Приход к вере

Протоиерей Валериан Кречетов: Добрых людей стало больше
Один мой давний знакомый, очень серьезный, хотя в те годы и нецерковный человек, рассказал мне потрясающую историю. Ехал он на эскалаторе, и впереди кто-то упал, следующий, подъехав, упал за ним. Мой знакомый торопился и, вместо того, чтобы помочь беднягам подняться, будучи человеком сильным и спортивным, просто перепрыгнул через них и побежал дальше...
Строгий режим и проверка на всхожесть
Отец Александр – приходской священник из Костромы. До Бычихи ему ехать около полусотни километров, и этот путь он совершает еженедельно. Готов бы и чаще ездить, но говорит, что работу с осужденными еще предстоит налаживать, все впереди...
Младенец Симеон
- Я не могу ей сказать, – Илья спускался по больничной лестнице на этаж, где лежала Евдокия. – Пусть теща скажет или врач. Я не смогу. Аборт! – он замер посреди лестницы. – Я всегда считал, что аборт – убийство ребенка. Наш малыш уже все чувствует. А мы его убьем? Но ведь он даун. Зачем ему жить такому?
Про гедонизм
Я был когда-то гедонистом. Нет, ну, конечно, не я один. Гедонистов много. Не всякий, правда, знает, что он – гедонист. Живет себе человек, наслаждается. Ну, а как это называется, не знает. Мало ли слов на свете? Что касается меня, то я был гедонистом сознательным. Идейно состоявшимся был гедонистом. Во как!
Блистательный цвет Кристофера Беркета (+ ФОТО)
Известный американский фотограф Кристофер Беркет и его супруга Рут - о том, почему православие - это не религия, сколько лет надо, чтобы стать понять ремесло фотографии, и почему русские похожи на закрытые книги.
Священники-мифисты: Лучше гор могут быть только Горы
С друзьями по горам мы иногда собирались и думали: для чего мы собственно живем. Одно время мы начинали заниматься буддизмом, потом переключались на йогу. Но факт смерти стоял перед глазами неизбежно. И тут оказалось, что один из наших друзей начал ходить в Церковь.
Встреча
«Как мне в церковь идти, я же татарка?» – недоумевала Роза, но все же решилась и поехала в один из городских храмов.
Русская Таня из Гвинеи-Бисау
Отец Димитрий беседует с «самой блондинистой блондинкой» своего прихода Таней – патриоткой, большой любительницей русской истории и литературы, душой болеющей за русский народ.