Патриаршая литературная премия

Алексей Солоницын: Главная улица
А главное, конечно, иконы, которые он заказал для иконостаса, выбрав нужные образцы. Он копил деньги уже два года, откладывая их всякий раз, когда выдавалась возможность. И вот нужная сумма собрана, и он побывал и в Москве, и в магазинах Троице-Сергиевой Лавры, и магазинах Софрино.
Олеся Николаева: Цветы для плащаницы
— Ну, слава Богу, что ты наконец-то приехала. Батюшка так и сказал: жди. А то нам нечем украшать плащаницу. Взяла у меня цветы и пошла к храму. Это была Страстная пятница.
Виктор Николаев: Июньская осень
Толя за год в Афгане не получил ни одного письма. Он тяжело переживал смущенные взгляды и проскакивающие иногда фразы об Ирине от товарищей, вернувшихся из коротенького отпуска
Сергей Щербаков: Хозяин ямки
ставало солнце, и золотая оса на окне просыпалась, начинала кружить по стеклу и напевать одну и ту же песенку: дз-зынь, дз-зынь, дз-зынь… Никита пытался под одеялом продлить сонные грезы, но звон становился громче и требовательнее, будто оса знала, что в конце концов он не выдержит, вспомнит, как давным-давно, в розовом детстве любимая бабушка Василисса бережно […]
Александр Яковлев: Здесь ни за что не заблудишься
И все это время, даже не оборачиваясь, Бадьин ощущал на себе взгляд Валентины. Но боялся, что стоит только поднять на нее взгляд, как случится непоправимое. Что происходящее окажется нелепым, хмельным сном.