Рассказ

Не клонись-ка ты, головушка…
- Это не по вашей ли наводке, батюшка, мною здесь интересуются? Что, всё по-старому, так в КГБ и стучите? И погоны до сих пор под рясой носите, а после исповеди отчёты куда надо составляете? От неожиданности и обиды я не нашёл слов. И пока ловил воздух ртом, Владимир спокойно и с достоинством проследовал в глубину храма.
Опоздание
Рабочий день окончен, я тороплюсь на автобус. Только автобус ко мне не торопится, поэтому приходится ждать его полчаса. Тут начинается мое волнение - успею или нет? Магазин открыт до семи, время шесть, ехать около часа...
Лицом к лицу…
- Батюшка, я хотела бы причаститься, но у меня с собой денег нет. Вместо того чтобы её успокоить, мол, не нужно денег, я зачем-то решил над ней подшутить, и сказать: «Ладно, возьмём щенками». Но откуда здесь было взяться щенкам? Зато в ушах у неё висели маленькие золотые серёжки...
Мамины молитвы
— Оксана, а давай вместе в церковь сходим. С батюшкой поговорим, может, что посоветует. Свечки поставим, записочку подадим... — Да нет, — подняла она заплаканные глаза. — Вряд ли это поможет. Одно самовнушение. Тут делать что-то надо, спасать ребенка.
Кукла
Слушать стенания бабушки было тяжело. Конечно, более непутевого деда в природе раньше не случалось, и она отдала ему не только молодость, но и зрелость, и ста­рость... Во­церковленность тоже ставилась ему в вину — воцерковленные, вообще-то, в блуду на восьмом десятке лет не живут.
Картонный дом
– Воспитательница сказала, что настоящий мужчина должен еще дерево посадить… – А разве мы не посадили? Вон, на подоконнике… Алоэ называется. – Да… А еще родить нужно. Сына. – Ты разве не сын? – Пап! Нам ведь нужно еще дом построить! – тревожится Олежа. – Воспитательница сказала…
Моей семье пятьсот лет
Откуда, с какого года, с какого века начинается история моей семьи? Если моя семья – это я, моя жена и наши дети, то этой семье нет еще и десяти лет. Если же это мои родители, я и мой брат – тогда уже почти сорок. Но цепочка поколений рода Людоговских уходит значительно глубже…
Любовь — дорога сквозь войну и мир. Воспоминания о дедушке
Молодой, статный красавец полковник Иван Сотников всегда был предметом восхищения и желания окружавших его многочисленных женщин. Фронтовик, завкафедрой, писатель, автор популярных книг. А бабушка его просто любила. Переживала, плакала, убеждала, просила. И каждый раз прощала...