Нет никаких официальных документов, которые предусматривали бы карательные меры за неправильное оформление. Но на практике такие меры встречаются сплошь и рядом. Как и снижение оценки на балл за большое количество исправлений (даже аккуратных!) в работе: в каких-то школах за четыре исправления в диктанте, в каких-то за два… Но почему единый орфографический режим, которому в школах уделяют столько внимания, не только не имеет смысла, но и по-настоящему вреден?


Светлана Гурьянова

За те полгода, которые я проработала учителем русского языка в обычной школе, ко мне на урок ни разу не пришел никто из начальства и коллег.

Зато руководитель ШМО (аббревиатура-то какая звучная, а расшифровывается всего лишь как «школьное методическое объединение») с завидной регулярностью брала на перепроверку тетради моих пятиклассников. И каждый раз предъявляла мне одну и ту же претензию.

Дело в том, что мои ученики (да и я) нарушали… единый орфографический режим.

Единый орфографический ШМОн

Это значит, что дети, например, могли пропустить между домашней и классной работой не положенные две строчки, а только одну. А ведь я обязана в начале каждого урока напоминать, сколько именно строчек требуется отступать. Каюсь, временами я пренебрегала этой святой обязанностью.

Было еще одно недопустимое, как оказалось, нарушение: ученики написали словарные слова не в строчку, а в столбик. Или наоборот. Честно сказать, я уже и не помню, как именно полагалось записывать словарные слова. Но именно это руководитель ШМО считала действительно важным – а вовсе не то, как и чему я учу детей.

Причуды режима

Орфографический режим хоть и называется «единым», но не является таковым для всей страны. У каждой школы свое положение об орфографическом режиме, и некоторые детали могут отличаться.

Дисграфия: учить или лечить?
Подробнее

Но есть и действительно «общие места»: например, те же 2 пустые строчки между работами. В любом случае, правил оформления всегда очень много, и некоторые из них, честно говоря, кажутся бессмысленными и беспощадными. Например, такие:

  • допускается пользоваться ручкой с пастой только синего (фиолетового) цвета;
  • в ходе работы строчки не пропускаются;
  • слева при оформлении каждой строки отступается от края не более 0,5 см;
  • в работе, требующей записи в столбик, первое слово пишется с маленькой буквы, знаки препинания (запятые) не ставятся;
  • ошибки учащийся исправляет только ручкой, все перечеркивания выполняет синей пастой.

И так далее, и тому подобное. И это еще цветочки: в оформлении задач по математике правил гораздо больше.

Режим запугивания

Я не нашла никаких официальных документов, которые предусматривали бы карательные меры за неправильное оформление. Но на практике такие меры встречаются сплошь и рядом. Как и снижение оценки на балл за большое количество исправлений (даже аккуратных!) в работе: в каких-то школах за четыре исправления в диктанте, в каких-то за два…

Но ведь исправления – это прекрасно! Ученик сам нашел ошибку, подумал над ней, понял, как ее исправить, и сделал это. Он провел огромную работу, совершил маленькую победу над самим собой. За это его можно только похвалить! Вместо этого детей учат бояться ошибок, когда ругают за неизбежные исправления и заставляют раз за разом, вплоть до невроза, переписывать работу.

А ведь настоящая жизнь и есть череда проб, удач – и ошибок.

Банальный, но всё же факт: не ошибается тот, кто ничего не делает. Нужно научить детей спокойно признавать и достойно исправлять свои ошибки.

Многие взрослые этого не умеют: или воспринимают каждую ошибку как конец света, или упорно ее отрицают. И неудивительно, ведь еще со школьной скамьи закладывается невротическое отношение к неудачам.

Две недели слез и протестов: первоклассник пошел в школу
Подробнее

Можно возразить: некоторые дети просто ленивы и неорганизованны, они не хотят даже чуть-чуть подумать перед тем, как что-то написать. Да, так тоже бывает (хотя гораздо реже, чем кажется, и два исправления в диктанте – совсем не показатель лени). Но тогда возникает вопрос: а, собственно, почему ученик не старается? Может, ему не интересно учиться? А почему ему не интересно? Не потому ли, что учеба перестала быть увлекательным поиском верных решений, полным неожиданных открытий, и превратилась в соблюдение формальностей и правил оформления?

А соблюдать их ребенку, особенно в начальной школе, очень трудно. Казалось бы: подумаешь, нужно всего-то запомнить десяток-другой правил, и дело с концом. Но проблема в том, что ребенку нужно применять их на практике не «в чистом виде», а совместно с другими сложнейшими навыками.

Перед младшими школьниками стоит и без того очень непростая задача – овладеть письмом и чтением, сформировать почерк, узнать правила орфографии и пунктуации и научиться их применять. А одновременно следить, чтобы работа была оформлена в соответствии со стандартом и в ней не было помарок и исправлений, не получается почти ни у кого.

Нарушение режима: мой опыт

Сейчас я работаю репетитором.

У меня тоже есть требования к оформлению записей. Хотя на самом деле правило всего одно, потому что все остальные из него следуют. А звучит оно так: записями должно быть удобно пользоваться. То есть их нужно вести так, чтобы я могла без труда читать их при проверке, а ученик мог в них ориентироваться и находить нужную ему информацию.

Я разрешаю детям писать каким угодно цветом, пропускать между работами столько строчек, сколько душа пожелает, даже рисовать – главное, чтобы оформление не мешало воспринимать записанное, а, наоборот, помогало. Я не против, если ученик замазывает ошибки корректором или пользуется стирающейся ручкой (что в школе строго запрещено): ведь это помогает сделать записи аккуратными и читаемыми. Мне важно, чтобы дети научились грамотно писать и полюбили мой предмет, а орфографический режим, как мне кажется, этому не только не способствует, но и вредит.

Я считаю, что в записях обязательно должны присутствовать выделения, которых орфографический режим не допускает.

Если мои ученики пишут только синей ручкой, не выделяют заголовки, не подчеркивают и не обводят ключевые слова в правилах, это для меня скорее недостаток ведения тетради.

Ведь вычленить и запомнить информацию из текста-«простыни» гораздо сложнее, чем из яркой схемы. 

Когда ребенок составляет такую схему, он еще и учится структурировать информацию. А этому уделяют очень мало внимания на школьных уроках! Если я прошу ученика записать правило в тетради так, чтобы потом было удобно им пользоваться, он в лучшем случае перепишет главу из учебника, подчеркнув ключевые моменты. Но представить сведения в виде таблицы, алгоритма, схемы-кластера или визуального конспекта ему просто не приходит в голову: он не знает, как это сделать, он никогда этим не занимался и не представляет, насколько это упрощает обучение.

Умение структурировать данные, выделять главное, находить интересные способы изложения и запоминания информации – важнейшие навыки, и их можно развить с помощью свободного и творческого ведения записей. И нужно обучать детей именно этому – а не тому, сколько сантиметров отступать от края и как записывать словарные слова – в столбик или в линию. Пусть записывают хоть лесенкой, хоть в кружок. Главное, чтобы ученикам было удобно.

Фото: flickr.com/lavra_photo

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: