Главная Подкасты

«Вы достали, я вас ненавижу». Когда родители кормят сказочками и водят за ручку

Семья верующая — проблемы обычные
Жена собирается в храм, а от мужа слышит: «Опять к своим богам пошла лоб разбивать и деньги попам тащить». Ребенок раньше ходил на службы и причащался, а потом перестал: «Вы закормили своим православием». Дома конфликт, а один из супругов все сваливает на церковь: «Тебя твои батюшки учат, из-за них семья рушится». О духовной жизни семьи Вероника Словохотова беседует со священником Виктором Гавришем.
18 Авг

Подписывайтесь на наш подкаст:

Слушать в Яндекс Подкастах Слушать в Google Подкастах Слушать в Apple Podcasts

Подросток больше не хочет ходить в храм

— Какие традиционные «православные» установки, мифы могут мешать семейной жизни?

— Самая распространенная установка — что муж всегда прав, все члены семьи обязаны его беспрекословно слушаться и он просто по факту рождения имеет какое-то преимущество. Все мы равны перед Богом, и, если ты берешь на себя функции главы семьи, ты должен отвечать за все ошибки. Один спрос с капитана корабля, другой — с матроса. 

Второй момент — когда нет диалога, мнение одного навязывается всем и начинается самодурство. Особенно это опасно в религиозной сфере, когда навязываются вещи правильные с духовной точки зрения — но без любви, просто как некая дисциплинарная норма. Когда от детей требуют, чтобы они выстаивали долгие молитвы и постились как взрослые — это очень опасно для их духовной жизни, потому что однажды даст обратный эффект: сжатая пружина распрямится.

Дети снимают крестики и говорят родителям: «Вы нас закормили своим православием, мы больше не хотим».

И это трагедия. Надо отмотать назад и подумать. Может быть, что-то было сделано не так? Может, мы требовали от своих детей-подростков, чтобы они вели себя как монахи из «Лествицы»? 

— Что делать, действительно, когда раньше дети ходили на службы, причащались, а потом стали подростками — и в храм ни в какую?

— Терпеть и любить. Наверное, именно в таком порядке, потому что любить конфликтных, ершистых подростков очень трудно. Есть такое мудрое выражение: когда ребенок меньше всего, по нашему мнению, заслуживает любви, он как раз больше всего в ней нуждается.

Когда подросток говорит родителям: «Как вы меня достали, я вас ненавижу», — это очень больно слышать. Но этим он хочет сказать, что ему плохо, тяжело. И родители должны не кричать на него («Да как ты смеешь нам такое говорить? Мы для тебя ничего не жалели!»), им надо подумать: «А что мы сделали не так? Как мы можем это исправить?» И сказать ребенку: «Сыночек/дочка, что тебя беспокоит? Мы постараемся не осуждать тебя, а просто выслушать, попробовать помочь». 

По поводу духовной жизни… Да, это бывает почти во всех семьях. Очень-очень редко бывает идеально, что и в детстве ходил, и в подростковом возрасте, и плавно это перетекло во взрослую жизнь. Чаще всего подросток проходит через кризис веры, потому что его детский взгляд на Бога, на свое место в жизни, на устройство вселенной начинает расти вместе с ним. И тот красивый, елейный образ «Боженьки» в виде доброго дедушки на облаке, которого ему хватало лет в пять или в семь, в пятнадцать его не удовлетворяет. 

А родители все еще видят в подростке маленького ребенка и пытаются с ним сюсюкаться. Когда меня спрашивают, во сколько детям можно читать уже не детскую Библию, а Евангелие, я говорю, что лет в десять-одиннадцать.

— Почему?

— Когда ребенка «кормят» детской Библией в пересказе лет до тринадцати, он уже начинает воспринимать это как какую-то сказочку. Можно каждый вечер читать с ним вслух Новый Завет, обсуждать, по непонятным моментам смотреть толкования, видеолекции. Очень часто верующие родители говорят: «Много вопросов задаешь. И вообще, это грех так думать, сомневаться в каких-то вещах. Иди к батюшке на исповедь и покайся». 

