Болезнь

Я — инопланетянин
В своей жизни я видел много человеческой беды. Священник чаще встречается именно с ней. Порой придёшь к больному ребёнку, и знаешь, что в его болезни виноваты родители. Тянет обличить взрослых, высказать им всё, что о них думаешь. Потом посмотришь на их уставшие лица, их глаза, на виноватые, не находящие покоя руки. Увидишь боль, и отпадает охота кого-то ругать.
Обними меня
Каждое воскресенье я прихожу к нему домой и причащаю. Раньше мы о чём-то разговаривали, теперь нет. Причащаю и ухожу. Ухожу с чувством глубокой вины перед ним, перед его болью и тем, что не могу помочь.
Нужно ли в болезни молиться об исцелении?
Есть ли смысл молиться о выздоровлении? Почему мы просим здоровья, если болезни нам посылает Бог? Может быть, нужно просто внутренне принять болезнь и довольствоваться «подручными средствами»: лекарствами, которые выписывает врач, и так далее? О том, нужно ли просить Бога, чтобы быстрее поправиться, размышляют священники.
Священник Сергий Круглов: Бог не посылает нам болезни
Бог настолько нас любит, жалеет, он не может выносить, видя страдания человека. Он, конечно, понимает, что все по воле человекапроисходит. Он прекрасно понимает, что ребенок обварился кипятком, не послушав маму, сам полез за чайником. Но когда у ребенка ожогов две трети тела, мама же не будет его ругать, что он не слушался. Она готова пожертвовать собой, чтобы ему перестало быть больно. Так ведь?
Человек страдающий: жизнь или выживание?
По своему опыту работы с тяжелобольными, умирающими, их близкими Фредерика поняла, что отношение к страданиям, болезни во многом зависит от того, насколько для человека реально Воскресение Христа, какую роль играет вера в его повседневной жизни.
Наука умирать
У Николая есть два варианта действий. Он может просто ждать смерти — достаточно быстрой и умеренно безболезненной (это медики могут сделать). Или он может еще пожить — парализованным, привязанным к аппарату ИВЛ, в полном сознании и понимании собственной беспомощности, но пожить.
Вопросы о смерти – это вопросы о жизни
Не может человек обрекать другого на страдания. Но при этом мы должны уважать выбор человека, если он сам себе их страдания выбирает, и такие случаи бывают: иногда люди отказываются от обезболивания и выбирают боль. Но кто готов обречь на боль другого?
Нюта Федермессер — о таинстве смерти и буднях хосписа
Больше всего удручало маму, что пациентов, которых нельзя вылечить, выписывали, отправляли умирать домой без гарантии какой-либо помощи. В ее сознании не укладывалось, что можно так по-скотски относиться к человеку. Слова «хоспис» никто из нас в то время не знал, но по сути хоспис для нее начался именно тогда.