«Тревога?
Фото: Вероника Словохотова / «Правмир»
Фото: Вероника Словохотова / «Правмир»
Бизнес-центр «Гранд Сетунь Плаза» загорелся сегодня утром. Площадь пожара составила тысячу квадратных метров, из здания эвакуировали более 100 человек. 11 человек пострадали, один из них в тяжелом состоянии находится в больнице. Вероника Словохотова побывала на месте происшествия.

«Нам ничего не объявляют»

Движение на улице Горбунова в Можайском районе Москвы перекрыто. Проехать могут врачи скорой помощи, полицейские, пожарные, МЧС. Сегодня с утра здесь загорелся бизнес-центр «Гранд Сетунь Плаза».

Над зданием густой дым. Со стороны МКАДа летит вертолет.

Пожар начался примерно в половине десятого, к 11:30 центральная часть фасада полностью обуглилась. Издали в лопнувших окнах виден огонь.

Дорога с двух сторон огорожена. С правой стороны столпились люди — работники бизнес-центра и прохожие.

Женщина в синем деловом костюме негромко, но беспокойно говорит по телефону. Голос дрожит:

— Сейчас все выясним, не переживайте. Буду звонить! Держу в курсе.

Она подходит к ограждению, беспомощно смотрит на сотрудников МВД, но дальше никого не пускают. Тех, кто пытается проползти снизу, отправляют назад. Журналистам подойти ближе тоже нельзя. Снимать — только из-за ограждений.

Женщина представляется менеджером. Она с утра приехала на работу в «Сетунь», но внутрь уже попасть не смогла.

— Даже сказать нечего… — разводит она руками.

Рядом перешептываются еще две испуганные женщины.

— Вы здесь работаете?

— Да, — поспешно отвечает одна из них, но тут же осекается. — Но нам не разрешено давать интервью какие-то. Поэтому…

— Вы были там в момент возгорания?

— Были… Приехали на работу, но вот, по первому требованию эвакуировались. Сработала сигнализация, мы спустились с третьего этажа. Это полдесятого плюс-минус. Фасад полыхал. Думали, просто очередная тренировочная эвакуация. На первом этаже все уже горело.

Горящий бизнес-центр. 10 часов 30 минут. Фото очевидца

— А ваши коллеги? Все спаслись?

— Все наши два отдела вышли полностью. Остальные — не знаем… Там же много компаний было на самом этаже. Нам ничего не объявляют.

— Мы не можем рассказывать, не знаем, ничего не знаем, — вклинивается ее коллега.

«Тревога? Ай, далеко идти, посидим»

С козырька падает пластик. Работники с надписью «ГБУ Жилищник» везут на тележках бутылки с водой к машинам скорой помощи. Рядом с бизнес-центром приземляется вертолет.

Люди нервничают. Ко многим уже пришли близкие. Высокий мужчина несет жене пакет бубликов, она делится с соседками, те вцепляются в бублики двумя руками.

Трое мужчин переговариваются поодаль.

— Может, кто-то покурил…

— Да нет, это поджог!

— Нам говорили, что какая-то сварка…

Давать интервью не хотят. Один из них, самый дородный, смеется:

— Ой нет, мы настрадались. За пять тысяч — скажу.

Фасад удается потушить, но очень быстро на третьем этаже снова разгорается огонь. Сотрудники рассказывают, что в центральной части на первом этаже было большое пространство с декоративными скелетами динозавров и ресепшеном, вокруг — офисы, с двух сторон — библиотечные зоны.

У ограждений молодой мужчина разговаривает с коллегами. Павел Семочкин, коммерческий директор «Гектар-групп Инжиниринг». С утра он, как обычно, пришел на работу, сидел в офисе.

— Вот я показываю ребятам, как все произошло (показывает фото на смартфоне). Это вот крыльцо, вход, снизу вот отсюда все началось, внутри обшивка загорелась — маленький огонечек совсем. Распространялось все именно по обшивке. Утеплитель горел достаточно быстро. Внутрь здания пожар долго не проникал, это уже потом стекла начали трескаться, лопаться — и огонь пошел туда.

Сам Павел узнал о пожаре из рабочего чата — фотографии прислали именно туда. Сигнализация в центре, по словам Павла, сработала чуть позже.

— Ребята даже не хотели выходить.

— Как это?

— Пожарная тревога — ну, к ней все относятся как-то несерьезно. Учебные же часто проводятся, и многие даже не выходят во время них, сидят в офисах.

— У нас раз в месяц где-то были тренировочные тревоги, — объясняет Алена, сотрудница «Икс-групп корпорейшн». — Сегодня, когда сработала сигнализация, из другого офиса чувак пошел в туалет. А на восьмом этаже как обычно бывает? Тревога? Ай, далеко идти, посидим. И вот он идет обратно и кричит: «Мы горим! По-настоящему!» Побежал забирать девчонок и эвакуироваться…

— Смотрите, — продолжает Алена, — в 9:35 Сашка [коллега] кидает фотографию. Когда они выбежали, огня уже много было: горит фасад на три этажа вверх где-то. Летели обгоревшие куски… Нас выпустили с другой стороны.

Павел говорит, что из бизнес-центра успели выйти все сотрудники его компании. Но вдруг женщина с белыми волосами испуганно округляет глаза:

— Гектор!..

— Что? — не понимает Павел.

— Гектор! Погиб…

— А, у нас рыба там осталась… Эх, целый аквариум был, большой. У нас офис не горел, но аквариум без кислорода остался. Жалко. Сегодня бы Гектору год исполнился.

— Непонятное состояние, — говорит коллега Павла, высокий мужчина в черном. — То ли грустить, что все сгорело, то ли радоваться, что живы остались. В 9:30 я обычно в столовке сижу. Сегодня почему-то не пошел — как чувствовал. А столовка в подвале находится, там связь не работает. Хотя… с другой стороны, может, и быстрее всех мог бы выбежать. Мы надеялись что-то узнать от служб, когда можно пойти-то хоть туда, посмотреть…

Люди по-прежнему не отрываясь смотрят на обугленное здание. Многие беспокоятся, как дальше работать и что делать, если важные бумаги и техника, скорее всего, сгорели.

— У меня в понедельник суд, а все в офисе осталось, все документы для суда… И компьютеры… Хорошо, если еще не залили… — причитает женщина в красном пиджаке.

— И у нас все осталось. Первичка, документы, компьютеры, — кивает ее коллега.

— У нас тоже — первичка, документы, учредительные, деньги… Все сгорело, — подхватывает Павел, уже с нервным азартом.

Мимо проходит пожилая женщина с зонтиком:

— Ребята, у кого-нибудь есть зарядка от айфона? Шнурочка ни у кого не найдется?

— Мой на работе остался… — говорит Алена.

К ней и Павлу подбегает журналист с микрофоном.

— Добрый день, телеканал ТВЦ. Два слова скажете — все что вам известно?

— Телеканалам больше известно, чем нам, — отмахивается Павел. — Мы же сами от ваших телеканалов новости узнаем.

«Вот радуемся, что не сгорели»

Примерно в час дня уезжают несколько машин скорой помощи. Женщины, работавшие на шестом этаже центра, обсуждают, что произошло, но говорить с журналистами тоже не хотят:

— Мы не готовы, мы просто в шоке пока. У нас все сгорело…

— Где был ваш офис? — спрашиваю у стоящих рядом.

— На третьем. Мы слышали, что сработала сирена пожарной безопасности. Но у нас это происходит раз в месяц стабильно, поэтому сотрудники как-то не верят. Подумали, что это ложная, учебная тревога. Потом уже, когда увидели, что народ начал активно выходить, тоже пошли.

Увидели, когда спускались, что горит вход, куски пластика летят горящие. А дальше — все горит. Очень быстро…

Вот смотрим, ждем, что вообще скажут, когда можно попасть в офис.

— Мы тоже вот так вот стоим, — рассказывает другая женщина. — Я сейчас сыну позвоню. Может быть, он чем-то поможет. Конечно, восьмой и девятый [этажи] надеялись, наверное…

— Нет, нет там никого уже. Ну, может быть, у них не настолько все страшно. Угловые окна даже целые.

— Ой, что-то у меня в носу от этого запаха нехорошо…

Рядом женщина в белой куртке отбивается от очередного журналиста с микрофоном:

— Да мы же не знаем, что внутри! Откуда мы знаем? Никого не пускают, ничего никто не знает.

Две девушки переговариваются у ограждений. Хотят пройти дальше — но нельзя.

— Смотри, медицина катастроф. Ты знаешь, чем обычная скорая отличается от медицины катастроф?

— Не-а…

— Какой дождь был!

— А толку?

— А если б солнце жарило?

Софья, сотрудница одной из компаний на первом этаже, сегодня тоже была внутри здания. Она не первая, кто говорит, что учебные тревоги мало кто воспринимал всерьез.

— Не мешало бы план давать нам, когда эти учебные тревоги должны быть. Чтоб мы не путались. Я раньше работала в «Москва-сити» и ненавидела это место, потому что мы были на 12-м этаже. Мои коллеги никогда не выходили, а я гоняла их: «Идите по лестнице!» Но представляете, а кто сидел на 89-м этаже?

Людей на эвакуации было много, но, по словам Софьи, все выходили спокойно.

— Дыма тоже еще не было. Там сзади сделан обход, выход на пандус, по этому коридору мы и покидали офис. У них все четко в плане сигнализации сработало. Мы еще ничего. Вот радуемся, что не сгорели. Но это потрясение для обычного человека, который утром идет и думает, что у него будет пятничный рабочий день…

 Фото Вероники Словохотовой

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.