Тихоокеанская
Известный путешественник и священник встречает Пасху в одиночном плавании.

«Ночь пережил. Слава Богу! Небо затянуто чёрными тучами. Но один раз в разрыве между облаками увидел новый месяц. Это очень радостное событие для меня. Здесь радуешься простым вещам: новому месяцу, радуге, восходу солнца. Я очень устал от беспросветных ночей. Ночью на палубе работаешь, а вокруг чернота, только навигационные приборы подсвечивают палубу. Временами очень страшно. Читаю Иисусову молитву — так и спасаюсь. Не знаю, что готовит мне океан дальше. Март был очень сложным. Продуктов, запаса газовых баллонов мне хватает, главное — чтобы не случился какой-нибудь природный катаклизм типа тропического шторма».

Это одно из последних сообщений Фёдора Конюхова. Он регулярно выходит на связь со своим сыном Оскаром через спутникового оператора Iridium. А Оскар рассказывает нам обо всём, что происходит в этой уникальной экспедиции.

Недавно, например, за лодкой увязалась огромная и, судя по всему, голодная акула. И тут тоже, по словам отца Фёдора, помогли молитвы: отстала.

За свои 63 года путешественник совершил более 40 удивительных экспедиций и восхождений. Четыре раза огибал земной шар на яхте, первым в мире достиг сразу пяти полюсов: Северный, Южный, Полюс относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, Эверест (полюс высоты) и мыс Горн (полюс яхтсменов). А сегодня он гребёт на вёсельной лодке «Тургояк» от берегов Чили в Австралию, пересекая Тихий океан. Если дойдёт, вновь станет первым в мире: никому этого ещё не удавалось сделать.

Мы встречались с ним незадолго до старта экспедиции в его часовне, что расположена в центре Москвы в маленьком дворике на Садовнической улице, вместе молились. Отец Фёдор рассказывал нам о своём главном путешествии — дороге к Богу. Он ещё в детстве мечтал стать священником. У него в роду немало священнослужителей.

— Мой двоюродный дед Николай Севастьянович служил священником в Пермской губернии, — говорил отец Фёдор. — Чекисты его пытали: на морозе облили водой, а потом добили выстрелами. Случилось это 28 декабря 1918 года. А недавно Церковь причислила деда Николая к священномученикам. В том же году был расстрелян другой мой родственник — священник Симеон Конюхов, в 1927 году умер в тюрьме священник Пётр Конюхов, в 1930-х годах скончался в заключении протоиерей Павел Конюхов, а в 1937 году расстреляли ещё одного моего двоюродного деда священника Петра Севастьяновича Конюхова.

Родной дед Фёдора, Михаил Севастьянович, был военным геодезистом, служил в армии и лично знал полярника Георгия Седова.

— Дед хотел, чтобы я стал путешественником, — говорит Фёдор Конюхов. — Подарил мне свой крестик и сказал, чтобы я, когда вырасту, донёс его до Северного полюса. Вот какой удивительный был наказ. И я его выполнил. Крестик этот никогда не снимаю. А молитвами не раз спасался в самых безнадёжных ситуациях. В этих случаях ко мне часто приходит на помощь святой Николай Чудотворец. Так было, например, когда убийственный ураган «Даниэль» перевернул мою яхту в Атлантическом океане, и я остался жив только чудом. Со мной была иконка святого Николая, и я реально ощутил его присутствие.

Мы и встретились в часовне во имя Николая-угодника. Её Фёдор построил в память о погибших путешественниках и моряках. В священники его рукоположили четыре года назад.

Только что он сообщил Оскару, что готовится встречать в океане Пасху. Всё приготовил. Молится только, чтобы шторма не было.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.