Рассказы

Первое правило паломника
Будущий протоиерей и член синодальных и прочих комиссий первым передал матросу самое драгоценное, что у него было – ящик вина. За что немедленно получил от будущей матушки подзатыльник. Иерархия ценностей была в ту минуту установлена и определена на некоторый срок: в первую очередь - близкие женщины, хорошее вино – во вторую.
Что скажет солнце?
Интеллигентный вид, стильные беретка и дамская сумочка, желание пошутить, готовность пофилософствовать. Единственный аксессуар, совершенно не вписывающийся в её облик, это на шее самодельная цепочка из жёлтого металла. Цепочка как цепочка, правда, со звеньями непривычно большого размера.
Конфуз (+ Видео)
Как рассказывали мне монахи, отец А. прежде был насельником Троице-Сергиевой Лавры, откуда его сослали «с глаз долой» в Псково-Печерский монастырь. И вот за что.
Дела вампирские
- Наш сериал, - говорит Серёжа, - прошёл по украинскому телевидению, успех ошеломляющий, особенно среди молодёжи. Меня «В Контакте» ежедневно френдят по полтысячи украинских тинэйджеров. Все хотят дружить с вампиром.
Восьмая заповедь
- Апельсины! – кричит Ваня. - Апельсины! Давайте сорвем парочку! - и смотрит на нас. - Правильно, Ванек, - говорит Митя, - давайте сорвем! - Сорвать – значит украсть, - говорю я. - Ну, может, хотя бы один? Останавливаемся. Пытаемся украсть апельсин. Это непросто. Все апельсины с нижних веток уже украли до нас.
Всепобеждающая сила любви
— Бабушка, а почему ты сидишь лицом к двери, ты кого-то ждешь? — И она мне ответила: — Нет, мальчик. Если бы я была в силах, то просто уходила бы в другое место. А так мне приходится оставаться здесь. Но у меня нет сил смотреть на эти трубы.
«Я люблю Гродно»
Старый город, узкие улочки середины позапрошлого века. Сколько раз я ходил по ним и не знал, что именно здесь располагалось еврейское гетто. С 1941 по начало 1943 здесь замучили 29 тысяч человек. Много это или мало?
Конец — делу венец
Моя политически активная соседка была очень умная женщина и понимала, что днем ты, может, не станешь этого делать, но ночью подпишешься под любой бумажкой. Я пытался было с ней заговорить о душе и Боге, но она начинала жаловаться на здоровье, на больные ножки и слепенькие глазки.