И ребенок думает: «Значит, размышлять — это грех. Выходит, правильно мне говорили в школе, что религия ограничивает человека.

А еще я прочитал в книжке, что с древних времен Церковь была против прогресса и из-за этого сожгли Джордано Бруно». Получается, что мы сами навязываем ему именно такую парадигму мышления. 

Ваши дети говорили когда-нибудь: «Папа, мы в храм не хотим»? 

— Да, такое бывало и бывает. Мы это обсуждаем, все очень индивидуально. Важно, чтобы на приходе у ребенка была какая-то авторитетная и интересная для него детская или подростковая группа, тогда ему легче будет остаться в церковной жизни, он будет видеть, что православие — это не что-то скучное и взрослое («папа с мамой чего-то придумали, им это надо, пусть они этим и занимаются»), а некий общий образ мыслей, образ жизни многих интересных, умных и важных для него людей. А если мама приводит и уводит за ручку на службу, то, конечно, точек соприкосновения будет мало. 

Да, это всегда гибкий процесс. Сегодня ребенок говорит: «Я пойду». В следующее воскресенье может сказать: «Не хочу, я устал». Прекрасно понимаю детей, которые учатся. У меня самого старшеклассники: дочь окончила девятый класс, сын — седьмой. Со школьными нагрузками, с огромными домашними заданиями, внеурочной деятельностью требовать от ребенка, чтобы он каждое воскресенье как штык был в храме, — это неразумно.

— И как здесь лавировать?

— Надо выбрать одно-два воскресенья в месяц, если есть возможность — ездить на миссионерские службы. В некоторых храмах проводятся литургии с комментариями, где объясняется ход службы. Очень хорошо подарить ребенку издание литургии с параллельным переводом на русский язык, чтобы он стоял с текстом богослужения и мог следить, потому что детям и подросткам тяжело стоять полтора-два часа и только слушать. Да и взрослым тяжело…

И опять же, если нет навязывания, директивного, жесткого давления со стороны родителей, то в какой-то момент ребенок начинает чувствовать, что ему самому это важно и интересно. Он должен выстроить свои отношения с Богом, мы об этом тоже часто забываем. Он, может быть, вычитывал молитвы, но ни разу в жизни не молился.

И в какой-то момент должно появиться уже взрослое отношение к Богу, когда он скажет: «Господи, я что-то накосячил, помоги мне».

Такая коротенькая молитва в сто раз ценнее, чем бездумно прочитанные этим же подростком наизусть псалмы или Символ веры.

Некоторые дети тарабанят от зубов прямо — и шестопсалмие, и часы. Очень красиво — родители умиляются: «Мой сын ходит в воскресную школу, смотрите, как он хорошо читает». Вопрос: а он молится? Его научили, надрессировали читать тексты. Это тоже неплохо, что он участвует в богослужениях. Но пока еще это не его пережитые чувства. Когда пророк Давид писал 50-й псалом, он плакал и вкладывал в него свою душу. А когда мальчик или девочка на радость родителям и, немножко выделываясь, с улыбкой читает 50-й, вообще-то скорбный, покаянный псалом, это какой-то диссонанс. 

Как быть, если один из супругов не верит в Бога

— А что делать, когда у одного из супругов наступил кризис веры?

— То же самое. Любить и терпеть. Здесь уже в таком порядке, потому что супруг — не подросток и каких-то аффективных действий, наверное, все-таки совершать не будет. Но время от времени человек в таком кризисе склонен едко подшучивать над религией. У него может быть обида на конкретных священнослужителей, на Церковь, на Бога, и надо просто принять его таким, какой он есть, но очертить границы: «Знаешь, давай при детях мы это обсуждать не будем. Мы их воспитываем в верующей семье, для меня это ценно. Когда они подрастут, мы можем сказать, что есть такая точка зрения, а есть другая, как у тебя. Но сейчас давай не будем, особенно когда я в воскресенье с утра собираю их в храм, а ты говоришь: “Опять к своим богам пошли лоб разбивать”».

