Убеждал, что приступ от усталости, но это была новая опухоль

|
Думала - цветы, а он протянул ей щуку. Поздний брак сложился счастливо, а 2 года назад Виктору, ликвидатору аварии на Чернобыльской АЭС, диагностировали рак легкого. Удалили часть левого легкого, но после операции случился сердечный приступ. Доктор сказал: “Если бы удалили полностью, мы бы его потеряли”. Химия, лучевая терапия… и метастаз в головной мозг.

Вместо цветов принес щуку

Они встретились, когда ей было 34, а ему – 40. У каждого за плечами был свой жизненный опыт. Первый брак. Долго друг к другу присматривались. Но она сразу заметила его необыкновенно синие глаза, а он стал встречать ее с работы.

Вышла она однажды из автобуса, который привозил и отвозил сотрудников ТЭЦ, а он стоит с газетой в руках. Думала – цветы, а он протянул ей… щуку.

Виктор с женой Раисой

Виктор – заядлый рыбак. Он вырос на Волге. Его отец очень любил рыбачить. Детей брал с собой. Вите было 4 года, когда он первый раз пошел с отцом на рыбалку, а сейчас ему – 63 года. И он до сих пор любит это занятие.

“Мы выезжаем на Волгу и наслаждаемся природой. Варим уху, жарим шашлык. У нас есть моторная лодка “казанка”. Помню, в позапрошлом году Витя сказал, что нашел одно красивое место и хочет мне показать. Привез на остров Сарпинский. Какие необыкновенные там были лилии – белые, розовые, фиолетовые! Пока Виктор ловил рыбу, я любовалась пейзажами, фотографировала.

Кстати, любимое блюдо у Виктора – рыба! И запеченная в духовке, и вареный окунь.

А еще он грибник хороший. Приятель Виктора много лет назад сплел ему корзину из камыша. Зембель называется. Когда Виктор из леса приходит, все время говорит: “Полный зембель принес!” – рассказывает жена Виктора Раиса.

После операции – подозрение на инфаркт, шесть химий, лучевая терапия

Последние 30 лет, после участия в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в 1987 году, Виктора часто беспокоили сильные головные боли. Но, как говорит Раиса, к врачам он ходить не любитель. Он считал, что свежий воздух и Волга все это излечат. Просто пил обезболивающие.

В декабре 2016 года Виктор почувствовал себя плохо: недомогание, сильный кашель. Жаловался на боль слева. Думал, сердце болит. Сдал анализы в районной поликлинике. Рентген показал характерное затемнение в легком. Его срочно направили к районному онкологу, а тот – в областной онкодиспансер.

В областном онкодиспансере диагноз подтвердили – опухоль в левом легком. Но Виктор был настроен против операции. Отрицал болезнь. Думал, может, ошибка какая-то. “Я смогла уговорить его на операцию. Убедила, что это заболевание лечится хирургическим путем. Главное – вовремя все сделать”, – говорит Раиса.

22 марта 2017 года Виктора прооперировали в Волгоградском онкологическом центре. Удалили часть левого легкого, провели резекцию легочной артерии – операцию по удалению части органа или анатомического образования, с наложением манжеты.

Операция была достаточно сложная, но прошла успешно. А вот послеоперационный период был очень тяжелый. В первый же день после того, как Виктора перевели из реанимации в палату, у него случился сердечный приступ.

“Я думала, мы его потеряем, – рассказывает Раиса. – Но в онкоцентре врачи сделали все возможное. Быстро его на каталку. Реанимация. ЭКГ. Первое, что они мне сообщили, – инфаркт. Но потом диагноз не подтвердился. Доктор сказал: “Если бы удалили легкое, мы бы его потеряли”.

Неделю Виктор провел в реанимации. Потом потихоньку стал приходить в себя. Врачи рекомендовали четыре-шесть курсов химиотерапии и лучевую терапию.

С апреля по сентябрь Виктор прошел шесть “химий”. В августе ему дали инвалидность по онкологии. В октябре он прошел курс лучевой терапии. Месяц Виктор лежал в стационаре. В декабре 2017 года врачи на очередной медкомиссии сказали, что у него есть все шансы жить. Отпустили на 3 месяца – до очередного обследования.

В конце марта 2018 года Виктор начал опять сдавать все анализы. Сделали УЗИ брюшной полости, рентген грудной клетки. Результаты положительные, ремиссия.

Приступ – и метастаз в головном мозге

Но через месяц у Виктора случился серьезный приступ. “Он закатил глаза, посинел, забился в жутких конвульсиях… Я успела только схватить его голову и прижать к себе. Это было очень страшно, я ничего не могла сделать. Вызвала скорую. Отвезли Виктора в больницу. Сделали компьютерную томографию, потом МРТ. Метастаз в головном мозге. Сказали, что нужно делать трепанацию черепа, но гарантий, что Виктор переживет операцию и состояние его не ухудшится, никто дать не может. Может быть полное или частичное обездвиживание”, – говорит Раиса.

Удалить опухоль полностью не удастся. Она очень близко к жизненно важным органам.

Виктору, всегда сильному и крепкому, настоящему мужчине, было очень сложно принять свою болезнь. “У него шло полное отрицание того, что рак прогрессирует. Он пытался меня убедить, что перетрудился, ездил на рыбалку − отсюда и приступ. Я объясняла, что это – новая опухоль. Он замкнулся в себе. Переживал. Я держалась из последних сил. Старалась при нем не плакать, быть спокойной. Но стоит уйти на кухню – плачу. Выйду в магазин – плачу. Это очень тяжело. Мы только недавно начали хоть как-то разговаривать на эту тему. Я похудела так, что одежда на мне висит, как на вешалке. Но это ничего.

Я сказала мужу: “Ты должен бороться. Ради себя и ради нашей семьи”.

Виктору может помочь высокотехнологичная операция на аппарате Кибернож. Кибернож – это радиохирургическая система, предназначенная для лечения доброкачественных и злокачественных опухолей. С помощью точного лазера удаляются мельчайшие частички опухоли. Но в ОМС она не входит. Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина готов провести Виктору три сеанса Киберножа. Стоимость операции – 260 тысяч рублей. Для двух пенсионеров совершенно неподъемная сумма. Виктору очень нужна ваша помощь.

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на ежемесячное регулярное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Темы дня

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: