Интервью с поэтами

«Меня бы забрали в КГБ уже после первого урока». Александр Закуренко – о философии, патриотизме и современной школе
Кто определит, какая любовь к Родине – правильная, и как убрать лицемерие из образования
Ольга Седакова: О ложной гордости за страну и синдроме вахтера
Что такое гордость за свою страну и чему можно научиться у европейцев
Я – чужой. Азиат. Род занятий – тоска
Как российский поэт выпускает православный журнал в Ташкенте
Николай Котрелёв: Память о рае
О проблемах и радостях советских романтиков, о вынужденном «плагиате» стихов Бродского и о том, как вырастить священника
Юрий Кублановский: Когда я жил как загнанный заяц, стихи возникали чрезвычайно светлые
Как начинался советский самиздат, сложно ли было уговорить поэта Вознесенского не прогибаться, и кто купил духовнику Патриарха билет на родину
Протоиерей Виктор Теплицкий: Тишина из шелеста страниц — основа молитвы
Разучатся молодые внимательно читать — разучатся мыслить, по-настоящему переживать, по-настоящему слышать и слушать. Движущаяся шумная картинка — это всегда нечто разжёванное. А тишина, родившаяся из шелеста страниц — это основа молитвы. Уйдёт из жизни молодых этот чуть слышный шелест — уйдёт таинство жизни.