий жили в Хвалынском уезде и оставили после себя добрую память.

Глава семьи – Оттон Людвигович Медем был уездным предводителем дворянства и во время холерного бунта в Хвалынске в 1892 году, когда убили врача Молчанова, а все городские власти бежали, единолично усмирил разгневанную толпу и навел порядок в городе. После этого его назначили вице-губернатором Воронежским, а спустя время он в течение 11 лет руководил Новгородской губернией, был сенатором и членом Государственного Совета.

Женой Медема, происходившего из знатного балто-немецкого рода, была родная племянница знаменитой Зинаиды Ивановны Юсуповой – Александра Нарышкина. На её приданое и было куплено имение в Хвалынском уезде, которое назвали в её честь – Александрией.

Оттон Людвигович с Александрой Дмитриевной. 1890-е гг.

Оттон Людвигович с Александрой Дмитриевной. 1890-е гг.

Тогда же я узнал и о трагической истории их старшего сына Александра, который после женитьбы на Марии Фёдоровне Чертковой практически безвыездно жил в усадьбе родителей: занимался внедрением новейших сельскохозяйственных технологий, строительством промышленных предприятий и хозяйственных построек, воспитывал детей.

Именно он превратил Александрию в образцовое имение, именно о его добром нраве сохранилось множество легенд. Действительно, Александр Медем сочетал в себе не только бурные организаторские и деятельные качества, но и обладал невероятным милосердием и добротой. Он мог подарить корову обездоленным детям, взять на работу бывшего каторжника, от которого все отворачивались, накормить голодного и расположить к себе даже самого отъявленного бандита. Это в полной мере проявилось после революции, когда его неоднократно арестовывали, приговаривали к расстрелу, сажали в тюрьму. Местные крестьяне не раз выручали графа.

В годы Первой мировой граф Медем возглавил санитарный отряд и больше года находился на передовой, спасая солдат и видя все ужасы войны. Именно в этот период он принимает решение перейти в Православие и отказаться от лютеранской немецкой веры. Вопрос цивилизационной идентичности в тяжелое для России время, когда она воевала с Германией, дня немца Медема был решён.

А спустя всего несколько месяцев случилась революция, которая не только подрывала политический строй России, но и разбивала в прах основы русской цивилизации. В этот раз перед графом Медемом выбора не было. В отношении к новой власти он был принципиален и не шел с нею ни на какой сговор, даже когда дело касалось его благополучия и жизни. В письмах родственникам его позиция излагалась предельно смело:

«Мне действительно предлагали поступить на службу. Но служить этим расхитителям России и расхитителям души русского народа – мерзавцам – я не могу. На это мне говорят, что чем я лучше других? Почему другие могут, по необходимости, это делать, я же строю из себя какую-то исключительную персону? Ничего я из себя строить не собираюсь, ничуть этим не возношусь, я просто думаю, что не для того меня Господь сохранил и вывел из самых, казалось, безнадежных положений, чтобы я изменил своему народу, служа его погубителям. Не могу, и служить не буду – лучше с голоду сдохну…».

Потеря всего имущества, обыски, аресты, допросы, скитания по съемным квартирам, по тюрьмам Саратова, Вольска, Хвалынска, Сызрани… Болезни и смерти близких людей. В годы богоборчества граф Медем явил людям пример несгибаемой воли и силы духа. Никакие испытания не сломили его преданности Христу.

В одном из писем он даёт напутствие сыну Фёдору, эмигрировавшему в Германию:

«Одна только вера, что не все кончается здесь земным нашим существованием, – дает силу не цепляться во что бы ни стало за свою малозначащую жизнь и ради ее сохранения идти на всякую подлость, низость и унижение…

Действительно свободным может быть только человек глубоко и искренне верующий. Зависимость от Господа Бога – единственная зависимость, которая человека не унижает и не превращает в жалкого раба, а, наоборот, возвышает. Проповедник и наставник я плохой, но мне хочется тебе сказать то, что я особенно остро чувствую и для тебя желаю.

Верь твердо, без колебаний, молись всегда горячо и с верой, что Господь тебя услышит, ничего на свете не бойся, кроме Господа Бога и руководимой Им своей совести – больше ни с чем не считайся».

Исписанные бисерным почерком листы бумаги многие годы бережно хранились у внучки графа Медема – Ольги, в Германии. Мне удалось найти её и в 2002 году впервые встретиться на хвалынской земле, где родился её отец и прошел крестный путь её дедушка, причисленный в 2000 году к лику святых новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви. Прославление состоялось во время Юбилейного архиерейского Собора в Храме Христа Спасителя.

Это была самая масштабная канонизация в истории Церкви. Вместе с Царственными мучениками – семьей последнего русского императора Николая II была торжественно провозглашена святость более 1000 мучеников за Христа от безбожных властей пострадавших.

Осенью 2002 года Медемы впервые за много лет вернулись в Александрию. Среди старинных построек мы наткнулись на небольшое здание, на котором было написано «Это бывшая церковь. Берегите!». Без купола, без алтаря, с прорубленными новодельными окнами, постройка уже ничем не напоминала Храм Божий… Его построили всего за несколько лет до революции Александр Медем и его жена Мария в честь тяжело болящей дочери Елены.

В период беременности графиня заболела холерой. Лекарства, которыми её спасали врачи, повлияли на будущего ребенка. Тяжелый родительский крест и боль. Храм был выполнен в древнерусском стиле, а иконостас и утварь для храма, освященного в честь Святой равноапостольной царицы Елены, создали выдающиеся художники Дмитрий Стеллецкий и Владимир Комаровский. Спустя годы разорений перед нами стояли осквернённые руины.

С собой Ольга привезла копии фотографий из альбома отца, на которых – его детство в Александрии. Уникальные свидетельства былой жизни: быт и атмосфера дворянской усадьбы начала ХХ века, в фотографиях запечатлелась Россия, которую мы потеряли. Увиденное – как полет в космос!

В 2003 году Ольга Федоровна приехала вновь. В этот раз полная решимости во что бы то ни стало возродить храм. К этому времени я уже познакомился с недавно назначенным священником поселка Возрождение отцом Виталием Колпаченко. Поселок находится в нескольких километрах от Северного, и идея восстановления нового прихода в бывшем имении новомученика была вполне естественной для настоятеля.

О.Ф. фон Лилиенфельд-Тоаль. Хвалынск, май 2006.

Ольга Федоровна фон Лилиенфельд-Тоаль. Хвалынск, май 2006.

Так сошлись звезды, нашлись меценаты и в 2007 году храм был восстановлен и готов для богослужений, став настоящей жемчужиной и главной достопримечательностью поселка.

У расчищенного храма. 2006 г.

У расчищенного храма. 2006 г.

Восстановленный храм

Восстановленный храм

Шло время. Писались и издавались книги о Медемах, устанавливались мемориальные доски, находились книги из библиотеки семьи графа и другие их семейные вещи, архивные документы и пр. Организовывались художественные пленэры в Александрии и проводились историко-художественные выставки в Саратове и Хвалынске.

В 2010 году отца Виталия Колпаченко перевели в Хвалынск. Помимо налаживания приходской жизни он сходу загорелся идеей создания православной гимназии. В вымирающем городе с населением в 12 000 человек!

Священник Виталий Колпаченко, поэт Светлана Кекова, О.Ф. Медем, А.В. Наумов. Открытие гимназии 2010 г.

Священник Виталий Колпаченко, поэт Светлана Кекова, О.Ф. Медем, А.В. Наумов. Открытие гимназии 2010 г.

Амбициозный проект многим казался неподъёмным. Но он получился вопреки всему и благодаря небесному заступничеству святого Александра Медема. Православной классической гимназии было присвоено его имя. Сегодня это одно из лучших средних общеобразовательных учебных заведений Хвалынского района, учащиеся которого побеждают на различных районных, областных и всероссийских конкурсах и олимпиадах.

В 2014 году при гимназии был создан общедоступный музей, посвященный святому Александру Медему. За короткое время существования музея его посетили педагоги и учащиеся практически всех общеобразовательных учреждений района.

Духовный подвиг новомученика стал важной составляющей воспитательного процесса в гимназии, формирующей историческую память и ту самую идентичность, за которую боролся святой Александр. В 1926 году он писал сыну:

«Напор на Церковь, одно время ослабевший, снова, по-видимому, крепнет… вероятно, и до нас эта волна докатится. В этом случае, конечно, первым полечу я.

Я нисколько этого не боюсь – даже буду этому рад. Но одно противно – нами будут восхищаться, проливать слезы, почитать за мучеников за веру православную и пр. – но никто рискнуть собой не пожелает, и мы будем в ничтожном меньшинстве. Это, конечно, рассуждения от лукавого. На все воля Божия. Мы свое дело сделаем, и, конечно, наша кровь (если ей суждено пролиться) зря не пропадет».

Коп


В 2014 году на собственные средства я создал документальный фильм о святом графе – «Медем». Неожиданно для автора эта работа получила большой фестивальный успех и стала победителем и призером международных кинофестивалей в Сербии, США, Армении, России. Однако отсутствие средств во время работы над фильмом не позволило изначально создать картину эфирного качества, поэтому она нуждается в переработке, на что нужны дополнительные средства.

Трейлер фильма

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Педиатр Сергей Бутрий о том, чем опасен синдром встряхнутого младенца
И недоумевают, если мужчину с ребенком называют звездой
Но специалисты могут подсказать то, что не знают и не видят родители

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: