Учительница французского

К рассказу Валентина Распутина “Уроки французского

Источник: “Труд”

ГЕРОИНЮ СВОЕГО РАССКАЗА “УРОКИ ФРАНЦУЗСКОГО” ВАЛЕНТИН РАСПУТИН “СПИСАЛ” С ЭТОЙ ЖЕНЩИНЫ

Два дня назад в интервью “Труду” Валентин Григорьевич Распутин тепло вспоминал школьные годы, учителей и, конечно же, ту учительницу, что потом стала героиней теперь уже хрестоматийного рассказа “Уроки французского”. И вот – удача! – откликнулась та самая Лидия Михайловна Молокова. Правда, она не сразу согласилась: мол, память в 78-то лет не та стала, боюсь что-нибудь перепутать… Как выяснилось, память у моей собеседницы прекрасная, а опасения ее объясняются просто: она в обиде на прессу. В сюжете, показанном одной из местных телекомпаний, его авторы прямо заявили, что, мол, не будь Лидии Михайловны, не стал бы Валентин Распутин знаменитым писателем, а еще в детстве умер бы в своей Сибири голодной смертью.

– Все было не так! И макароны я ему не передавала, и в “чику” и “замеряшки ” не играла. Он был лишь одним из многих моих учеников. Так случилось, что Валя стал знаменитым писателем, но я не хочу отблесков его славы. У меня и своя жизнь интересная, по всему свету помоталась. Работала и в Камбодже, и в Алжире, и во Франции… Только преподавала я там уже не французский, а русский язык – для тех, кто владел французским. Родилась и выросла в Москве, но папу направили работать в Забайкалье… Спустя годы три с половиной десятка лет в Саранске в университете преподавала.

– И все же, почему Валентин Григорьевич назвал героиню “Уроков французского” вашим именем? И когда вы сами об этом узнали?

– Перед командировкой во Францию нам читали лекцию о современной советской литературе, и, когда речь зашла о “деревенщиках”, услышала фамилию Распутин. Закралось сомнение: не тот ли это Валя из Усть-Уды, которого я два года учила французскому? В Париже, а я преподавала в Сорбонне, зашла в книжный магазин, где продавали советскую литературу, спросила, нет ли книг Распутина. А в ответ услышала: он идет нарасхват, может, еще привезут. Попросила оставить, если поступит… Так и оказался у меня небольшой томик, назывался он “Живи и помни”. Стала читать “Уроки французского” – и обомлела: ведь Лидия Михайловна, это, по всему выходит, я? Но чем дальше читала, тем больше убеждалась, что образ этот собирательный, только тогда и успокоилась. Один экземпляр книги выслала в Иркутск Вале, так шел он до Сибири полгода! Потом получила ответ: “Я знал, что найду Вас!” С этого и началось, если можно так сказать, наше второе знакомство, завязалась переписка.

Что же касается моего имени, трудно сказать, почему Валя выбрал именно его. С педагогикой я не дружила, но свой предмет знала отменно. Да и, чего греха таить, по молодости я заводной была, явно не стандартной, “неправильной” учительницей. А вот классный руководитель у Вали – Вера Андреевна Кириленко, женщина красивая и строгая, действительно умела работать, все делала правильно, строго по методикам. И класс у нее был как игрушечка, я туда ходила отдыхать от своих “разбойников”, как я их называла. Судите сами: в первой четверти, когда я только начинала работу, в моем 8 “А” из 26 учеников не успевало 16! И прогуливали, и хулиганили – все было. Потому что именно в этот класс почему-то собрали “самых-самых”. Я поначалу боялась их как черт ладана. Но уже в следующем году ситуация изменилась, проблем с учебой не стало. Мне удалось подружиться с детьми, хотя в то время это считалось непедагогичным…

Здесь уместно привести слова из воспоминаний самого Распутина: “Лидия Михайловна, как и в рассказе, всегда вызывала во мне и удивление, и благоговение… Она представлялась мне возвышенным, почти неземным существом. Была в нашей учительнице та внутренняя независимость, которая оберегает от ханжества. Совсем еще молодая, недавняя студентка, она не думала о том, что воспитывает нас на своем примере, но поступки, которые для нее сами собой разумелись, становились для нас самыми важными уроками. Уроками доброты”.

– Лидия Михайловна, и все-таки насколько правдиво написан рассказ, который носит явно автобиографичный характер, как жилось тогда в Усть-Уде?

– Плохо жилось, как и повсюду в послевоенные годы. Впроголодь. Одеты были кто во что горазд. Старые шапки, заношенные другими фуфайки, ичиги на ногах, холщевые сумки вместо портфелей… К нам в школу приходили дети из многих ближних деревень, а те, что из дальних, жили где придется – кто у знакомых, кто в интернате. И важно было занять их не только в учебное время, объединить. Я организовала драмкружок, и мои “разбойнички” вскоре преобразились. Но все равно хулиганили, могли во время урока под парту забраться и закукарекать…

– Будущий писатель Распутин тоже хулиганил?

