Главная Благотворительность

У Марии злокачественная опухоль мозга

Чтобы подобрать терапию, нужен генетический тест
Близилась сессия в университете, поэтому Маша думала, что переутомилась. Ее преследовали тошнота, носовые кровотечения, головная боль. При этом анализы крови были хорошие, опухоль увидели только на МРТ, после первого приступа, похожего на инсульт.

Оптимист по характеру 

Когда Маше перед срочной операцией принесли документы на подпись, она попросила добавить в них согласие на донорство органов. «Дочка была совершенно спокойна, — вспоминает мама девушки, Екатерина, — все время подбадривала меня, а потом повернулась и сказала: “Мам, не переживай. Все будет хорошо. А если что… у тебя же еще дочка есть”». И только когда медсестра пришла стричь ее прекрасные, длинные волосы, Маша попросила: «Уберите только в месте, где будет операция, не надо сбривать все…»

— Она всегда думала о других, стремилась помочь, — говорит Екатерина. — Она не думала о себе. Занималась благотворительностью, работала волонтером в детском онкологическом отделении, спасала кошек. Такой характер…

Марии было всего 19 лет, когда она узнала, что у нее злокачественная опухоль мозга — медуллобластома. Началось все с простого недомогания: тошнота, носовые кровотечения, головная боль. А потом головная боль стала почти невыносимой, а тошнота — частой и изматывающей. Анализы крови никаких аномалий не показывали, девушка думала, что просто переутомилась — был май, близилась сессия в РГУП, где Мария училась на юриста. «Она веселая, оптимист по характеру, а тут эти постоянные приступы тошноты… — вспоминает Екатерина. — Маша была сама не своя, было видно, что ей постоянно плохо».

Однажды случился тяжелый приступ: Марию стало сильно тошнить, при этом глаза непроизвольно двигались, часто-часто. Родители в ужасе вызвали скорую — и они, и приехавшие врачи подумали, что у девушки инсульт. Когда Марию привезли в больницу, ее отправили на МРТ, чтобы подтвердить диагноз, — вот так и обнаружилась опухоль.

— Я помню, как врачи сказали, что операция нужна гипер-срочно — время шло на часы, — вспоминает Екатерина. — Одна за другой приезжали скорые, но ни один хирург не брался за столь сложную операцию. В конце концов произошло чудо: удалить опухоль взялся доктор из Боткинской больницы — Александр Горожанин, заведующий отделением нейрохирургии.

Со страхом и надеждой

Марию забрали в операционную, Екатерина ждала в коридоре, операция длилась несколько часов. «Я очень благодарна нашему хирургу, микрохирургу, он не только блестяще провел операцию, но и после нескольких часов в операционной вышел ко мне и подробно обо всем рассказал», — вспоминает Екатерина.

Врач объяснил, насколько сложно было удалить опухоль и какими могут быть последствия: «Я сделал все насколько возможно аккуратно, надеюсь, ничего не задето. Но бывает всякое: ваша дочь может потерять зрение, может, не сможет ходить…»

Екатерина слушала слова врача со страхом и надеждой. Она знала, что восстановление будет долгим и сложным, но надеялась на лучшее. «Маша не сразу пришла в себя, сознание было спутанное. Когда ей стало чуть лучше, она стала рваться домой, не осознавая, где находится. Переживала, как без нее кошки — занимаясь благотворительностью, она брала кошек на передержку. Еще первое время дочь почти ничего не видела, но не боялась этого. Она видела только силуэты, но при этом все говорила: “Какие люди красивые!”»

Мария провела в больнице целый месяц. Вскоре после операции пришло подтверждение, что опухоль злокачественная, что это медуллобластома. И врачи спешили приступить к проведению лучевой терапии.

— Несмотря на слабость, — Маша даже еще не ходила, передвигалась на коляске, — лучевую начали быстро. И это было ужасно, — вспоминает Екатерина. — После первой же процедуры Маша буквально кричала от боли: «Я это не переживу!» У нее жутко болели глаза, все тело горело, началась аллергия на любую ткань — только хлопок выносила более-менее… А ведь ей пришлось вынести 30 сеансов лучевой.

Почти сразу после этого началась химиотерапия. Мария боялась, что будет так же невыносимо плохо, как с лучевой, но «химия» прошла спокойнее. «Конечно, из-за гормонов дочь поправилась, а из-за “химии” облысела… — не получилось уберечь длинные волосы, но прошла “химия” хорошо, — рассказывает Екатерина. — А потом мы вышли в ремиссию».

Это было счастье. Мария вернулась к жизни, стала встречаться с подругами, закончила учебу в институте. У нее вновь отросли волосы. Она ожила, и была огромная надежда, что болезнь отступила навсегда. «Мы, конечно, делали обследования, МРТ, но все было хорошо — остаточная опухоль была, это нормально, но она не росла».

Мутация и рецидив

В марте 2022 года Мария переболела ковидом. Без осложнений, перенесла нормально, после сделала прививку. «Не знаю почему, но вскоре опухоль начала расти», — говорит Екатерина.

И снова химиотерапия. Один курс, второй… Опухоль все равно росла. Врачи посоветовали пройти процедуру Гамма-нож (вид лучевой терапии, радиохирургия). Она помогла — рост образования прекратился. Но спустя время опухоль обнаружили и в районе позвоночника.

— Теперь нам начали высокодозную, красную химиотерапию, — говорит Екатерина. — Пока только начали, но врач уже предупредил: терапия очень токсичная.

Мария вновь ослабла. И, конечно, ей очень тяжело морально. «Она всегда думала о других, стремилась помочь, — снова говорит Екатерина, — а теперь… состояние тяжелое, депрессивное. Она, конечно, виду не показывает, бережет меня. Я захожу в комнату: “Машенька, ты почему плачешь?” — “Все нормально, мам, это реакция на лекарства”. Но я-то понимаю…»

Несмотря на смену схемы лечения врачи боятся, что подобранная терапия не поможет. Возможно, в организме девушки произошла мутация и нужны другие препараты. Марии необходим генетический анализ, чтобы понять, какое лечение точно подойдет, правильно подобрать эффективную таргетную терапию и остановить прогрессирование болезни. К сожалению, онкотест платный. Семья просит помощи. 

Маше очень страшно, тяжело, но она продолжает мечтать жить, помогать другим и возобновить работу — еще будучи в ремиссии, девушка начала работать воспитателем в детском саду, она очень любит детей. Пожалуйста, помогите. Пусть мечты Марии исполнятся.

Фонд «Правмир» помогает людям с неустановленными диагнозами пройти дорогостоящие генетические исследования, позволяющие точно определить заболевание и подобрать лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или оформив регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.