Теплохладность

Протоиерей Георгий Завершинский: «Одиночество – это привилегия»
И лучшее состояние, в котором можно отозваться на призыв Творца
Мир во зле лежит. Что дальше?
Мир во зле лежит, и я во зле лежу. И ничего, нормально. Уютно даже
Важное и неважное
Часто говорят, что Церковь занимается не тем – вещами отвлеченными, неактуальными и несовременными. Справедливы такие упреки?
Игумен Нектарий (Морозов): Что мешает покаяться?
Что есть истинное покаяние и ложное? Как научиться по-настоящему исповедоваться? Что может помочь избавиться от своих грехов?
Верующие безбожники
Самое ужасное в том, что если к власти придут воинствующие атеисты, то эти люди первыми побегут восстанавливаться в КПСС или поклоняться «богине разума» в виде женщины с балаклавой в бывшем храме. Потому как встречи с Христом не было, или она была забыта.
Поле никудышних
Что будет после смерти с теми, кто не делал ничего плохого, но и хорошего не делал? С теми, о ком даже вспомнить нечего, такими они были «никакими»? Размышляет протоиерей Андрей Ткачёв.
Когда церковная жизнь стала рутинной (+Видео)
Холодный — это откровенный враг. Их видно сразу, можно от них отойти, их можно гнушаться, и можно с ними бороться. Горячий человек — это сподвижник, это друг. А теплый — он никакой, он и не туда, и не сюда, он равнодушный — это большая проблема.
«А мне хотя бы что-нибудь, да про любовь…»
Как-то зябко. Что ж так зябко-то, а?.. Миссия, катехизация, воцерковление, насаждение разумного-доброго-вечного квадратно-гнездовым методом (если кто еще помнит, что это такое) – все это, замечательно, кто ж спорит… Чё ж так зябко-то, братцы-сестрицы, а?!