– Ну что вы! Он был очень скромным и застенчивым мальчиком и ничем не выделялся из общей среды. Но что удивительно, каждый ученик моего класса был личностью, и выделить кого-то я не могла. Валя – а я как своего ученика могу его так называть – не был лидером в классе, но его уважали за справедливость и смелость. Вероятно, он и тогда что-то писал, но только никто об этом не знал. Но это была не скрытность, а сдержанность – истинно сибирское качество человека. Он как бы сам по себе рос, развивался.

Кстати, о себе Валя пишет очень правдиво, только сомневаюсь я, что он на деньги играл…

– А чем закончилось ваше, так сказать, второе знакомство – после того, как отправили Валентину Григорьевичу из Парижа его книгу?

– Мы стали переписываться. Это были и просто поздравления с праздниками, и серьезные письма. Однажды попросила прислать свою книгу, а он отвечает, что приличных изданий уже нет, а есть так себе. И прислал вот эту, – Лидия Михайловна вынимает из тумбочки пожелтевшую от времени тоненькую невзрачную брошюрку. “Уроки французского”, издана в Иркутске тиражом 200 тысяч экземпляров в 1981 году. Читаю: “Дорогой Лидии Михайловне от одного из многих и многих учеников ее, помнящих замечательные уроки. В. Распутин. Ноябрь 1981”. – Потом однажды в Москве оказалась, позвонила ему. Встретились в Староконюшенном переулке. Он меня встретил, расцеловались. Познакомил с женой Светланой. Она сибирячка и оказалась просто замечательной женщиной. Был пост, соответственно, и угощения были незамысловатыми. На всю жизнь запомнился рыбный пирог, которым меня потчевали. Наверное, рыба какая-то сибирская была, но спросить я постеснялась. Долго мы в тот день воспоминаниям предавались, говорили и о литературе.

А больше я Валентину Григорьевичу не докучала, у него и без меня забот хватает…

– Лидия Михайловна, а как сложилась ваша жизнь? И не только преподавательская…

– Что касается семьи… Замуж вышла в той же Усть-Уде за сына учителя географии, он выучился на горного инженера. В то время это была очень престижная профессия. Он жил в Иркутске. Родила, еще в Усть-Уде, первую дочку, потому и уехала из своего села через два года, хотя согласно распределению должна была отработать три. Потом появилась вторая дочь. Муж работал маркшейдером и мотался по командировкам. В одной из них и погиб. Оставшись с двумя детьми, решила поехать к маме, в Саранск. Второй раз замуж так и не вышла. Хотя вниманием меня не обделяли, а отец сказал когда-то: “Я не скажу, что ты у меня красивая, но интересная – это точно”. Теперь у меня трое внуков, столько же правнуков.

– А как же вы оказались в Нижнем Новгороде?

– После того как я осталась одна, пришлось продать квартиру в Саранске и переехать в Нижний, потому что здесь живет моя младшая дочь Татьяна с зятем, внучка Катя, ей уже тридцать лет, и правнук Тема, возиться с которым для меня одно удовольствие.

Чтобы никого не стеснять, купила квартирку. Денег хватило только на однокомнатную, но мне больше и не надо.

Вторая дочь, Ирина, живет с семьей под Питером, дети уже самостоятельные. Так что все у меня хорошо. Пенсии – 4500 рублей – на все хватает, тем более что лекарства пока, слава Богу, особо не требуются…

– А что бы вы пожелали Валентину Григорьевичу в день юбилея?

– Здоровья, благополучия. А все остальное – в письме, которое я ему еще дней десять назад отправила. Пересказывать его мне не хотелось бы, там есть кое-что личное…

Мы сидим в скромной квартирке, где живет учительница французского Лидия Михайловна Молокова, в девичестве Данилова. На прощание она показывает мне поздравительные открытки от Распутина. В одной из них он вспоминает о последней поездке на свою малую родину – в Усть-Уду.

И подпись: “С поклоном Ваш старательный, но бестолковый ученик В. Распутин”.

– Валя приглашал меня и в Иркутск, и в Усть-Уду, но годы мои уже не те, да и обременительна такая поездка, а за чей-то счет я ни за что не поеду! Но побывать в тех местах, конечно, хотелось бы. Жаль только, что то место, где школа стояла, затопили. Ну вы, наверное, прекрасно знаете, что школу Валя спас, перенес в другое место…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
О Нобелевской премии, феминизме и переменах в Москве
В ночь на пятницу на окраине Москвы умышленно подожгли храм - на Покров там служил епископ
Психолог Екатерина Бурмистрова о трудностях вхождения в материнство

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: