Богослужебные тексты

Конференция «Современная православная гимнография»: что правим?
Вопрос, который при всей своей очевидности постоянно ускользает от внимания справщиков: что же мы правим - книги, т. е. печатный текст, или всё-таки службы, которые звучат в храме?
Пост для человека, а не человек для поста
«Батюшка, благослови послабление в посте, диабет у меня». А у батюшки как раз книжка открыта на таком впечатляющем месте, где некий подвижник говорит, что лучше умереть, чем нарушить пост. И решил батюшка, что это перст Божий. Так и сказал бабульке, слово в слово.
Кончив долготу дня…
Заканчивается гимн «Свете тихий», древнейшее христианское песнопение. Диакон провозглашает прокимен: «Премудрость, вонмем…»
Трудные места богослужения: Дондеже, стража и назриши
На всенощном бдении бывает 8 или 10 стихир. Понимаем ли мы, что поем?
Прот.Всеволод Чаплин: Вопрос языка богослужения нельзя решить силой
Очевидно, как церковная среда, так и общество в целом серьезно разделены в том, что касается вопроса языка богослужения. А значит, на мой личный взгляд, здесь не может быть легких решений или попыток утвердить силой, что называется, «продавить» одну из существующий позиций.
Прот. Николай Балашов: Нам нужен компетентный диалог о языке богослужения
Данные опроса интересны, и они примерно соответствуют тем общим впечатлениям о настроениях в Церкви и в обществе в связи с этой темой, которые сложились у меня за годы священнического служения.
Виталий Найшуль: Религиозные способности русского языка вызывают сомнения
Понятно, что невоцерковленные люди предпочитают, чтобы богослужение велось на понятном им русском, а не на непонятном им церковнославянском. Другое дело, что религиозные способности русского языка, даже потенциальные, не говоря уже об актуальных, вызывают большие сомнения.
Юлия Синелина: Раскол, обновленчество – все закручивалось вокруг богослужебных текстов
На мой взгляд, предлагаемые изменения в языке церковных богослужений могут осложнить и без того достаточно непростую ситуацию, сложившуюся сегодня в Церкви.