Так называемые родители

|
Ксения Туркова считает, что слова, которые вырвались у министра, выдают истинное отношение к приемному родительству в России.

Формула “так называемый” давно стала синонимом ненастоящего

Когда я слышу формулировку “так называемый”, я сразу представляю что-то непризнанное: правительство, которое не считают легитимным; республику, которую официально не признает почти никто в мире; СМИ, которые на самом деле не занимаются журналистикой; сыр, утративший характеристики сыра. Этот список можно дополнить еще не одним десятком пунктов.

Формула “так называемый” давно стала синонимом ненастоящего, фальшивого, такого, от которого хочется откреститься. Она выдает позицию: реформа — это одна точка зрения, так называемая реформа — совсем другая.

Помню, как в разгар бурной деятельности движения “Наши” некоторые СМИ использовали формулировку “так называемые “Наши”. Это было продиктовано не только и не столько политической позицией, сколько двусмысленностью: не скажешь же “Наши сегодня вышли на митинг”. Какие такие “наши”? Кто тогда “не наши”? И по какому принципу проходит это разделение?

Определение “так называемый” вообще-то само по себе может употребляться без всяких негативных коннотаций. Оно помогает нам обозначать термины, какие-то специальные выражения. Далеко ходить не надо — возьмем слово из предыдущего предложения: если мы скажем, что-то о так называемых коннотациях, это совсем не будет означать, что мы считаем их ненастоящими, фальшивыми.

Но в последние годы использовать это выражение стало страшно: за ним так прочно закрепилась слава маркера подделки, что лишний раз эту формулировку не хочется использовать даже в самом невинном контексте.

Министр ничего плохого не имела в виду — вырвалось

Политики обычно прибегают к этим словам вполне осознанно, когда хотят обозначить свое негативное отношение. Например, во время политических ток-шоу — когда говорят о “так называемой западной демократии” (сразу понятно, считают они ее демократией или нет).

Когда министр просвещения Ольга Васильева пообещала “ужесточить отбор так называемых родителей”, ассоциация возникла именно такая: приемные родители — ненастоящие. Сработал режим маркера подделки.

Не случайно после этого агентство ТАСС скорректировало слова Васильевой и убрало из них определение “так называемые”.

Конечно, можно сказать, что министр ничего плохого не имела в виду — вырвалось, как говорится. Но те слова, которые вот так вырываются, особенно из уст чиновников, обычно открывают нам нечто большее, чем неосторожность, необдуманность или отсутствие эмпатии.

За рамками нормы

Приемное родительство в России до сих пор так и не стало чем-то обычным, привычным, НОРМАЛЬНЫМ. Для общества оно до сих пор за рамками нормы — в хорошую (“Вы такие герои, я бы не смог(ла!”) или плохую (“Как можно взять ребенка, не зная генов?”, “Зачем усыновлять больных?”) сторону. Парам или одиноким родителям, которые усыновили детей, часто говорят: “Ну ничего, вы еще родите СВОЕГО!”

Все эти слова, казалось бы, небольшие языковые нюансы очень точно передают то, как на самом деле относятся и общество (по большей части), и чиновники к приемным родителям. Они действительно в сознании многих до сих пор “так называемые”. Не равные биологическим, не СВОИ.

А все, что выходит за рамки нормы — точнее, того, что по каким-то причинам принято считать нормой, —  чиновникам обычно хочется “ужесточить”, что они и собираются сделать сейчас с помощью новых правил усыновления. Но только пострадать от этого могут не “так называемые”, а вполне реальные дети.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Одно свидание за полгода и 30 кг передач в СИЗО - носить тяжести ей помогает сын
У кого больше прав, как не лишишься жилья и помочь тем, кто уже оказался на улице

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: