Учителя
Фото: Надежда Золотарёва / tmbreport.ru
Фото: Надежда Золотарёва / tmbreport.ru
Осенью в школах пройдут Всероссийские проверочные работы (ВПР). Но еще весной половина российских учителей были за то, чтобы ВПР отменить, а три четверти заявили, что занимаются подготовкой к этим проверочным специально. «Правмир» спросил учителей, нужны ли детям ВПР.

«ВПР — это расход ресурсов школы и времени учителей»

Михаил Богданов

Михаил Богданов, учитель информатики, председатель Санкт-Петербургского «Родительского комитета»:

— ВПР — абсолютно ненужная функция в образовании. Более того, она по сути незаконна. 

Эти проверочные работы проводят в рамках процедур мониторинга в системе образования в соответствии с постановлением правительства. Мониторинг — это процедура, которая не предусматривает внедрение в учебный процесс, то есть она не может оказаться в результате проверочной работой, за которую можно поставить оценку. Именно поэтому Рособрнадзор настаивает, что оценки за ВПР ставить не нужно. 

И получается бессмысленная работа. По всей стране у детей отнимают огромное количество времени. Например, на 8 экзаменов, каждый из которых длится два, а иногда три часа, уходит в общей сложности 16–18 учебных часов. На три экзамена — минимум 6 часов.

Все это делают на ресурсах школы, потому что дополнительного финансирования на проведение ВПР не предусмотрено, и учителям за это не платят.  

Для проведения ВПР в школе средних размеров нужно распечатать около 20 тысяч листов с заданиями. Если в больших городах хватает школьного бюджета, то в регионах это очень часто ложится на плечи родителей — они вынуждены собирать деньги, чтобы оплатить картриджи, бумагу.

В итоге учителя пишут отчеты о проведении ВПР, статистику отправляют в контролирующую организацию, оценки не ставят. То есть абсолютно бессмысленная работа с точки зрения школы, детей. 

Это нужно только Рособрнадзору и больше никому.

И я еще раз повторюсь, что обязательное проведение ВПР в школах, с точки зрения закона, сомнительно, строго говоря. Если это мониторинг и наблюдение, как говорит Рособрнадзор, то оно не может быть включено в рабочую программу учителя, вставлено в календарное планирование, соответственно проводить это в учебные часы нельзя. Кроме того, юридически ребенок может участвовать в проведении ВПР только с письменного разрешения родителей.

«Для учителей — дополнительная нагрузка, для детей — лишний стресс»

Ирина Лукьянова

Ирина Лукьянова, учитель литературы: 

— Подготовка к ВПР отвлекает от реальных задач учебного процесса. Учителям ВПР дают дополнительную нагрузку, а для детей это ненужный стресс, как всякая лишняя контрольная.

Очень часто содержание ВПР никак не соотносится с тем, что дети реально изучают, и учителя должны их натаскивать на содержание этих работ, чтобы школа показала какие-то более-менее приличные результаты. Более того, поскольку проверяют знание конкретного материала в конкретном классе, ВПР очень ограничивает пока еще окончательно не утраченную свободу учителя строить курс в собственной логике и подчиняет школьное образование подготовке к  контрольным. Телега ставится впереди лошади: не контроль следует за содержанием образования, а содержание подчиняется нуждам контроля.

ВПР нужны только Рособрнадзору и Минпросу: они создают иллюзию, что у них все под контролем. Видимо, когда все дети страны в определенное время садятся за парты и в отведенное время дружно переписывают один и тот же текст или решают одни и те же задачи, возникает впечатление, что по тому, как они переписали этот текст или решили задачу, можно судить, хорошо ли они восприняли то, чему их учили. На самом деле это абсолютно бессмысленная деятельность, которая отвлекает от реальных задач и разрушает учебный процесс.

«Учителя выполняют работу за чиновников»

Петр Земсков. Фото: из личного архива

Петр Земсков, учитель математики из челябинского лицея №35:

— Какая цель у ВПР? Если проверка знаний, то я, как учитель, могу и сам их проверить. Я могу дать контрольную работу, которая будет запланирована по расписанию в течение четверти или в конце года, когда будет повторение за весь курс.

А в случае ВПР я вынужден отменять урок, который должен быть по плану, потом проверять работы, а потом эти оценки не выставлять.

Дети испытывают стресс, учителя — тоже. Одним словом, я не вижу смысла в проведении ВПР.  Эти проверки нарушают течение жизни в школе.

Рособрнадзор, который занимается внедрением ВПР,  — это не педагогическая организация, ее цель — осуществлять надзор за знаниями и умениями школьников. А получается, что работу за Рособрнадзор выполняют простые учителя, которые проводят и проверяют эту работу, вносят ее итоги в протокол.

Я думаю, что при том количестве минусов, которые есть, смысла в проведении ВПР нет ни для учителей, ни для детей.

Государство, наверное, должно осуществлять некий надзор: что преподает учитель, те ли знания дает, как обстоят дела с обучением по тому или иному предмету. Но если такой надзор требуется, его нужно осуществлять не руками учителей, а посредством сотрудников надзорного ведомства. Пусть в программе будет стоять урок ВПР, на который придут эксперты и оценят качество знаний детей и работы учителя.

Сейчас же ситуация обстоит так, что я провожу ВПР в ущерб запланированным урокам, а потом вынужден ухищряться и каким-то образом нагонять материал и компенсировать потраченное время. И я просто вижу, что делаю работу за чиновника из Рособрнадзора, причем в ущерб своей.

«ВПР полны ошибок и заданий не по возрасту»

Всеволод Луховицкий. Фото: yabloko

Всеволод Луховицкий, преподаватель русского языка и литературы, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»:

— Всероссийские проверочные работы (ВПР) несостоятельны по всем пунктам.

Они необоснованны с правовой точки зрения, потому что мониторинг, а именно такое определение дается ВПР, должен проводить какой-то независимый от школы орган. Нельзя проводить мониторинг тем же самым учителям, которые в этой школе работают. В постановлении правительства от 2013 года так и говорилось о проведении мониторинга — его должен проводить Рособрнадзор и региональные муниципальные органы власти.

Если это мониторинг, то в школу должны приходить эксперты и проводить какие-то свои исследования с последующим подведением итогов. Сейчас же, непонятно почему, все это взвалили на плечи школы. Это приводит к нарушению учебных программ, расписания уроков. 

Есть вопросы и к содержанию проверочных работ. Эксперты провели анализ ВПР по нескольким предметам и пришли к выводу, что задания полны ошибок, некорректно сформулированы и составлены без учета специфики разного возраста детей. Их делали явно не педагоги, а какие-то чиновники, плохо себе представляющие учебную программу школ.

Несостоятельны ВПР и с организационной стороны. Для того, чтобы провести ВПР школе требуется огромное количество человеко-часов работы учителей — на подготовку, проверку работ и написание отчетов. На оплату этой работы не выделяют денег. 

Кроме того, требуется  колоссальное количество ресурсов, чтобы распечатать материалы для этих работ. А во многих школах есть проблемы и с бумагой, и с принтерами, и с картриджами. Мы подсчитали, что на одну только распечатку этих заданий уходит по несколько десятков пачек бумаги.

Родителей, детей и учителей запугивают, что в случае плохих результатов рейтинг школы снизится.

В самом деле, последний рейтинг, который был объявлен Рособрнадзором на прошлой неделе, основан во многом на результатах ВПР.

Дети также тратят много времени на подготовку в этим работам, их приучают к тому, что перед такими контрольными надо тренироваться, и они вынуждены отнимать время от обычных занятий. Кроме того, проведение ВПР — это стресс как для детей, так для учителей и родителей.

«Постоянный контроль создает ощущение недоверия»

Леонид Кацва. Фото: 1543.ru

Леонид Кацва, учитель истории:

— ВПР отвлекают от учебного процесса, тем более, когда их проводят по нескольким предметам. В школах обязательно готовят к этим ВПР, потому что сколько не говорят, что школы не будут по этим критериям оценивать, в итоге, конечно, происходить будет именно это.

И в результате очень многие учителя считают, и я в том числе, что государство в последнее время вмешивается в дела среднего образования и занимается одним — методикой контроля и вообще контролем. Методикой обучения никто не занимается. 

А бесконечный контроль создает у учителей ощущение, что им не доверяют, не дают самим оценивать школьников, что их  подозревают в том, что они маскируют реальное положение дел. Это очень нервирует и оскорбляет.

С другой стороны, известно, что в некоторых случаях так называемые срезовые работы совершенно не учитывают той реальности, которая сегодня есть. 

Вот поэтому общественность, прежде всего педагогическая, выступает против ВПР.

Что касается детей. Постоянно говорят, что за ВПР им не будут ставить оценки. Тут надо понимать психологию ребенка. Если оценки ставить не будут, значит дети отнесутся к этим работам несерьезно, напишут их плохо и потому что не будут стараться готовиться к ним, и потому что не будут стараться во время самих работ. Значит учителя окажутся виноваты в том, что дети написали плохо.

Если будут ставить оценки, значит для детей будет большой стресс, совершенно ненужный и ничего не прибавляющий к уровню обучения.

Фото на обложке: tmbreport.ru

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.