Главная

Внезапная смерть

Матушка Ольга Чекменева: Год без отца Григория
Прошел год без любимого и дорогого… Помню как вчера: «Ваш муж погиб! Приносим свои соболезнования!» Слезы, боль, отчаяние… Господи, что делать, как жить дальше? Почему это произошло со мной?
О трагедии на Волге
Трагедия произошла на Волге: затонул корабль «Булгария», погибли люди, погибло много детей. Корабль затонул всего за несколько минут, так страшно оборвался этот летний день.
Не искушай Господа Бога твоего
Невозможно же, в самом деле, во всём и всегда следить за собой?.. Размышляя, я зашёл в трапезную и сел обедать. Взял блин, стал жевать, и вдруг с ужасом осознал, что подавился.
Без веры
Встретила я соседа, почерневшего от недельного запоя и бессонницы, с глазами опухшими и покрасневшими, в лифте. У ног тоскливо поскуливала собака — красавчик сеттер, похудевший, притихший. - Нету больше моей Катеньки, - заплакал он горько и стал совсем не похожим на себя.
Митрополит Иларион совершит панихиду на девятый день после теракта
1 февраля исполняется девятый день с момента взрыва в аэропорту "Домодедово", унесшего жизни 35 человек.
Слишком много смертей…
В последнее время стало особенно страшно открывать новости - буквально ни одной недели не проходит без трагичного новостного повода. Почему, зачем, что хочет нам сказать Бог? Сегодня, когда почти в каждом блоге есть запись вроде "Что же это такое делается?!"
О памяти смертной и внезапной смерти
Безудержное веселье - признак именно глубочайшего уныния, отчаяния. Это тот страшный вид уныния, когда человек и самого уныния не видит, когда он уже погрузился в него с головой и как бы утонул в нем.
Огонь в глазах юноши, свет в глазах старика… О смерти
Достоевский в дневнике рассказывает о том, что случилось с ним, когда, приговоренный к смерти, он стоял перед казнью, — как он стоял и смотрел вокруг себя. Как великолепен был свет, и как чудесен воздух, которым он дышал, и как прекрасен мир вокруг, как драгоценен каждый миг, пока он был еще жив, хотя на грани смерти. О, — сказал он в тот миг, — если бы мне даровали жизнь, ни одно мгновение ее я не потерял бы... Жизнь была дарована, — и сколько ее было растеряно!