Быть в Церкви

Осознаем ли мы свое оскудение веры?…
Доказать веру нельзя, можно только показать живым дыханием правды. Убедить можно только убедительностью своего личного счастья в ней, заразительностью своего божественного веселья веры.
Митрополит Красноярский Пантелеимон: Как облегчить боль
Я люблю все живое. Людей, конечно, в первую очередь, но и животные всегда меня интересовали, они меня привлекали своей искренностью, преданностью, терпением. Хотелось за ними ухаживать, лечить их. Но вера, как первая любовь, мне не давала спать, есть...
Временно доступен: протоиерей Алексий Уминский о Великом посте и сути христианства (+Видео)
В Евангелии нет ничего такого, чем человек мог бы себя успокоить по-настоящему в этой жизни. Все не так. Блаженны плачущие. Блаженны нищие духом. Блаженны, когда вас гонят. Радуйтесь и веселитесь. Молитесь за своих врагов. Господи помилуй, разве человек может для себя такого пожелать?
Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Бытовые подробности, или Плохая ли примета — встретить попа?
Инспектор отдал мне права и не оштрафовал. А я подумал, что поп в машине — это, оказывается, что-то вроде мигалки. Без попа в машине, стало быть, правила нарушать нельзя, а с попом в машине правила нарушать можно.
Доверять Церкви
Одной из главных 'сенсаций' последних дней стала распространение (дез)информации о том, что Архиерейский Собор 'окончательно похоронил церковную демократию', отменив Поместный Собор.
Ереси в истории Церкви: от Оригена до Аполлинария (+Видео)
В том, как ереси перетекают одна в другую, есть своя логика. Проблема ереси — это часто неумение абстрагироваться, слышать, быть готовым пожертвовать своим самолюбием. Нередко это проблема неумения мыслить.
Вариант нормы — не вариант
Многое есть… Многое можно… И все равно нынешняя жизнь — не лучше. А в чем-то так гораздо и хуже советской. По крайней мере, по количеству ненормальностей, по плотности их на душу населения и на квадратный километр.
Спасутся ли хорошие люди вне Церкви?
Обычно это понятно, когда мы говорим о каких-то чрезвычайно злых и упорных во зле людях, которые отвергли все попытки их спасти — но мы-то, вроде, не таковы. Пустите нас в рай, мы там устроим, максимум, обычную советскую коммуналку.