У Юры бронхиальная астма — тяжелая, атопическая, с частыми приступами. Обычный ингалятор не всегда помогает быстро купировать приступы удушья и кашля, поэтому мальчику жизненно необходим домашний кислородный концентратор. Бесплатно его не выдают. Аппарат очень дорогой, родители не могут купить его самостоятельно.


— Мам, а мам! Я свистю! — четырехлетний Юра в темноте пробирается к маме, пытается ее разбудить.

Оксана вскакивает с кровати, машинально смотрит на часы: три ночи.

— Юрик, сделай глубокий вдох, я послушаю! — шепотом просит Оксана, чтобы не разбудить других членов семьи.

— А-а-ха!

Оксана слышит характерный хрип со свистом, который бывает при чрезмерном скоплении слизи в дыхательных путях. Достает ингалятор, включает его и протягивает сыну:

— Надевай скорее маску! Дыши! Сейчас легче станет!

Юра с мамой

— Ночные приступы у Юры случаются постоянно, — рассказывает Оксана. — Причем он может проснуться и попросить помощи, а может не проснуться. Кашляет, кашляет во сне, ворочается, капризничает от того, что кашель ему надоедает, а не встает. Как-то ночью ко мне прибежал старший сын, Сема, его комната рядом с Юриной: «Мама, Юра задыхается! Разбуди его!» С тех пор сплю в детской, чтобы вовремя помочь.

Что делать, так вышло: я — мама астматиков со стажем, — продолжает она. — У всех четверых детей серьезное поражение дыхательных путей. Правда, у старших, Саши и Семена, в отличие от младших, Вовы и Юры, бывает длительная ремиссия. Знаете, как мы живем? Если в доме кто-то закашляет, у всех остальных уши вверх — оп! — как у собачек. Оцениваем обстановку: надо спасать или можно допить чай.

Юра с мамой и братьями

«Страха, что и другие дети могут быть астматиками, не было»

После школы в небольшом городе Аксай Оксана поступила в медицинский институт в Ростове-на-Дону, хотела стать врачом и помогать людям. Но учебу, к сожалению, пришлось оставить. У родителей не было денег, чтобы оплачивать жизнь дочери в другом городе.

Тогда она устроилась берейтором на знаменитый конный завод имени Кирова. Конным спортом Оксана занималась к тому времени уже 11 лет, даже получила спортивный разряд — кандидат в мастера спорта.

Оксана даже представить не могла, что к медицине она все-таки вернется: ей придется изучить все, что можно, про сложное неинфекционно-аллергическое заболевание дыхательных путей и оказывать помощь самым близким — своим детям. 

Замуж она вышла рано. Первого сына, Сашу, родила за месяц до своего 18-летия. Примерно в 5 лет у ребенка на фоне аллергии начался сильный, удушающий кашель. Лечению он поддавался плохо. Врачи в течение долгого времени ставили мальчику трахеобронхит, но Оксана была уверена: речь идет не о бронхите, который можно вылечить, а о хроническом заболевании — бронхиальной астме. И, как оказалось, была права. В 4,5 года диагноз «астма» поставили второму ее сыну — Семену.

Юра с братьями

— Страха, что и другие дети могут быть астматиками, а значит, не нужно их рожать, не было. Не думала вообще, что такое возможно, — рассказывает Оксана. — Врачи ведь до сих пор спорят, какое это заболевание: наследственное или аутоиммунное — когда происходит сбой в организме и иммунитет начинает уничтожать здоровые клетки. А причины аутоиммунных заболеваний никто не знает.

Пока не родился Юра, у Вовы, например, никаких симптомов не было, а потом — в два года — началось, — вспоминает она. — Сначала аллергическая реакция на цветение — сильно отекли глаза. А через месяц появился сильный кашель. Конечно, я сразу поняла, что это астма. Опыт со старшими был, знала, куда бежать, что делать, чем лечить.

У младшего сына, Юры, болезнь проявилась раньше, чем у его братьев, — в 4,5 месяца.

Причем в очень тяжелой форме: поднялась высокая температура и начался не просто сильный кашель, мальчик хрипел и задыхался.

Оксана тут же отвезла маленького Юру в Ростов, в областную больницу, где наблюдались и старшие дети, но в госпитализации им тогда отказали. Объяснили, что детей до 3 лет в отделение пульмонологии не кладут.

Юра

Содержание кислорода в крови упало до 70%

Официально диагноз «тяжелая бронхиальная астма» Юре поставили в 3 года в московской больнице. Там же расписали план лечения на год, выписали бронхорасширяющие и противовоспалительные препараты для ингаляций.

— Юра глазами голубыми хлопает так, что все умиляются, но характер непростой, — описывает сына Оксана. — Ругать его нельзя ни в коем случае. Только договариваться. На любое замечание он найдет, что ответить. Спросишь: «Зачем ты воду разлил?» Тут же скажет: «А зачем ты ее сюда поставила?» Как-то на вопрос деда, зачем он «вылущил» все таблетки и выстроил их в паровозик, Юрик смело ответил: «А ты, деда, не знаешь, что от маленьких надо убирать таблетки?» Рисовать Юрик любит все и всех. Большой ватман у него обычно быстро заканчивается, и он начинает раскрашивать гуашью руки. В итоге отпечатки пальцев появляются на полу, плитке, зеркале и даже у Юрика на попе.

Юра с братом Семеном

Юрик очень любит плавать в бассейне, из бластеров водой пулять, — с улыбкой говорит его мама. — А по вечерам они с шестилетним братом Вовкой ждут, когда придет домой старший, Саша. Нужно же пошептать ему на ушко, как им хочется запрещенные конфетки или жвачки. В такой большой семье, как у нас, скучно не бывает. Здоровыми бы только все были.

В мае этого года у Юры случился самый сильный за все время астматический приступ — содержание кислорода в крови упало до 70%. Тогда Оксана очень испугалась. Вызвала не просто скорую — реанимобиль. Тогда Юру успели откачать, но ситуация была на грани.

Оксана поняла, что одних только ингаляторов дома недостаточно. Самостоятельно ребенка в таком тяжелом состоянии до больницы, где есть кислородный аппарат, не довезти, а единственный на весь район реанимобиль может просто не успеть приехать.

Юра

— Дома обязательно должен быть кислородный концентратор. Он поможет нам вовремя купировать сильные астматические приступы, когда одних только ингаляторов мало. С ним не будет необходимости так часто обращаться в больницу. Ведь любая госпитализация для ребенка травматична. Если можно полечиться дома, лучше так и делать. Только бесплатно концентратор нам не выдадут. И купить нет возможности, — говорит Оксана.

Помогите Юре дышать!

Помочь взрослым и детям с различными заболеваниями органов дыхания получить необходимое лечение, а также улучшить качество жизни таких пациентов, помогая им в приобретении специального оборудования, можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.