Они встречают беженцев на границе, привозят их в дом, кормят и помогают, чем могут. Делают это просто потому, что считают: так надо. С группой добровольцев в Ростове встретились Вера Костамо и Ирина Андреева.

В одном из районов Ростова-на-Дону среди дорогих особняков из красного кирпича стоит высокий трехэтажный белый дом. Цвет был бы его единственным отличием, если бы за последние дни в нем не появилось много новых жителей, 12 взрослых и 29 детей. Это беженцы из Украины, которых привезли сюда люди, объединившиеся для помощи пострадавшим.

Обычные люди

Ростов-на-Дону. Двор особняка, отданного владельцем под нужды беженцев.

В особняке «тихий час». Почти все дети спят. У нас есть немного времени, чтобы поговорить с людьми, которые организовали спасение украинских семей. Они занялись этим просто потому, что считают: так надо. Во дворе особняка разговариваем с молодой женщиной, Анной. У нее часто звонит телефон, и она терпеливо объясняет очередному собеседнику, что сейчас нужно беженцам, а что — нет.

«Нам вторую стиральную машинку надо, детей много, одна не справляется», — объясняет Анна и возвращается к нашему разговору.

«Как собрались? Мы просто списались в интернете. Увиделись в реальности только день на третий, после того, как сюда уже привезли людей», — рассказывает она. Группа приезжает к пограничным постам и там забирает беженцев с детьми, в том числе с больными.

Опять прерываем разговор: к дому подъезжает красный Мерседес, из которого выбираются девушки и начинают выгружать пакеты и коробки с едой, подгузниками и детским питанием. Они узнали из соцсетей, что в этом доме живут беженцы, собрали деньги у друзей и посетителей бара, в котором работают, и купили все необходимое. Спросили, что еще нужно, и уехали. Дети схватили пакеты и потащили их в дом.

«Я написала: у меня есть время и машина, — продолжает Анна, — кто-то написал, что может помочь еще чем-то, третий — тем-то». Она показывает одно из подвальных помещений дома, куда дети понесли привезенную помощь. Там уже стоят десятки коробок с продуктами — овощи, консервы, печенья, яйца, молоко. Все это тоже привозят добровольцы.

«Я один раз ездила на границу, забрала семью. Потом уже мальчики — наши ангелы, как мы их зовем, — стали возить, а я занимаюсь людьми и хозяйством», — продолжает она.

Сергей, один из «мальчиков-ангелов», внешне похож на обычного офисного работника: наглаженные брюки, модная рубашка, дорогая машина.

«Все люди, которые этим занимаются, находятся в одной среде общения. Но все разные — и из бизнеса, и те, кому не все равно, и фирмы, да просто соседи», — объясняет Сергей.

Сарафанное радио

Привезти мужчин и женщин с детьми в теплый дом и накормить их — это не все, чем занимается эта группа добровольцев.

«Нужно не только питание и размещение, надо помочь получить им статус беженцев, найти работу», — говорит Сергей. Для пятерых из тех привезенных ими беженцев работу уже нашли.

«Одну семью нам удалось пристроить на работу, и их доход позволил им самим снять недорогое жилье и съехать из этого дома. Но это не значит, что они не могут обратиться к нам за помощью, если им понадобится», — добавляет Анна.

Группа добровольцев координируется с другими желающими помочь.

«У нас часто есть заявки от жителей региона, готовых приютить беженцев. Мы подбираем тех, кто подходит под наши критерии. Основное — это условия для беженцев. Мы сразу говорим, что потребуется питание, одежда, медикаменты. Если они готовы это предоставить, если есть подходящая для проживания площадь, то мы берем беженцев и везем», — рассказывает Сергей, — Многие жители готовы сами приезжать на границу и забирать беженцев. В основном берут без каких-то сроков.

Откуда берутся волонтеры?

