Диме восемь лет, он учится в школе на отлично и любит, когда мама читает ему на ночь сказки. У мальчика недавно обнаружили аномалию развития сердца — незакрывшееся при рождении отверстие в межпредсердной перегородке. Оно создает нагрузку на сердце и может привести к развитию сердечно-сосудистых заболеваний. Врачи рекомендовали закрыть отверстие специальным устройством — окклюдером, выполняющим роль заплатки. Операция дорогая, а отверстие увеличивается — у семьи нет возможности дождаться квоты.


— Димуля, не бегай так быстро! Давай побережемся! Сердечко подлатаем, тогда можно будет.

— Подлатаем? А зачем? — восьмилетний Дима подбегает к маме и с недоумением смотрит на нее.

— У тебя в сердечке дырочка, и через нее кровь туда-сюда ходит.

— И что?

— Ты часто болеешь. Cердечко бьется чаще, чем нужно. Легкие страдают, — Дима внимательно слушает маму. — Будешь у нас, как робот. Помнишь, попрыгал на батуте, ударил в глаз коленом, теперь у тебя титановая сетка в левом глазу стоит. А скоро будет «заплаточка» на сердце. Сплошной заплатанный человек!

Дима с родителями

— Я часто думаю: ну что на нас все сыплется? Преодолеем одно — появляется другое, — рассказывает Татьяна. — Сынок такой долгожданный, любимый, вымоленный. Вроде здоровеньким родился. С рождения был гиперактивным. В коляске усидеть не мог, вертелся. Приходилось сажать его в сумку-кенгуру. 

В полтора месяца — как раз весна, солнышко вышло и все расцвело — у него жуткая аллергия началась: глаза красные, нос сопливый, кожа вся в корках. С тех пор живем по календарю аллергика. Каждую весну по две недели дома сидим. Даже окна открыть нельзя. Выйдем на улицу — все, караул! Вплоть до больницы. 

Береза и яблоня — главные аллергены. Животных дома заводить нельзя. Никаких ковриков на полу и стенах. В еде ограничения. Супы — без приправ, моркови. Из мяса можно только конину. Береглись, как могли, но у сына были постоянные ринофарингиты (воспаление слизистой глотки и носа. — Прим. ред.), риносинуситы, отиты, сезонный поллиноз. Аллергия превратила нашу жизнь в ад. Мне казалось, что хуже ничего нет. Но дырочка в сердце сына нас с мужем просто убила.

Дима

Порок сердца обнаружили случайно

О том, что у сына аномалия развития сердца, Татьяна узнала всего пару месяцев назад. Случайно. Привела ребенка к педиатру-аллергологу, рассказала про появившуюся вдруг одышку. «А вы сердечко давно проверяли? Когда ЭКГ делали?» — неожиданно спросила врач. «Мы каждый год его делаем. Все в порядке. УЗИ сердца первый раз в три года прошли», — ответила Татьяна. Она была уверена, что у Димы просто очередной приступ аллергии. Но педиатр настоятельно рекомендовала показать мальчика кардиологу.

— Во время УЗИ сердца кардиолог спросила меня: «Почему вы молчите, что у вас “окно”?» Я растерялась: «Какое “окно”?» — «Дырочка у ребенка в предсердии. Не заросло открытое овальное окно. В период внутриутробного развития это норма. Плод получает кислород через пуповину, легкие ребенка не работают, поэтому ему не нужно большое количество кислорода. Пока закрыт малый круг кровообращения, часть крови из правого предсердия сбрасывается в левое через открытое овальное окно. Но с первым самостоятельным вдохом, когда начинают работать легкие, окно закрывается». Кардиолог тут же связала аномалию развития сердца с частыми пневмониями у Димы. Объяснила, что из-за нарушения кровообращения идет давление на легкие, — рассказывает Татьяна.

Дима

Врачи объяснили, что по мере взросления Димы отверстие между предсердиями будет увеличиваться. Это скажется на работе не только сердечно-сосудистой системы, но и всего организма. 

— От врача я вышла на ватных ногах. Дома мы с мужем начитались про операции на сердце и ужаснулись. Я два дня в постели лежала и ничего делать не могла. Как представила, что моему ребенку грудную клетку сломают, сердце остановят. Реабилитация долгая нужна будет. А вдруг сын вообще инвалидом станет? Страшно думать об этом, — говорит Татьяна.

Операция нужна срочно, а денег у семьи нет

Но есть другой, щадящий способ устранения дефекта. Если дырочка в межпредсердной перегородке маленькая, то ее можно закрыть «заплаткой» — окклюдером. Через бедренную вену к межпредсердной перегородке подведут катетер с окклюдером, который, как зонтик, закроет отверстие. Все это на работающем сердце, и грудную клетку ломать не нужно. 

Только операция Диме нужна срочно, пока дефект не увеличился настолько, что его невозможно будет закрыть окклюдером. Поэтому у семьи нет возможности ждать квоты.

— Дима очень ласковый и добрый ребенок. Если я из-за чего-то расстроена, он садится рядом, жалеет меня, — говорит о мальчике его мама. — Ему 8 лет, но до сих пор просит сказки на ночь почитать. Огорчается, когда говорю: «Ты же взрослый уже!» Последнее время у него выражение такое смешное появилось: «Высиди меня». Я ему: «Как же я тебя высижу?» Он: «Обними меня, полежи со мной, пусть даже я уже большой!» Он не стесняется поцеловать меня на прощание, когда я провожаю его в школу. Идем с ним куда-нибудь пешком, он мне: «Мама, отойди от дороги! Там машины! Смотри, не поскользнись!» Я смеюсь. В школе учится на отлично. Очень любит железные дороги, паровозики, лепить из пластилина, – рассказывает Татьяна.

Дима с родителями

Операция на сердце, которая так нужна Диме, стоит дорого. Родители мальчика не могут оплатить ее самостоятельно. Помогите Диме!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям с врожденными и приобретенными пороками сердца получить необходимое лечение, в том числе доступ к малоинвазивным операциям на сердце. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Фотр Натальи Комаровой и из семейного архива

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.