Мне одна женщина рассказала, что с такими словами ее каждый раз провожал муж: «Идете лбы бить к своим богам и попам деньги тащите». Храм — это место, куда можно бесплатно ходить годами. Молиться, исповедоваться, причащаться ты ходишь бесплатно. И если ты подойдешь к священнику и скажешь, что у тебя нет денег, но ты хочешь креститься, тебя покрестят. И я крестил и венчал. Это такой вопрос не то что второстепенный… не очень, на мой взгляд, существенный. Кто может пожертвовать — жертвует. Кто не может — слава Богу, что пришел сам человек.

Просто надо донести до супруга, что нельзя обижать ваши чувства, вашу веру. «Мы можем с тобой пообсуждать. Например, ты считаешь, что это неправильно. Обоснуй. А может, мы пригласим домой священника и посидим, попьем чаю, поговорим, ты ему задашь эти вопросы, потому что у меня не хватает компетенции на них ответить».

И такое уважительное, доброе отношение здесь гораздо важнее, чем попытка затащить всеми правдами и неправдами своего упирающегося супруга или супругу в храм.

Особенно когда уговаривают венчаться: «Ну пойдем!» Он не верит ни в Бога, ни в бессмертную душу, ничего ему этого не надо, но он пришел венчаться. На беседе выясняется, что он неверующий. Я говорю: «Вам не надо венчаться». И женщина: «Батюшка, как вы могли? Я так долго уговаривала, а вы!»

— Труды насмарку. 

— А зачем? Владимир Ильич Ульянов, более известный как Ленин, венчался с Надеждой Константиновной. И Иосиф Виссарионович тоже венчался со своей первой женой. Что это дало? Что дало ему — возвращаясь к религиозному воспитанию, — что он воспитывался в семинарии, где как раз жестко и директивно навязывалась религия?

В Евангелии, 25-й главе от Матфея, где описывается суд Божий, говорится: «Наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня». Господь не говорит: «Идите в рай, потому что вы много молились, держали все посты, посещали все службы». Нет, Он говорит о каких-то обычных вещах, о любви, о поступках, за которыми стояла живая вера. 

Вера без дел мертва. Если в нашей вере нет любви, она превращается в фанатизм и лицемерие. Если мы это в себе видим, нам потихонечку надо от этого избавляться, а любовь и веру взращивать. Тогда мы своим примером сможем повлиять и на детей, которые отошли от Церкви, и на мужа, и на жену, и на родителей.

Можно ли обсуждать со священником семейные дела 

— В каких семейных вопросах лучше советоваться со священником, а какие лучше решать только самим? 

— Я думаю, что советоваться мы можем по любым вопросам, но надо учитывать, что совет священника — это не прямое руководство к действию и не глас Божий с небес. Это лишь мнение более опытного в духовной жизни или в житейском плане человека. Но все равно последнее решение — за супругами, они будут перед Богом, как взрослые люди, отвечать за то, что делают со своей жизнью. 

Приведу свой пример. У меня духовник служит в Москве, опытный священник. Он никогда меня ни на что не благословлял.

— Почему?

— Он говорил: «Я думаю, что здесь лучше было бы сделать так». И в каких-то моментах я поступал, как он мне советовал, а в каких-то говорил: «Нет, я, пожалуй, сделаю по-другому». Мы должны понимать, что все обстоятельства, все нюансы знаем только мы сами. Особенно когда люди говорят: «Поеду к авторитетному духовнику и спрошу его совета и благословения». И человек пытается за одну минуту рассказать свою длительную конфликтную семейную ситуацию или какую-то сложную проблему. А священник, какой бы он ни был опытный, должен мгновенно принять решение и сказать ему готовый ответ. 

У людей восприятие, что старец, духовник — это такой человек, у которого прямой канал с Богом. 

Ему задали какой-то вопрос, это сразу отправилось наверх — старец получил ответ и транслирует его тебе, как оракул. Это очень редкие случаи, и как общее правило их ни в коем случае нельзя использовать. Даже святые ошибались. Например, преподобный Амвросий Оптинский говорил, что, не помолившись, по человеческому своему разумению, давал советы — и получалось нехорошо.