«Узнают из интернета, кто-то кому-то сказал, позвонил. Приезжает очень много волонтеров, вообще непонятно, как они про нас узнали», — объясняет Анна.

«Наша команда вывозит по 30-40 семей в день, — рассказывает она, уточняя, что когда на украинской стороне усиливаются обстрелы, число беженцев на границе увеличивается, и «наши ангелы сразу там».

«Некоторые беженцы просто не могут добраться до постов и переходят границу фактически нелегально, через поле», — добавляет Сергей.

Теория шести рукопожатий
Решить все вопросы вынужденных переселенцев с Луганской и Донецкой областей Украины добровольцы, конечно, не в силах. Но за несколько дней им удалось сделать для этих людей столько, сколько не всякий сможет сделать для родных и близких. Анна объясняет это тем, что мир, а уж тем более город не так велики.

«Теорию шести рукопожатий же знаете? Вот так и мы. Вопрос с лечением онкобольной решаем через Минздрав области. Наша новая соседка рассказала о проблеме своим знакомым, и те нашли богатого человека, готового в случае необходимости оплатить лечение».

«Нас уже зарегистрировала поликлиника — и взрослая и детская, договорились с УФМС, что они окажут содействие в получение документов для беженцев, — перечисляет она достижения группы за несколько дней. — У нас уже есть поставщики овощей и мяса. Потихоньку кураторство над нами берут».

Вообще вся история с расселением и помощью беженцам для этой группы добровольцев началась с того, что один их знакомый, Игорь Греков, владелец этого самого особняка, решил, что нуждающимся сейчас этот дом нужнее, чем ему самому.

Мотивы у добровольцев разные.

«Я человек верующий, и это мой христианский долг», — говорит один из координаторов группы, Александр.

«Каждый может оказаться в такой ситуации», — добавляет Сергей.

«Есть такое устаревшее понятие, как милосердие. Наверное, это оно», — считает Анна.

«Дети до сих пор приседают, когда пролетает самолет или вертолет»

Почти все беженцы из Украины хотят остаться в России.

«Мне обратной дороги нет, детей я вывезла нелегально», — рассказывает мать пятерых детей Рита. Ее мужу, которому удалось выбраться вместе с семьей, уже нашли работу.

«Я диплом свой дома оставила, когда бежали, про него не подумала — я преподаватель английского и украинского языков», — продолжает Рита. У семьи сложная ситуация, двое из пятерых детей — инвалиды, у одного мальчика ДЦП, второго неправильно лечили от менингита.

«Я готова и нянечкой в сад, и медсестрой, деток бы пристроить», — говорит женщина.

Не все беженки оказались в России с мужьями. В особняке всего трое мужчин.

Одна из женщин плачет на кухне. Поговорила коротко по телефону с мужем. Страшно: перемирие закончилось. Остается только молиться.

В одной из комнат особняка добровольцы устроили небольшой домовый храм. Утварь для него дала местная церковь.

Вопрос веры вообще очень остро стоит для беженцев. Ни один разговор с ними не обходится без упоминания конфликта между православными с востока Украины и католиками с запада страны.

«До того, как все это началось, они не так нас «прессовали», а теперь просто открыто говорят, что мы их рабы», — рассказывает беженка.

Женщины постоянно говорят о доброте и гостеприимстве россиян.

«Ночью с детьми, там у себя, под обстрелом, мы запрыгивали на ходу в грузовики. Кое-как добрались, перешли границу, — рассказывает Рита,- Здесь нас встретили, как своих, и отвезли в безопасное место. Правда, дети до сих пор приседают, когда пролетает самолет или вертолет».

Добровольцы каждый день ездят на границу и продолжают забирать женщин с детьми. Уже сейчас нужно решать проблему с их размещением. «Понимаете, очень важно, чтобы люди продолжали помогать. Через месяц все забудут, и помощь прекратится, а беженцы-то здесь, они никуда не денутся», — говорит Александр.

Сайт группы: www.helpdonbasspeople.ru

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: