В конце января Алеше удалили опухоль в левом полушарии головного мозга — заднелобной области. Правую руку парализовало. Благодаря реабилитации удалось частично восстановить ее функции. Чтобы рука заработала полностью, реабилитацию нужно продолжать, но она стоит дорого.


— Мам, пообещай, что у меня будет собака! Я уже и имя ей придумал — Лайк! Ну пожалуйста! — Алеша умоляюще смотрит на маму.

— У нас квартира маленькая, одна комната. Где твоя акита-ину будет жить? Ей же место нужно! И стоит она дорого.

— Но ты сказала, что подумаешь! После операции! — У Алеши на глаза наворачиваются слезы.

С мамой

— Сынок, тебе сначала нужно руку восстановить.

— Я восстановлю! Я каждый день буду гулять с собакой! Обещаю!

«У нас целыми днями разговоры только о собаке. С мечтой о ней сын и на операцию поехал. Сложнейшую! Ему делали трепанацию черепа. Он очень мужественно все перенес. А я, наоборот, тяжело переживала, плакала. Для меня это был конец света. Сын, видя мою тревогу, еще и шутить пытался: “Мам, что с тобой? Тебе скорую вызвать?” Я смеялась тогда. Сквозь слезы», — рассказывает Анна.

«Если ребенок выживет, писать заявление на тебя не буду»

Первый раз она плакала, глядя на сына в родзале. Плакала от счастья, несмотря на очень тяжелые роды, на то, что малыш появился на свет обвитым пуповиной, и понимая, что придется поднимать его самой.

Имя ему придумали вместе с мамой. Увидели выступление Патриарха Алексия по телевизору и решили: «Пусть малыш будет Алексеем». Алеша рос здоровым, развивался по возрасту. Одно из первых слов, которое он уверенно стал повторять, — «сам». Сам возьмет ложку, сам наденет колготки.

Алексей

В четыре года в селе Знаменка, недалеко от дома, где жила его бабушка, Алешу сбила машина. 20-летний водитель не заметил ребенка на пешеходном переходе. 

«Я тогда на коленях молилась. Водителю, который был в не очень адекватном состоянии после того, как травку покурил, сказала: “Если ребенок выживет, писать заявление на тебя не буду. Отпущу”. И отпустила, когда врачи сказали, что все органы и кости у Алеши целы.

У сына диагностировали сотрясение мозга и гематомы. 12 дней мы провели с ним в больнице.

Капельницы, уколы, таблетки — врачи делали все, что могли», — рассказывает Анна.

После выписки из больницы Алеша стал время от времени жаловаться на головокружение, тошноту. Анна волновалась, но списывала все на последствия сотрясения. Надеялась, что со временем все пройдет.

Лечились от эпилепсии, но улучшений не было

«Алеша с раннего детства не любил играть в игрушки. Ему нравилось мастерить что-то из того, что под рукой, придумывать новое. Накопит денег, идет в магазин, покупает изоленту, провода, инструменты какие-то. В 7 лет изобрел робота-уборщика. Взял щетку для чистки одежды, прикрепил к ней сверху батарейку с кнопочкой, провода подсоединил. На кнопочку нажимаешь — щетка ездит по полу и вибрирует», — рассказывает Анна.

Она поддерживала увлечение сына, помогала ему покупать запчасти для новых изобретений. Переживала только, что Алеша страшный перфекционист. 

«Что-нибудь у него на миллиметр не так — все! Нервничает. Ломает. Говорит, что у него ничего не получилось. Любит, чтобы красота была, чтобы все идеально. Чрезмерная самокритика ему мешает. Сыну нравятся точные науки. Математику очень любит. Другие дети сидят в компьютере и в игры играют, а он изучает историю. Про князей любит читать, про Вторую мировую. Добрый и честный мальчишка растет. Если его обижают, сдачи не даст. Терпит. Рассуждает: “Другому человеку больно же будет, если я ударю”», — рассказывает Анна.

В 11 лет Алеша все чаще и чаще стал жаловаться на головную боль. На переменах не выходил из класса. Сидел за партой, заткнув уши. Ему казалось, что в коридоре слишком шумно. Прошлым летом, во время каникул у него неожиданно начались судороги. Его трясло. Дыхания не хватало. Руки и ноги не слушались. Невролог в поликлинике в Белебее сказала: «Это эпилепсия». Выписала противосудорожные препараты.

Дальнейшее обследование проходило в Уфе. В головном мозге Алеши врачи обнаружили какое-то новообразование. Предположили — киста. Сказали, что ее нужно удалять, но при этом предупредили: это опасно. Она находится в таком месте, что ребенок на всю жизнь может остаться инвалидом.

«Нам так долго повторяли: “Эпилепсия. Эпилепсия. Лечитесь от эпилепсии”. Мы и лечились довольно долго.

Улучшений особых не было. Я записалась на консультацию в Институт нейрохирургии имени Бурденко. Именно там сыну поставили окончательный диагноз “опухоль головного мозга”. Мне было очень страшно. Многие хирурги отказывались оперировать Алешу из-за возможных осложнений. У нас не было ни копейки денег на лечение. Чувство отчаяния не передать словами. Неожиданно помогли жители Белебея и районов. Они уже стали собирать деньги на операцию, а буквально за три дня до нее нам чудесным образом дали квоту в Москву», — рассказывает Анна.

Денег хватило только на 10 дней реабилитации

Алешу прооперировали в Москве, в Институте Бурденко. Хирург-онколог сделал все возможное, чтобы вырезать опухоль в труднодоступном месте и при этом не повредить центры, отвечающие за координацию движений. Сразу после операции он признался Анне: «Всего полмиллиметра — и у Алеши конечности были бы парализованы полностью — и верхние, и нижние. У меня пот градом шел».

Как только Алеша отошел от наркоза, стало понятно, что правая рука у него все-таки обездвижена. Но шанс ее восстановить есть, если срочно начать реабилитацию.

На реабилитации

«Уже на 4-й день после тяжелейшей операции со швами на голове и температурой выше 37 сын поехал в реабилитационный центр. Другого выхода не было. Рука у Алеши просто висела. И могла бы остаться такой на всю жизнь. Денег, собранных изначально на операцию, хватило на 10 дней занятий. Алеша, конечно, был слабым. Он слушал инструкторов ЛФК, массажистов, старался выполнить то, что ему говорили, и ревел от боли. За короткое время ему восстановили сначала кисть, потом локтевой сустав. Постепенно стало подниматься висевшее плечо. Еще бы чуть-чуть, и рука восстановилась полностью. Но нам не хватило денег. Пришлось вернуться домой», – говорит Анна.

Реабилитация

Сейчас Алеша может почти все делать правой рукой сам. Конечно, одеваться ему пока сложновато. И не всегда удается удержать в ложке еду. Но он очень старается. Надеется, что у него, наконец-то, появится собака и они вместе пойдут гулять. А еще он сможет продолжить свои изобретения.

Очередной курс реабилитации, который так необходим Алеше, дорогой. Собрать на него деньги Анна самостоятельно не сможет. Она сейчас не работает. Помогите Алеше!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: