Святочные рассказы

Четвертый волхв
«Няня, что же он принесет Христу?»
Иди и не греши
Вот и новогодний вечер; дела переделаны, дети вымыты, уложены, песни спеты, свет погашен, спят – а ёлочки-то нет!
«Чертогон»: Святочный рассказ Н.С. Лескова
135 лет назад Николай Семёнович Лесков (1831 – 1895) создал к святкам рассказ «Чертогон». Впервые рассказ был опубликован в рождественском номере ежедневной газеты «Новое время» от 25 декабря 1879 года под названием «Рождественский вечер у ипохондрика».
Это, братцы, не беда, а череда смирения
Отец Стефан обернулся и чуть не вскрикнул. Пред ним стоял человек повыше его ростом, голову и туловище которого покрывало байковое одеяло, придерживаемое впереди огромными красными руками. Ниже одеяла шли штаны, заканчивающиеся такими же огромными красными босыми ногами.
Папа для Максима
У Максима не было папы. Почти у всех ребят в группе были, а вот у него - нет. Обидно до слез. Каждый вечер, тоскливо дожидаясь няню, Максим смотрел, как чужие папы приходили и забирали Варю, Машу, Тоню, Вадика, Сережу... Папы были большими, весело улыбались, подхватывали своих детишек на руки, зашнуровывали им ботиночки и ловко подвязывали бантики на шапках.
Папа для Максима
У Максима не было папы. Почти у всех ребят в группе были, а вот у него - нет. Обидно до слез. Каждый вечер, тоскливо дожидаясь няню, Максим смотрел, как чужие папы приходили и забирали Варю, Машу, Тоню, Вадика, Сережу... Папы были большими, весело улыбались, подхватывали своих детишек на руки, зашнуровывали им ботиночки и ловко подвязывали бантики на шапках.
Почти святочный рассказ
Девочка росла хорошим, добрым человечком. Родители не чаяли в ней души. Но случилась трагедия – горячо любимая дочь погибла. Сказать тут нечего. Горе родителей словами передать невозможно. С трудом преодолевали они смерть девочки. Настолько с трудом, что порою папа боялся за маму: как бы от горя с ней тоже чего-нибудь не случилось.
Рождественское чудо. Святочный рассказ
Иногда я делаю что-то быстрее, чем соображаю. Сердце опережает мозг. Это был тот случай. Я летел к своему убежищу так быстро, как никогда потом. Если твое сердце отягощено грехом и злобой, ты ползешь подобно змее. Когда оно открывается любви, ты и летишь, окрыленный ею.