Рассказы

Отчество
Олег Иванович. Вот ведь штука какая получается: Олег бы пошел пить с Витьком, а Олегу Ивановичу - не очень туда и хочется.
Вредная физика
— Кириллов, на положительную оценку в четверти не надейся,— влепив очередного «гуся», сказал Николай Иванович.— И кем ты станешь, не зная физики? Ведь она в любой профессии важна. — Я в Церкви служить буду,— насупившись, ответил Сережа.— Проживу как-нибудь без вашей физики.
Площадь мужа
У меня есть друг, моей комплекции, но повыше и еще массивней. Отец Андрей Курочкин. Служит он в глухом углу Одесской области; впрочем, приход молдавский, не бедный. Так вот. Отцу Андрею (как и мне) по масштабу фигуры найти подходящую одежду — от белья до пальто — весьма непросто. Вечные мучения…
Картонный дом
– Воспитательница сказала, что настоящий мужчина должен еще дерево посадить… – А разве мы не посадили? Вон, на подоконнике… Алоэ называется. – Да… А еще родить нужно. Сына. – Ты разве не сын? – Пап! Нам ведь нужно еще дом построить! – тревожится Олежа. – Воспитательница сказала…
Моей семье пятьсот лет
Откуда, с какого года, с какого века начинается история моей семьи? Если моя семья – это я, моя жена и наши дети, то этой семье нет еще и десяти лет. Если же это мои родители, я и мой брат – тогда уже почти сорок. Но цепочка поколений рода Людоговских уходит значительно глубже…
Любовь — дорога сквозь войну и мир. Воспоминания о дедушке
Молодой, статный красавец полковник Иван Сотников всегда был предметом восхищения и желания окружавших его многочисленных женщин. Фронтовик, завкафедрой, писатель, автор популярных книг. А бабушка его просто любила. Переживала, плакала, убеждала, просила. И каждый раз прощала...
Семья, как и друг, познаётся в беде
Мама начала пить. Годами в шкафу не появлялось новой одежды, к нам больше не приезжали ее друзья, да и почти не осталось у нее друзей... Страшно вспомнить, как долго я презирала мать. Но постепенно это ощущение стало сменяться пониманием того, что вместо того, чтобы жить с бабушкой в достатке и уюте, я должна быть там, с матерью и сестрой.
Балашов. Рассказ-судьба
Однажды его прорвало, и Балашов рассказал Антонине про бегство с целины, мерзлый барак и жену полицая, его знобило и трясло, и Антонина положила его голову к себе на колени, мучилась и молилась за его израненную душу.