Тушат
В Красноярском крае площадь лесных пожаров превысила 1,1 миллиона гектаров. В отдаленные районы невозможно доставить технику, поэтому там работают наземные группы. Корреспондент телеканала “ТВК Красноярск” Виталий Поляков провел один день в эпицентре пожара в Богучанском районе и рассказал “Правмиру”, как пожарные-десантники вручную тушат горящий лес.

Продолжает гореть более миллиона гектаров

— Пожары в Красноярском крае охватили 1 миллион 100 тысяч гектаров, по состоянию на 2 августа. Уже пройдено огнем 1 миллион 700 гектаров. В целом по стране — семь миллионов. В самый горимый год — 2012-й — этот показатель составил 10 миллионов. В этом году лето еще не закончилось, впереди август, он будет жарким. По прогнозам метеорологов, дождей нам пока не обещают.

[На территории Красноярского края действует 129 лесных пожаров, в том числе в зоне контроля — 101. Очаги возгораний зафиксированы в следующих районах: Эвенкийском, Абанском, Богучанском, Кежемском, Тасеевском, Таймырском, Енисейском, Северо-Енисейском, Бирилюсском, по данным Красноярского лесопожарного центра].

Командировку нам предложили в Министерстве лесного хозяйства Красноярского края. Мы хотели лететь в Эвенкийский муниципальный район. Там продолжает гореть более миллиона гектаров и площадь пожара пока только увеличивается, несмотря на возросшую группировку — подключились вооруженные силы, МЧС. Но туда попасть не удалось, мы отправились в Богучанский район, где площадь лесных пожаров составила 5 000 гектаров.

Лесопожарный центр не ремонтировали 20 лет

Лесопожарный центр Богучанского района курирует тушение лесных пожаров и мониторинг. Условия работы его сотрудников оставили у меня тяжелое впечатление.

Двухэтажное здание строилось еще в советские времена. Ремонтировали его в последний раз 20 лет назад — стены обшарпанные. Отопления нет, не знаю, как сотрудники работают там зимой. Второй этаж захламлен, заброшен.

Компьютер на весь центр только один — у начальника Богучанского авиазвена, который связывается с пилотами-наблюдателями и курирует всю работу учреждения. Пилоты замечают пожары, передают информацию начальнику, а он направляет на тушение группы пожарных-десантников.

Для отдыха самих пожарных не создано никакой инфраструктуры. А они прибыли в Богучаны из разных регионов страны — Кемеровской, Новосибирской областей, а также из Центральной России. Вертолетная площадка, до которой десантники вынуждены идти пешком, находится далеко от центра — на окраине деревни.

Вертолет Ми-8, на котором мы отправились на пожар, тоже старый. Я посмотрел его бортовой номер, оказалось — 1978 года выпуска. Пилоты не судят о технике по ее возрасту. Многое ведь зависит от того, как за ней ухаживать. Вертолет, конечно, исправен, но срок его службы показывает снова — отрасль недофинансирована. Мы не увидели новых технологий, например, беспилотников, которые могут летать на дальние расстояния и выполнять мониторинг в лесов. Такие есть в мире, но не у нас.

Раньше я не сталкивался с инфраструктурой тушения пожаров. Теперь понял, почему у нас такая тяжелая ситуация в Сибири и Красноярском крае. Отрасль защиты лесов крайне недофинансирована. Понимаю, что у нас в регионе госдолг один из самых больших в стране — более 100 миллиардов рублей, дефицит огромный. Лес мы научились продавать, а беречь его, сохранять от пожара — все еще не умеем.

Многие сотрудники жаловались, что до принятия “Лесного кодекса” в 2006 году в защите лесов дела обстояли куда лучше. Было больше инспекторов, вооруженность техникой была совсем другая.

Тайга вся в проплешинах от вырубок

Пожар был в 150 километрах от нас. Весь этот путь мы видели только лес, населенных пунктов там никаких нет. Тайги много у нас. Но она вся в зонах вырубки, делянках, как плешивая собака.

Вырубки ведутся варварски. Деловую древесину — лиственницу, ангарскую сосну — лесозаготовители забирают. Бросают березу, и она лежит там, гниет, бросают сучья. Такое отношение к рубкам только способствует распространению пожаров.

Видели мы много дыма. Я понял, что даже небольшие очаги, как в Богучанском районе, очень сильно дымят. Например, участок в 200 гектаров, к которому мы направлялись. Горит не только лес, но и лесная подстилка. мох постоянно тлеет, от него дыма очень много. Он ведь совсем недавно приходил во многие регионы России. В Красноярске нечем было дышать.

Посадка и “табор”

Первых пожарных-десантников для тушения этого пожара сбросили несколько дней назад. Они вырубили посадочную полосу для вертолета — квадрат 100 на 100 метров. Площадка не была идеально ровной, потому что работали без техники. Под нами были бревна, мягкая подстилка из мха — нога проваливалась. Но летчики — профессионалы высочайшего класса, поэтому все прошло успешно.

Живут пожарные в лагере в 50-60 метрах от кромки пожара. Его на профессиональном жаргоне называют “табором”. Он стоит с подветренной стороны — ветер дует на пожар от лагеря. В палатках по ночам холодно. На другом пожаре поселились в избушке — то ли охотничья она была, то ли лесозаготовители оставили. Теперь же приходится спать на земле.

Оклад пожарных — 4 800 рублей

К месту пожара мы прилетели с бригадой пожарных из Новосибирской области. Большинство из них прибыли в командировку из поселка Северная. Многие служат в защите лесов более шести лет.

Зарплаты у десантников небольшие. Оклад — 4 800 рублей, зарплата в Новосибирской области выходит порядка 16 000–17 000 рублей, за работу в другом регионе выходит порядка 30 000 рублей (без командировочных).

Пожарных из Новосибирской области не обеспечили пайками. На командировочные — 300 рублей в день — закупили себе картошку, консервы.

От верхового пожара укрывались в болотах

Для пожарных-десантников, которые работают в Богучанах, это уже третий пожар за сезон. В командировке они находятся несколько недель (C 1 июля, по данным “Авиалесоохраны”. — Примеч. ред.). Она должна закончится 6 августа, но, поскольку с пожарами ситуация тяжелая, ее могут и продлить.

Работа пожарных тяжелая и опасная. Мне рассказывали, как на предыдущем пожаре отбивали от огня вертолетную площадку. Если сгорит, как ждать помощи с воздуха?

Говорили и про верховой пожар. В тайге он развивается быстро при определенных условиях — ветре, жаре. Сейчас стоит именно такая погода. В случае верхового пожара спастись можно только в воде — ручьях, болотах. Если водоемов нет, то ситуация становится крайне рискованной. Люди могут погибнуть.

Как пожарные тушат тайгу

Существуют разные технология тушения лесных пожаров. На мой взгляд, наиболее эффективный — создание минерализованной полосы. В тайгу пригоняют бульдозер. Полностью сносят на полосе все деревья, снимают грунт. Пожар до нее доходит и останавливается. Второй способ — отжиг. Пожарные сами поджигают тайгу по линии, она выгорает, пожар подходит к ней и затухает. Третий способ — тушить водой с помощью насоса. Это тоже эффективно.

Пожарные-десантники тушат пожар вручную. Работают с противопожарными ранцами, воду набирают в ручье. Они, кстати, тоже старые, 1977 года выпуска. Но, по их словам, брежневские огнетушители лучше, чем те, что закупали им в 2002 году. Новые, по их словам, никуда не годятся.

Пожарные тушат кромку пожара. Проблема в том, что мох постоянно загорается снова. Пожар может начаться вновь на территории, которая была потушена.

 

Записала Дарья Кельн

 

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.