«Так
«Чем питается семья, решает тот, кто трудится на кухне», — считает протоиерей Андрей Рахновский. Если муж постится и требует от супруги, которая не соблюдает Типикон, особого меню, это выглядит странно. Пост же направлен на ущемление себя, но не другого человека. Как тут быть? Выбирать из приготовленного то, что считаешь допустимым для себя, или же встать к плите самому.

Разве еда помогает духовной жизни?

При подготовке к посту читается отрывок из Послания апостола Павла к коринфянам: «Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем». Понятно, что он говорил именно о духовном приобретении, а не о калориях. Их количество, конечно, увеличивается или уменьшается, но это вряд ли может повлиять на духовную жизнь напрямую. 

Было бы несколько легкомысленно заявлять, что еда может помочь мне стать более духовным. Помогает не еда, а ее ограничение. В подлинном смысле пост — это отказ от еды на определенное время, но поскольку мы не можем вообще отказаться от пищи, то мы это количество уменьшаем — либо за счет объема, либо калорийности.

А изначально мы исходим из того, что человек в христианском осмыслении, в христианской антропологии — это существо духовно-телесное. И поэтому наряду с духовными процессами, которые должны происходить, скажем так, в нашей тонкой природе, должны происходить и какие-то процессы в физической. И понятно, что они направлены не на питание, отяжеление тела, а наоборот — на то, чтобы придать телу какое-то спокойное, легкое состояние, которое будет помогать в духовной жизни, как некоторый костыль. 

Тем более мы понимаем, что в процессе духовной жизни освящаться должна не только душа, но и тело. В нашем церковном предании есть даже такое понятие — иметь благодать в теле. И пост — он помогает именно тому, чтобы наше тело напитывалось этой Божественной благодатью.

Кто решает, что мне есть? Я сам, духовник или вообще тот, кто готовит?

Как ни удивительно, но в семье действительно решает тот, кто главный по кухне. Не всегда постятся все члены семьи, а тот, кто постится, начинает предъявлять требования к меню — это выглядит как некоторое внутреннее противоречие, потому что пост направлен на ущемление себя, но никак не другого человека, пусть это даже и готовка постной еды. Поэтому, скорее всего, тот, кто трудится на кухне, тот и руководит. 

А уже из того, что мне предлагает, допустим, моя непостящаяся супруга, мама или бабушка, я, наверное, должен выбрать сам, употребив ту меру, которая позволит мне сохранить смысл поста.

Очень важен второй момент в этом вопросе: действительно, иногда мы пытаемся переложить на другого человека ответственность за то, как я должен поститься, а это может сказать только совесть. Есть некие нормы устава, но мы должны понимать, что они локальны — то есть это конкретный устав конкретного монастыря, который перешел, например, в наш Типикон. 

Мне кажется, что никто, кроме нашей совести, не скажет нам, как нужно поститься, она никогда не уведет человека в сторону и не даст ему согрешить. Вот если такая база, такой подход присутствует, то остальное уже детали.

Если я не могу ограничивать себя в еде по болезни или беременности, считается ли это вообще за пост? 

Большинство вопросов о посте — они, к великому сожалению, своей подоплекой имеют страх сделать большой грех, съев что-то не то. Не важно, по какой причине и при каких обстоятельствах. 

Здесь нам, наверное, нужно обратить внимание не на эти детали — почему я нарушаю, в каких случаях я могу сделать послабление. Вообще зачем мы постимся? 

Пост — это духовное упражнение. Представьте себе, что, когда вы делаете упражнение, вы преследуете определенную цель, чтобы это упражнение помогло вам развиваться. Но вы же не так ставите вопрос: «Скажите, а если я отожмусь не 20 раз, а 15, это будет очень плохо, я не стану спортсменом? Или если я нарушу режим тренировок?»

Важно, достигнешь ли ты цели, которую преследуешь, или нет. И это не вопрос греха. Господь дал нам в помощь пост. Каждый человек имеет полное право воспользоваться этим прекрасным средством для своей духовной жизни ровно в той мере, в которой он, с одной стороны, может пропустить через себя труд поста и, с другой стороны, не навредить своей немощной природе таким образом, что потом он вообще не сможет поститься. Вот и все, этим принципом нужно руководствоваться и отбросить все страхи.

Как соблюдать пост, если семья тебя не поддерживает? Отвечает протоиерей Игорь Фомин
Подробнее

Люди действительно всегда с особым чувством каются, что они нарушили пост. Если речь идет о том, что они кого-то обидели, кого-то осудили, — это, как правило, на исповеди проговаривается со спокойной интонацией, а потом: «Я нарушил пост!..» И видно, за что мы больше всего переживаем. 

У этого несколько причин. Во-первых, мы должны понимать, что, если мы живем действительно на несколько плотском уровне, мы лучше понимаем плотские грехи. И поэтому мы не чувствуем того урона, который нам наносит совершение грехов духовных. Тем не менее, согрешить плотскими грехами, попустить что-то себе, прельститься какой-то вкуснятиной, — это, скажем так, жить на каком-то животном, биологическом уровне. А вот согрешить духовным грехом — не простить, обидеться, разозлиться, ненавидеть — это грех дьявольский, потому что дьявол тела не имеет и не грешит плотскими грехами.

И когда мы совершаем именно грех души, мы не животным уподобляемся скорее, а дьяволу. Поэтому вот эти грехи наносят больший урон, но мы этого не чувствуем, не замечаем вследствие того, что мы и живем на уровне, более близком к плотскому. Поэтому нас очень волнует, что есть, что не есть и так далее, тому подобное. Другого объяснения не могу найти, но мы должны понимать, что пост — это целостный процесс. Если человек не может поститься, потому что у него немощь или нужно кормить ребенка, он уже в физическом смысле находится в стесненных обстоятельствах.

Поэтому, когда человек по совести принимает решение, как ему поститься, в том числе он может себе сказать: «Я вот не могу соблюдать пост в тех рамках, как это делают все остальные люди. Могу придумать для себя что-то другое». А главное — человек должен понять, ради чего он это собирается делать. Поэтому церковные каноны не требуют соблюдения поста от больных, беременных и кормящих.

Как поститься, если работаешь?

Я считаю, что, если мы постимся, мы не должны этого стесняться ни перед кем. Представьте себе, что на работе какой-то человек говорит: «Я мяса не ем, потому что я вегетарианец». Другой говорит: «Я веган». Третий: «У меня священный месяц Рамадан, поэтому я ничего не ем». И по опыту известно, что такое поведение может вызвать у сотрудников некоторое удивление, но будет принято абсолютно нормально. 

Замечу, что именно когда православный христианин начнет говорить: «Вот я пощусь…» — ему сразу ответят: «Да ты ударился в религию, да ты лицемер, на самом деле все это не надо».

Это удивительная реакция, причем именно на поведение христианина.

Но мы не будем этого стесняться, у нас не должно быть каких-то внутренних комплексов. «Я скрываю свой пост перед коллегами». А что здесь скрывать? Это что-то такое постыдное или нехорошее? Не надо этого бояться. 

Но есть одно «но». Если вы прекрасно понимаете, что вы не очень хороший сотрудник, у вас проблемы с общением и ваша репутация — она объективно страдает, вот в таких ситуациях лучше скрывать свою принадлежность к Русской Православной Церкви, потому что отношение к нам — оно будет автоматически переноситься и на веру как таковую. 

То есть заявление на месте своей работы о том, что мы православные христианине, нас ко многому обязывает. 

Но если я хороший ответственный работник, если все коллеги знают, что я всегда готов прийти на помощь, поддержать, помочь и что у меня со всеми прекрасные отношения, то в такой ситуации абсолютно не надо стесняться прямо заявлять, что ты православный, но, понятное дело, в тех ситуациях, когда это уместно.

Поможет ли нам устав для мирян?

Я считаю, что отдельный устав для мирян не нужен абсолютно. Потому что возникнет вопрос: «Так, устав для мирян… А давайте сделаем устав для больных, устав для беременных». И мне кажется, что здесь есть подспудное желание написать некий талмуд в прямом смысле этого слова — каковой мы имеем в иудейской религиозной традиции, где будет четко расписано: что, где, как, когда, что можно, на какую сторону света, в какое время и так далее. Попытки создания таких произведений были, известен тот же «Домострой».

Если еда — не главное в пост, то можно не поститься?
Подробнее

Влияние законнической традиции происходит и на православную духовность. Поэтому мне кажется, что это абсолютно не нужно, что, наоборот, мы должны объяснять людям смысл поста, его идею, содержание. Например, в учении 12 апостолов сказано: «Поститесь за врагов ваших». Мы должны поститься в том числе за людей, в отношениях с которыми у нас проблемы. Мы должны поститься, потому что как-то пытаемся подражать Господу Иисусу Христу. Мы постимся для того, чтобы поделиться чем-то с другими.

Мы должны думать о том, чтобы в пост у нас был дешевле чек, который получается в результате покупок в продуктовом магазине, а вот излишком, который образуется, можно поделиться с другими людьми. 

Когда пост будет у каждого осмыслен, когда в основе поста будет лежать любовь к духовной жизни, любовь ко Христу, понимание, почему мне это важно, отсутствие суеверного страха не туда наступить и не так сделать, вот тогда совесть человека прекрасно подскажет ту меру поста, которая возможна именно для него. Потому что каждый человек — это всегда уникальный случай, и здесь возможен, полезен и результативен только индивидуальный подход, а не какие-то общие уставы.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.