Концепция единого учебнкиа истории

В России появляется общественная экспертиза учебников
О новой реформе рассказал президент Российского книжного союза Сергей Степашин.
Павел Лукин: Как у школьников отбивают интерес к истории
Если человек понимает, как делалась политика при Ярославе Мудром, он поймет, как она делается при Путине. Не потому что она делается так же, а потому что у него будет определенный умственный инструментарий, с помощью которого он сможет анализировать. Это очень важный момент уроков истории — привить ученикам вкус к аналитике.
Сергей Волков: Учить фактам, а не оценкам
Концепции и стандарта «отечественная история» мыслится скорее как история «дружбы народов» или продвижения к демократии и гражданскому обществу (подобно тому, как в СССР она рассматривалась в плане продвижения к победе коммунизма) и менее всего — как история российской государственности.
Академик Юрий Пивоваров: Исключение из учебников памяти о сталинском терроре заведет в тупик
А Сталин проводил террористическую политику против своего народа. Другое дело, что Сталин и его приспешники – не какие-то прилетевшие марсиане, не воплотившиеся силы зла – нет, это люди из нашего народа, которые, к сожалению, для своего собственного народа устроили пыточную камеру.