А тем более, когда человек идет в храм советоваться со священником, которого он, может быть, первый раз видит. Как можно доверять ему свою жизнь? Опять же, я не говорю, что не надо идти. Но надо это воспринимать именно как совет, рекомендацию. 

По поводу вопросов, какие можно и какие нельзя… Мне кажется, есть круг вопросов, которые не стоит выносить даже на суд самого близкого по духу священника. Это вопросы личного плана семейной жизни, интимной жизни. Иногда люди такие вопросы задают на исповеди, что я говорю: «Извините, то, что вы у себя за дверями спальни делаете, — это ваше личное дело. Мне зачем это знать?» 

— Какие были самые абсурдные?

— Это вопросы, которые люди задают, как будто они пришли не к священнику, а к сексологу. В браке — вы, муж и жена. Хотите — так делайте, хотите — так. Ваше дело. Особенно если люди с этим вопросом обращаются к монашествующим — вообще парадокс. 

Единственный вопрос такого плана, который можно озвучить, это вопрос о контрацепции. Но опять же, можно самим открыть «Основы социальной концепции РПЦ» и прочитать, что там написано. Бывают, например, многодетные супруги, у них стесненные жилищные условия: «Ну ведь нельзя же предохраняться. У нас одна двухкомнатная квартира и пять детей. И куда нам еще? А жить как брат с сестрой мы не можем». Ребята, на дворе XXI век. Речь идет о том, что вы своих уже имеющихся детей ставите в трудное положение, у вас постоянно будут конфликты. Если вы не можете обеспечить большую квартиру, значит, придется предохраняться — разумеется, неабортивными средствами.

Или ситуация, когда супруга, например, болеет. Я знаю реальный случай, когда у женщины были проблемы с почками и врач сказал ни в коем случае не рожать. А при этом они съездили в паломничество, и какой-то дяденька с бородой при монастыре — даже не факт, что это монах, просто какой-то авторитетно выглядящий путешественник — сказал: «Вы что! В аду будете гореть!» А они молодые, им около тридцати. И что, они будут жить как брат с сестрой? Я очень сильно сомневаюсь.

Супружеское общение — оно не только для рождения детей, это проявление любви.

Поэтому здесь я им дал совет: если здоровье не позволяет, лучше предохраняться, чем надеяться на какие-то календарные методы.

«Сейчас твой поп будет меня воспитывать»

— Правильно ли мужу и жене ходить на исповедь к одному священнику?

— Я думаю, что в идеале нужно исповедоваться у одного священника обоим, чтобы не было взаимоисключающих советов. Особенно если муж будет некритично исполнять совет, данный ему одним священником, а жена — так же некритично совет, данный другим. И каждый из супругов одну и ту же ситуацию опишет по-своему. 

И священник, выслушивая мужа, скажет: «И правда, твоя жена не права». А женщина придет к другому священнику, и тот скажет: «Муж у тебя самодур и эгоист. Бежать от такого надо». А теща или свекровь придет к третьему, и священник скажет: «Да-а-а… Ну и вляпалась твоя доченька. Это ж надо было такого монстра найти!»

— Как у вас это бывает? 

— Когда ко мне приходят с конфликтами, я говорю: «Приходите вместе, и мы пообщаемся». Чаще всего женщины жалуются на мужа. Было несколько случаев, когда супруг просил: «Поговорите с моей женой». Но типичнее, когда претензии у женщины, а муж не очень-то церковный и идет в храм из-под палки: «Ой, сейчас твой поп будет меня воспитывать. Ты небось про меня уже с три короба наплела». 

Я прошу жену выйти ненадолго, а мы с супругом общаемся. Спрашиваю, как зовут, где работает, давно ли в браке. «Супруга сказала, что есть проблемы, но мне хотелось бы от вас услышать, в чем они». А потом приходит она, и я прошу рассказать ситуацию с ее точки зрения. И выясняется, что и он в чем-то прав и она права, но общего языка найти не могут, потому что он говорит: «Это дерево», а она кричит: «Нет, это елка». 

Конечно, это уже больше работа психолога, чем духовника, но люди приходят, и не по одному разу — и слава Богу. Были случаи, когда очень тяжелые ситуации удавалось разрешить миром, когда семья была на грани краха и люди хотели разводиться. Поэтому лучше ходить к одному духовнику, чтобы советы были одинаковые и чтобы второй супруг не боялся, что священник что-то там за его спиной скажет. 

Очень часто бывает, что невоцерковленный супруг говорит: «Вот тебя твои батюшки учат, и из-за них наша семья рушится». Поэтому лучше с глазу на глаз поговорить — и многие проблемы разрешаются, когда супруги друг друга услышат в присутствии третьего: «Озвучьте свои ожидания друг от друга. Не обиды, а ожидания». И выясняется, что они ждут вполне понятных вещей — заботы, внимания, любви, умения выслушать, поддержать. «А что ж ты не говорила?» — «Да и так понятно».

— Как жить в браке с инославным или с иноверцем, чтобы не ссориться на религиозной почве? 

— Начну издалека. Апостол Павел пишет, что выходить замуж нужно только в Господе, то есть за единоверца. Если речь идет об инославном, то есть он, например, католик, протестант или принадлежит к Армяно-григорианской церкви, мне кажется, здесь проблем гораздо меньше. Я знаю очень хорошие, гармоничные семьи, где, скажем, муж католик, а жена православная. Если люди уважительно относятся к вере друг друга, то проблемы обычно не возникает. 

Если же речь идет об иноверцах — мусульманах, буддистах, иудеях, неоязычниках, — то здесь, конечно, сложнее. На этапе знакомства, до свадьбы лучше такие ситуации исключить. 

Если речь идет о воцерковленной девушке, то странно ей выйти замуж за человека другой веры, потому что она должна понимать — будет тяжело.

Но если семья уже сложилась и, например, муж увлекся восточными религиями, принял буддизм или стал мусульманином, ну что же — надо с ним это обсудить: «Знаешь, я тебе не мешаю, и ты мне не мешай. С детьми давай так. Если ты не готов, чтобы они были православными, а для меня это важно, давай тогда просто не будем их пока ни в твою религию, ни в мою. Пусть они вырастут, изучают обе религии и потом принимают решение». 

Я сомневаюсь, что муж-мусульманин разрешит жене воспитывать детей христианами. Наверное, есть такие случаи, но их немного. С другой стороны, логично, что воцерковленный православный мужчина, взяв замуж девушку-мусульманку, будет ожидать, что она либо сама станет православной, либо он постарается своих детей сделать православными. А она захочет, чтобы они были мусульманами. Здесь надо на этапе знакомства все эти вопросы обсудить.

Но если семья уже есть, это не повод разводиться. Как сказано в Священном Писании, муж неверующий освящается женой верующей. Если они хотят жить друг с другом, то почему бы не жить в любви и согласии?

— Что полезно для духовной жизни семьи, кроме литургической жизни? 

— Полезно все, что семья делает вместе, если это делается в любви, внимании, доверии, уважении. Они едут вместе в велопоход и в палатках ночуют на берегу реки. Можно сказать, что это духовное воспитание? А почему нет? Отец вышел с сыном на берег реки и сказал: «Сынок, посмотри, как прекрасно. Какой замечательный мир Господь создал для нас».

Можно вместе делать все что угодно: печь пирожки и блинчики, сажать картошку. Но не так, что ты кричишь на всех, потому что они неправильно сажают, и все раздраженные уходят, а дружно, весело. И тогда это тоже элемент духовного воспитания. Не стоит думать, что духовное воспитание — это только когда мы говорим о Боге или молимся. Это все, что мы делаем с любовью. 

Фото, видео, монтаж: Сергей Щедрин

Помогите Правмиру
Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.
Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!
Помогите нам быть вместе!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.